Глава 2. Ведьмы и Король мечей. Часть 1.

Неаполь является одним из самых больших городов Италии со своим собственным портом и, конечно, достопримечательностями.

Фраза «Увидеть Неаполь и умереть» возникла благодаря непередаваемой красоте этого древнего города.

Даже если смотреть на него издалека, вид всё равно впечатлял.

Солнечные лучи падали на сверкающую лазурь Неаполитанского залива, часть береговой линии которого занимало одно из множества исторических строений, порт Санта-Лючия.

Не будет преувеличением сказать, что местный ночной пейзаж входит в тройку красивейших в мире. Посмотрев на восток, в десяти километрах можно увидеть вулкан Везувий.

— Хм, когда смотришь с такого расстояния, город выглядит очень даже красиво, но стоит очутиться ближе, как понимаешь, что улицы грязные, повсюду разбросан мусор, стены исписаны, вечные пробки на дорогах, повсюду хаос, карманники и другие проблемы, лёгкой местную жизнь точно не назовёшь.

— Слушай, Карен, ты, конечно, совершенно права, но говорить подобное жителю этого города точно не следует!

— Прошу прощения, тётушка Диана. Честность и прямота это часть моей натуры, поэтому я зачастую случайно озвучиваю свои настоящие мысли.

Спакканаполи, одна из старейших улиц Неаполя.

Центр города вблизи площади Гарибальди и близлежащий собор оживлённо бурлили, переполняемые дружелюбной атмосферой соседства традиционных торговых и ремесленных заведений. Где-то там, в дальнем углу, находился старенький книжный магазин Дианы Милито.

— Тё-тётушка? Ты это слышала, Лили? Эта девчушка осмелилась назвать меня тётушкой… Скажи же что-нибудь!

— Карен, когда беседуешь с… молодой леди, вроде Дианы, существует куда более подходящее обращение, разве нет?

Неаполь, который считается родиной пиццы[1], также был и университетским городом.

Неаполитанский университет был основан в 1224 году, во времена существования Сицилийского королевства. Пережив века, он сохранился и до наших дней. Возможно, одна из причин этого крылась в окружающей обстановке, так как в окрестностях было на удивление много старых книжных магазинов.

Одна из улиц рядом с Пьяцца Беллини известна тем, что на ней немало старинных книжных лавок.

И в одном из домов, известном по названию «Дом Милито», собрались три ведьмы.

Каким-то образом, независимо от страны нахождения, атмосфера старинных книжных магазинов совершенно одинакова.

Внутри аккуратного торгового зала располагались коллекции огромного количества старых книг, томов и других текстов, и все они создавали какую-то особую обстановку.

— Когда словам госпожи Лилианы не достаёт искренности, она смотрит по сторонам и избегает смотреть прямо в глаза… Прямо как сейчас.

— Что?! Лили, неужели ты…

— Ни в коем случае! Карен, хватит с нас твоих бездоказательных утверждений!

— О, а разве недавно вас это не беспокоило — каков реальный возраст госпожи Дианы? Разве вы сами недавно не говорили, что хоть она и одевается в молодёжном стиле, который не совсем соответствует её годам, она всё равно не способна скрыть морщинки в уголках своих глаз?

— Такого я не говорила! Я, я точно не могла позволить себе так высказаться!

— Вот так, Лили, слово не воробей. Девочки, вы просто ужасны!

Владелицей магазина была Диана Милито, ведьма, жившая в Неаполе. Возраст неизвестен, детское личико, любит одеваться в вычурные платья с множеством оборок, которые, как ни странно, смотрелись на ней вполне к месту.

Лилиана впервые повстречалась с Дианой в возрасте семи лет, и уже тогда её собеседница выглядела молодой женщиной.

С того времени и до настоящего момента, около девяти лет спустя, на лице Дианы играла всё та же улыбка, а юная внешность нисколько не изменилась.

