Глава 7. Непокорный Дьявольский Король, Герой Солнца. Часть 2.

Время, в течение которого они оба пролежали на земле, составило несколько десятков секунд.

— … Уничтожил силу Митры, которой я обладал? Метод великолепием не отличался, но, всё же, оказался довольно впечатляющим, Кусанаги Годо!

Повеселевший герой поднялся.

Сейчас единственным его именем осталось имя Персей. До того, как он исцелится, имя Митра, уничтоженное «Мечом», перестало иметь какое-либо значение.

Смотря на энергичного противника, Годо незаметно кивнул головой.

Предыдущей его атакой был «Меч», который убил Митру, и, как и предполагалось, божественная суть Персея не понесла никакого урона, но тут уж ничего не поделаешь, на лучший результат он даже и не надеялся.

Более того, Годо повезло несколько больше, чем он изначально ожидал.

Предыдущий раз, когда во время атаки он поменял цель «Меча» с Аполлона на Осириса, это его невероятно вымотало, но в данный момент Годо никаких последствий не ощущал. Вполне возможно, что сейчас ему просто не пришлось сильно напрягаться при смене цели, ведь в тот раз он насильно менял самую суть способности.

Пока он размышлял, Персей начал действовать.

Когда Годо это заметил, тот уже оказался прямо перед ним, спокойно схватил его за левую руку и спокойно швырнул, отправив в полёт.

— Кха! Что за ненормальная силища!..

Годо врезался в белокаменную колонну.

Повезло, что столкнувшейся частью оказалась не голова, но зато спина частично вошла в колонну.

На Пяьцца-дель-Плебишито, которая стала полем боя, местом столкновения оказалось пространство занятое двумя историческим зданиями, церковью святого Франциска Паоланского и королевским дворцом Неаполя.

Множество колонн из белого камня составляли часть церковного фасада, и место стало довольно популярным среди туристов.

Годо швырнули прямо в одну из колонн.

Сила удара была огромна. И хотя подобного опыта он не имел, то же самое, наверное, испытывают от удара грузовиком.

— Ещё с древности борьба никогда не считалась лишь военной дисциплиной, она также была спортом для масс. Хотя, возможно, это ты уже и так знаешь. Давай же, проверим наши навыки!

— Да ни за что! Я представляю собой образец современного человека, не было у меня подобного воспитания! — инстинктивно возразил Годо.

Должно быть, Персей говорил о смешанных боевых искусствах, но Годо подобными навыками точно не обладал.

Поднимаясь, он ощутил леденящий холод.

Из-за удара спиной, Годо утратил часть своей прежней подвижности. Всё тело болело, а Персей медленно приближался.

Выбора нет, надо драться. Тут в поле зрения Годо попала прекрасная девушка.

Пребывая в замешательстве от боя Чемпиона и бога, толпа наблюдала за происходящим, словно в трансе. Тысячи человек тут не было, но, как минимум, какое-то количество сотен точно набралось бы.

И в передних рядах стояла красивая сребровласая девушка с тревогой на лице, она как будто хотела призвать свой магический меч и стать между Годо и героем.

Глянув прямо на Лилиану, своим выражением лица Годо быстро попытался сказать ей, что «ещё слишком рано».

Во время боя с богом, который обладает множеством странных и мощных способностей, лучше всего не показывать все свои возможности сразу, или же вероятность разгромного поражения окажется слишком высокой.

Более практичным подходом будет следить за ходом битвы, постепенно наращивая силу — так эффективнее.

Это как менять игроков во время футбольного или бейсбольного матча. Лилиану такое положение несколько опечалило, но плечи она расслабила, кажется, его намерения девушка поняла.

— …Потому что я сильнейший из сильнейших. Истинно, я тот, кто удерживает любую и каждую победу. Мне нет дела до тех, кто меня вызывает, будь то человек или дьявол. Я могу противостоять всем своим противникам и врагам. Невзирая ни на что, я сокрушу всех тех, кто станет у меня на пути! — продекламировал Годо слова силы.

Священный гимн Веретрагны, в котором говорилось о том, что он сильнейший, о победе. Визуализация образа. Героический и неукротимый, рогатый священный зверь — воплощение «Быка».

— О, могучий бык с рогами из чистого золота, даруй мне свою поддержку!

Всё так же преисполненный решимости, Годо почувствовал, как болевые ощущения по всему телу постепенно пропали.

В такое время поток адреналина в телах Чемпионов почти в сто раз превышает норму обычного человека. Из-за своих более чем странных тел, даже если во время битвы им сломать кости и проткнуть внутренние органы, они смогут вытерпеть боль.

— О, новой силой пользуешься? Получив божественную способность к перевоплощениям у того бога войны, что ты используешь сейчас?! — крикнул Персей, снова схватив Годо.

«Он что снова бросить меня хочет? Но теперь-то я ему в силе не проиграю».

Условием использования «Быка» было наличие у противника сверхчеловеческой силы. А раз врагом оказался Персей, то проблем возникнуть не должно!

Отклонившись назад, Годо схватил Персея и впечатляюще бросил его через себя.

На этот раз уже для привлекательного героя настала очередь отправиться в полёт и врезаться в каменную колонну.

— Ха-ха-ха, всё-таки ты понимаешь! Великолепно, давай же, нападай ещё!

Громко смеясь, Персей поднялся.

Его взгляд стал серьёзнее, может, атака ему совсем не навредила.

Годо хмыкнул.

Хоть он немного и расстроился, но всё равно не планировал слишком долго драться с этим легендарным героем. Так как у Годо был более эффективный и реалистичный план битвы, он придержал мысли о постыдности своего поступка и прикоснулся к каменной колонне.

…Сейчас он обладал сверхчеловеческой силой.

Силой, которую давали не мускулы, а странная, сверхъестественная способность.

Когда Годо использовал воплощение «Быка», ему всего лишь надо было стать ногами на землю, после чего от них по всему телу начинала струиться жгучая энергия, которая, должно быть, и служила источником его ненормальной силы.

Обеими руками он обнял огромную белокаменную колонну церкви святого Франциска Паоланского.

Колонны церковного фасада, вытесанные из красивого камня, представляли собой приблизительно четырёх- или пятиметровые столбы чистого известняка. Естественно, они надёжно крепились в земле и в верхней части церкви.

— Оооооооооо!!!

Одновременно с рёвом он сосредоточился.

Мощь «Быка» была просто абсурдна, его сила увеличивалась пропорционально размеру цели.

Если непосредственно сравнивать их с Персеем силу, то, вероятно, Годо мог швырнуть героя метров на десять, но сейчас, стоя перед церковью, и обладаю всей мощью…

Треск… Скрип… Колонна издавала не очень приятные звуки.

Сверху на ней начали появляться трещины, и Годо чувствовал, что уже почти готово. Один вздох и колонну он выдернул, хотя нет, правильнее будет сказать — разломал.

Зрелище было настолько невероятное, что даже сам Годо, который это и сотворил, оказался ошарашен.

Прямо как Попай, силу которому давало поедание шпината, или как Самсон из Старого Завета, который разрушил колонны храма Дагона, что-то типа его подвига получилось.

Кстати, церковь была возведена в начале девятнадцатого века по проекту знаменитого архитектора Пьетро Бьянкини, и Папа отметил здание этой церкви в качестве постройки исторической значимости. Акт вандализма по отношению к данному строению, вероятно, повлечёт за собой божественную кару.

Не особо задумываясь, Годо размахнулся всей колонной.

Персея настиг мощнейший удар.

Хотя нет, говорить «удар» было бы сильным преуменьшением. При атаке Персея будто воспользовались промышленным краном для разрушения зданий, тем, у которого ещё такой огромный стальной шар имеется.

— Нгх! Что за чудовищная сила!

Чтобы защитить лицо, Персей выставил обе руки, и Годо со всей силы утрамбовал его в землю.

Каменная колонна, использовавшаяся в качестве орудия зверства, была сделана из известняка, поэтому через некоторое время она разлетелась на куски. Отряхнувшись от пыли, герой пронзительно посмотрел на Годо.

В его взгляде не было ненависти или злобы. Скорее, в нём читалась решимость и признательность за проявленную агрессию.

— А ведь ты тоже человек, которого зовут Королём, и я думаю, что тебе стоило бы использовать более подходящее оружие. Но и так тоже сойдёт, хотя мне всё равно хотелось бы, чтобы твои действия выглядели более красиво!

Говоря, Персей раскинул руки и оттолкнулся от земли.