Хотя, если бы так оно и было, время не оставило бы на ней никаких следов, типа недавно показавшихся морщинок возле глаз, или того факта, что её кожа выглядит уже не так шикарно, как раньше.

«Сколько же ей тогда было? Наверное, не стоит об этом сильно задумываться».

Лилиана поспешно сменила тему разговора.

— Что более важно, Сир Сальваторе опаздывает, и это уже повод для беспокойства.

— Кхем! Лили, воспользоваться подобным предлогом, чтобы сымитировать свою невиновность… Он же Чемпион, что такого плохого вообще может произойти с нашим лордом? — ответила надувшаяся Диана.

«Ты ведь уже давно перешагнула границу зрелости, веди себя более подобающе своему возрасту» — хоть и хотелось Лилиане это сказать, она всё же устояла перед искушением. Правда, говорить такое было бы опасно.

— Я имела в виду несколько другое. Мои слова касались умственных и психологических сторон личности нашего лорда, он ведь ленивый и без царя в голове, а некоторыми проблемами он заставляет себя заниматься через силу.

Из них троих только Лилиана раньше лично встречалась с Королём мечей.

Услышав её ответ, Диана тоже нахмурилась, а Карен кивнула так, словно на неё снизошло внезапное озарение.

— Иначе говоря, хочешь сказать, что Сир Сальваторе такой тип человека?.. Если опустить факт наличия у него силы Короля и смотреть лишь с позиции личностных качеств, в его характере будет очень сложно найти какие-то положительные черты?

— Я часто слышала, что он небрежный и прямолинейный человек…

Лилиана достала свой сотовый телефон голубого цвета.

Проблема в том, что, выходя, Сальваторе Дони не брал с собой подобных электронных устройств.

Говорят, что даже если он и захватит данное приспособление, то всё равно умудрится потерять его совершенно непонятным образом. И на этот случай в качестве меры предосторожности у него был ассистент, польза от наличия которого была просто огромна в ситуациях, подобных нынешней.

После нескольких гудков на той стороне, наконец, подняли трубку.

— Это Краничар… Какова ситуация с нашим лордом?

— Прошу прощения за опоздание. Несмотря на то, что мне удалось вытащить его в Неаполь, Король задержался на Площади Гарибальди ради джелато[2]. Можете встретиться с нами там? Я спих… то есть, извините, оставлю его на ваше попечение.

Хоть отвечающий и казался очень усталым, тон его всё равно оставался довольно резким.

— Хорошо, направляюсь к вам. Встретимся позже… Наш лорд уже прибыл, я прямо сейчас иду на встречу с ним. Диана, возьми Карен с собой, и сразу направляйтесь под землю, так быстрее будет, — уже завершив звонок, Лилиана продолжила объяснять ситуацию своим спутницам.

 

Вывесив на двери табличку «Закрыто», три ведьмы вышли наружу, на улицы Неаполя.

Вскоре их пути разделились, и Лилиана направилась в сторону Площади Гарибальди.

Лилиана Краничар одновременно была рыцарем и ведьмой. Последний её титул в мире магии имел немалое значение.

Её соперницу, Эрику Бланделли, в более широком смысле тоже можно назвать ведьмой, но, всё-таки, она гораздо ближе стояла к титулу волшебницы.

Ведьму от волшебницы разделяла очень тонкая грань.

И эта грань определялась святыми мико и жрицами древности.

Предыдущее поколение ведьм передавало свои знания и магию напрямую следующему поколению.

Диана Милито, ведьма «Бронзово-чёрного креста», живущая в Неаполе, также была одной из тех, кто обучал Лилиану искусству колдовства. И Карен, которая практиковала ту же форму магии, в настоящее время оставалась с Лилианой в целях продолжения обучения.

Попрощавшись со своими спутницами, Лилиана направилась вдоль улицы Корсо Умберто в сторону Площади Гарибальди.

На эту привокзальную площадь взирала статуя Джузеппе Гарибальди, героя революции.

Как и следовало ожидать, народу тут было полно, но у неё была подсказка насчёт того, где искать.

Всё потому, что над гулом толпы она услышала два знакомых голоса.

— Отвечай, Сальваторе Дони, ведь только что ты лопал своё джелато, так когда ещё и это успел купить?

— Андреа, вредно беспокоиться по пустякам. Взгляни вверх, насладись небом.

Эта заметная парочка что-то обсуждала.

Один из них черноволосый с очками в серебристой оправе, вид он имел интеллектуальный и несколько невротичный. На его узком лице выделялась глубокая межбровная складка.

Вторым оказался блондинистый балбес с явно легкомысленным характером.

— Смотри, солнце сегодня очень даже ничего. Да и к тому же лето в самом разгаре. Мы в Неаполе, городе яркого солнца и моря. Это территория яхт, пляжей, пива, барбекю и веселья для мужчин и женщин всех возрастов — сама суть лета! И в данной ситуации я намерен заняться лишь одним. А именно, отдыхом!

В руке он держал бутылку лимонного ликёра.

Судя по виду, это освежающий прохладительный напиток. Этикетка бутылки была покрыта множеством капелек воды. Делая своё заявление, блондин потягивал жидкость сквозь соломинку.

Более того, сам он был одет в гавайскую рубашку с цветастыми узорами, очень даже повседневный наряд.

Дони и Ривера

— Сир Сальваторе! — позвала его Лилиана.

Сомневаться не приходилось, это был Сальваторе Дони, сильнейший рыцарь Италии, Король мечей, один из богоубийц, Чемпион.

— А, давно не виделись, э-э-э… Краничар, да?

— Она Лилиана Краничар, мой король, — уважительно добавил молодой человек в очках, стоя перед радостно приветствовавшим её Чемпионом.

Его манеры и слова резко стали вежливыми и деловыми, а лицо абсолютно бесстрастным, что разительно отличалось от того, каким он был до появления Лилианы — практически «мгновенная инверсия».

Его звали Андреа Ривера.

Для Сальваторе Дони он был кем-то вроде помощника, а иногда и секретаря, но, чаще всего он исполнял роль менеджера.

Занимался всевозможными заданиями и поручениями, молодой человек также известный как «Дворецкий короля».

— О, вот как. Прости, я запоминаю только имена тех людей, с которыми встречался уже раз пять, в твоём же случае это где-то третий, так? Никак не могу запомнить твоё полное имя.

Стоя перед улыбающимся Королём, Лилиана по-военному отсалютовала ему.

На самом деле она уже встречалась с ним шесть раз, но не стала об этом говорить. Обмануться его манерой поведения было бы очень глупо. Он настоящий монстр — даже если против него объединятся все маги в мире, он всё равно сможет победить, этот бессмертный король мечей.

— Что ж, Лилиана Краничар, оставляю короля на ваше попечение. Если не возражаете, я вас покину, чтобы заняться другими неотложными делами.

— Нет проблем. Благодарю вас, Сир Андреа, — ответила Лилиана, выражая свою благодарность.

Без Андреа Риверы Сальваторе Дони оказался бы не более чем простым воином, который не способен исполнять роль лидера магического мира. Именно поэтому данный молодой человек и получил титул «Дворецкий короля».

— Итак, мой король, с этого момента всё в руках Лилианы, пожалуйста, внимательно слушайте её указания и действуйте так, как подобает королю. Искренне прошу вас об этом, — уважительно попросил Ривера.

Услышав его слова, один из семи Дьявольских Королей современности, нахмурился.

— И так знаю. Я ж не собираюсь специально доставлять ей проблемы, слишком уж ты волнуешься.