Нижний захват. Вполне возможно, что это техника из какой-то борьбы или панкратиона[1]. Но они тут соревновались не в боевых искусствах, тут, скорее, вольный стиль поединка, смертельный матч без ограничений.

Поэтому Годо швырнул остатки каменной колонны.

Если в данной ситуации учитывать лишь её вес, то он, должно быть, составлял, как минимум, килограмм сто.

Бросок он совершил, всё ещё используя силу «Быка», и принимая во внимание свой опыт довольно умелого бейсболиста, Годо был уверен в его силе и точности.

Вуух!!!

То, что раньше было каменной колонной, издало во время своего полёта просто ужасающий звук от воздушных завихрений позади.

Уклоняясь, Персей отпрыгнул в сторону, а остатки каменной колонны пролетели мимо цели, со всего размаху врезались в ступеньки, у которых он только что стоял, и откатились вбок.

— Извини, но использование неподходящих методов ради достижения победы это мой любимый способ действий. Даже не собираюсь выслушивать твои просьбы, типа проведения ещё одной великолепной и пышной дуэли.

— Вот как… Ладно, ради демонстрации своей силы можешь пользоваться теми методами, которые предпочитаешь.

Из воздуха возник излюбленный меч Персея, и рука героя крепко сжала его рукоять.

— Если оружием будешь пользоваться только ты, то это нечестно, так что давай продолжим с этим мечом в моей руке.

На этот раз его слова обозначили начало зрелищного боя.

Годо выломал из церкви святого Франциска Паоланского ещё одну колонну.

Он размахивал, бил, кидал и сбивал.

Его соперник, Персей, двигался подобно белой пантере на равнине. Он бегал, прыгал и уклонялся. А затем, используя своё крепкое, как сталь, тело, он решил выдержать удар каменной колонны, в результате чего, та разлетелась на куски.

Что атакующая, что защищающаяся сторона — это явно была битва исключительных суперменов.

Кстати… стоило зрителям увидеть начало столь трагических разрушений, как они, наконец, пришли в себя — заплакали, закричали, завздыхали, ударились в панику. Толпа начала орать и вопить, стремглав бросившись врассыпную, и ситуация превратилась в форменный хаос.

«Надеюсь, никто не пострадает».

Смотря на паникующих людей, Годо всё больше беспокоился.

Никто не оказался настолько глупым, чтобы лезть прямо на площадь, являющуюся полем боя двух сверхлюдей, но паническая толчея и неразбериха могли стать причиной травм, что и заставляло его волноваться.

Это постоянно беспокоило Годо ещё до начала боя. На данный момент он уже около десяти минут дрался, используя всю свою силу.

Свободного места на Пяьцца-дель-Плебишито стало больше, теперь тут одни руины.

На вымощенной камнем площади повсюду валялись куски известняка, размером от гальки до булыжника.

Церковь с белой колоннадой уничтожена, вместе с колоннами исчезло любое напоминание о том, как она раньше выглядела.

Большинство колонн удалил сам Годо. Таким образом, на месте образцово-показательного исторического строения, которое когда-то было католической церковью, воцарилось опустошение.

Жертва настолько огромна, а Персей-то особо и не пострадал.

— Ха-ха-ха, хорошо сражался. Но пора уже с этим заканчивать! — громко крикнул герой, крепко сжав рукоять меча.

Проворный, словно белая пантера, скорость, словно у метеора. Годо даже силуэт его разглядеть не мог.

Враг был быстр, да и разница в умениях рукопашного боя у них огромна.

И хотя Годо всё ещё мог как-то держаться, благодаря радиусу поражения своего оружия и своим рефлексам, но сейчас у Персея было гораздо большее преимущество. Колонны почти полностью разрушены, поэтому боеприпасы стали подходить к концу.

Годо вспомнил о Лилиане…

Позвать её и поручить защиту? Подумав, Годо тут же покачал головой.

Против кого-то настолько быстрого, даже если они вдвоём одновременно атакуют, особой разницы заметно не будет.

Перед боем он узнал, что её основной козырь по силе не уступает словам заклинания Голгофы Эрики, и хотел использовать его в более подходящее время.

Чтобы разобраться с текущей ситуацией придётся рассчитывать только на собственные силы, сжать зубы и выдержать удары, которые на него посыплются.