— Прошу прощения, это всего лишь часть моих обязанностей. Если позволите сказать, меня всё же беспокоит то, что из-за вашего непостоянства вы можете всё бросить на полпути. Поэтому я проинструктировал Краничар немедленно связаться со мной, если подобное всё-таки произойдёт. Хорошо, если вы будете помнить об этом.

«Если ты сбежишь, то я не стану отвечать за возможные последствия», — судя по всему, именно это он имел в виду.

Лилиана молча согласилась.

Ривера и Сальваторе Дони были друзьями ещё до того, как последний заполучил силу Короля. И даже если не принимать во внимание их дружбу, Андреа всё равно был способен бесстрашно критиковать Дьявольского Короля прямо в лицо. Его сила духа и усердие были достойны восхищения, так он и получил свою текущую должность.

— Знаю, знаю. Кстати, касательно тебя и поручения, что я тебе дал, ты тоже выполни его как следует.

Махнув рукой своему обеспокоенному дворецкому, Сальваторе Дони тем самым дал ему знать, что он свободен. Ривера молчаливо поклонился и сразу же покинул их, исчезая в толпе.

— Куда направляется Сир Андреа?

— Чуть раньше я попросил его разобраться с кое-какими насущными делами… Что ж, может, разберёмся с твоей проблемой? — со скучающим видом ответил Дони на вопрос Лилианы.

Допив свой лимонный ликёр, он подхватил кейс, стоявший на земле.

Этот гладкий чёрный кейс, судя по всему, мог хранить внутри что-то очень большое.

И титул Короля мечей вполне мог иметь отношение к размеру данного кейса.

— Что-то мне совсем неинтересно. Я слышал о возможной опасности, из-за которой вы и попросили меня помочь, но всё равно… — лениво пожаловался Дони.

Когда всё уже сказано и сделано, он, в отличие от Деянсталя Вобана, был более сговорчивым. Капризность Дони, наверное, можно было назвать частью его бесстрашия, как Короля.

Он жил на поле боя. Такая фраза описывала его лучше всего.

Итальянские маги, которые очень хорошо это знали, относились к его поведению и характеру просто как к причудам современного поколения, к которому он принадлежал.

— Как я и думал, когда я не вижу врага, никак не могу расшевелиться, сама ведь понимаешь? Надо достать пару богов, демонов, монстров или кого-то типа того, их дружелюбие при этом значения не имеет, а потом устроить с ними королевскую битву, чтобы как-то оживить происходящее.

— Мой лорд… Я подозреваю, что нынешнее происшествие вполне может быть связано с богом или драконоподобным созданием. Думаю, это должно оправдать ваши ожидания, — произнесла Лилиана, лаконично и просто излагая факты.

По возможности, до того как вдаваться в детали, ей бы хотелось получить более точную и достоверную информацию, но сейчас она ничего не могла поделать.

В любом случае, достаточно уже того, что Короля удалось вытащить в Неаполь. Самое важное сейчас, это не дать ему совершить чего-то лишнего.

Услышав её ответ, Дони тут же изменил своё отношение к происходящему.

— А можешь более подробно объяснить, Лилиана Краничар?

И сейчас было чётко произнесено её полное имя, которое до этого никак не запоминалось, что бы она ни делала.

Губы Дони изогнулись в кривой ухмылке, а его прежнее по-мальчишески наплевательское отношение полностью исчезло. Сальваторе Дони радостно улыбнулся, проявляя свою истинную природу воина.


[1] Неаполь считается родиной пиццы — точнее, того её вида, который известен с 80-х гг. XIX в. и практикуется поныне. Классическими считаются два вида неаполитанской пиццы — «Маринара» (итал. Marinara, с чесноком, без сыра) и «Маргерита» (итал. Margherita, с сыром и базиликом, без чеснока).

[2] Джелато, также Желато (замороженный) — популярный итальянский замороженный десерт из свежего коровьего молока, сливок и сахара, с добавлением ягод, орехов, шоколада и свежих фруктов.