Годо укрепил свою решимость.

Скривив губы, он мрачно улыбнулся и отбросил каменную колонну, которую держал в руках.

— Все враги, мне противостоящие, бойтесь меня, — он произнёс слова силы.

Персей бросился к Годо, выставив меч для прямого проникающего удара.

«Выпад мгновенного убийства, кажется, время подходящее».

Годо не стал уклоняться и встретил эту атаку лоб в лоб. Одной из причин подобного поступка была слишком высокая скорость нападения, уклониться просто не получилось бы.

— Каждый грешник да устрашится моей мощи. Сейчас самое время мне получить прочность десяти гор, силу сотни рек, и мощь тысячи верблюдов! На самого себя я накладываю знак разбушевавшегося верблюда!

Пока он читал слова силы, в него вонзился меч героя.

В грудь Годо вошло массивное, тяжёлое лезвие.

Персей хотел проткнуть его насквозь, прорубиться сквозь тело так, чтобы клинок вышел с противоположной стороны!

— Что? — неуверенно пробормотал герой.

Как и следовало ожидать от героя-убийцы змей, у него оказалось потрясающее чутьё, так как он заметил необычные изменения, произошедшие с его противником.

Даже с воткнутым в тело мечом Годо оторвал от земли левую ногу и нанёс точный удар. Из неустойчивого положения он нанёс удар ногой прямо в грудную клетку Персея, отправив его в полёт.

В боевых искусствах Годо был дилетантом. Тем не менее, его удар превосходил уровень любого мастера единоборств среди людей.

Его сила была просто ужасающа, он словно стальным молотом ударил.

Если бы он так по бетонному полу врезал, тот бы, скорее всего, на куски разлетелся.

— Гух?!

Годо впервые услышал со стороны Персея болезненный вздох.

Крепкое и сильное тело героя было отброшено ногой и пролетело около двадцати метров.

Одновременно с этим был вытащен и воткнутый в грудь Годо меч, он отправился в полёт вместе с героем.

— Гха!

На этот раз болезненный вздох раздался со стороны Годо. Так как меч резко выдернули, из открывшейся раны полилась кровь.

«Больно, больно-больно-больно-больно, болит просто зверски!»

Медленно, боль от колотой раны начала утихать, и хотя всё равно было очень больно, но терпеть можно, и кровь уже запеклась.

Таковы способности воплощения «Верблюда», снижение болевых ощущений и ненормальная выносливость.

Более того, сила и мощь его ног взлетели до небес. Если бы сейчас он собрался бросить вызов на бой ногами мастеру муай тай, то уверенно одержал бы лёгкую победу. К тому же разрушительная сила…

В поле зрения Годо попал мчащийся к нему белый метеор…

Скорость просто устрашающая, наверное, быстрее прямой скоростной подачи питчера-аса высшей лиги.

Но Годо даже осознать не успел, как его правая нога начала защитное движение.

Превосходный верхний удар ногой. Впечатляет уже то, что у Персея как-то получилось защититься от него, но эта защита тут же оказалась пробита.

Тело героя в очередной раз отправилось в воздушное путешествие…

Сейчас его полётная дистанция составила приблизительно пятьдесят метров, и Персей полностью пролетел расстояние от церкви святого Франциска Паоланского до противоположного здания — до стены королевского дворца Неаполя.

— Агха?!

Стены дворца были сложены из тусклых оранжевых кирпичей.

Образовав в здании огромную, словно от вулканического кратера, дыру, тело Персея с глухим звуком рухнуло на мощёную камнем Пяьцца-дель-Плебишито.


[1] Панкратион — возрождённый древний олимпийский вид единоборства. Слово «панкратион» происходит от названия боевого искусства, впервые включённого в программу Олимпийских игр.

Легенды называют создателями панкратиона древнегреческих героев — Тесея и Геракла. Тесей с помощью боевого искусства, совмещающего удары и борьбу, победил Минотавра, а затем, став царем (13 век до н. э.) создал Истмийские игры, в программу которых входили и единоборства. Геракл продемонстрировал технику панкратиона в схватке с Немейским львом.

По утверждению Олимпиодора чемпионом по панкратиону был знаменитый древнегреческий философ и писатель Платон, ученик Сократа и учитель Аристотеля