Эпилог

Ночь в Неаполе ещё не совсем подошла к концу, и после исчезновения «Вепря», сыгравшего главную роль в уничтожении Персея, бессознательный Кусанаги Годо был доставлен в больницу.

Очнувшись, Годо был немало шокирован тем, что обнаружил себя на больничной койке.

Его перевязанный живот, который был пронзён мечом, каким-то непостижимым образом вообще не болел, скорее всего, из-за того, что рана уже исцелилась. После расспросов, обнаружилось, что это маленький прощальный подарок, который оставила ему Афина.

Поэтому Годо попросил Лилиану организовать его выписку. Но…

— Рана была очень глубокой! Даже если Афина тебя вылечила, всё равно следует послушно отдохнуть! Хорошенько выспись, пожалуйста! — разозлилась Лилиана, заставив Годо лежать и дальше.

Раны незначительные, но он оказался заперт в больнице. Лежащий в кровати Годо начал беспокойно осматривать углы своей палаты. Так как она была одноместной, он оказался наедине с Лилианой.

«Кстати, а что с Персеем-то?» — вдруг подумал он.

Раз силы бога ему не передались, значит, тот явно выжил после атаки «Вепря». Чего и стоило ожидать от божества — громадная воля к жизни.

А раз Персей ещё не появился, то точно где-то восстанавливает силы.

Отложив своё беспокойство на потом, Годо посмотрел на Лилиану, которая сидела рядом с ним.

Она аккуратно очищала грушу ножом. Была бы на её месте Эрика, точно заставила бы заняться этим свою служанку Арианну.

— Неужели ты и работу по дому можешь делать?

— Это же вполне естественно. И хоть я знаю, с кем ты меня сравниваешь, но, прошу, не надо сравнивать меня с этой лисой. Опуская тот факт, что мы с ней обладаем рыцарскими званиями, для женщины вполне естественно знать, как вести подобные дела. Я ещё довольно умело готовлю и куда выше среднего справляюсь с работой по дому, — ответила Лилиана на оскорбительный вопрос Годо.

Виновато улыбнувшись, Годо кивнул. Так как он видел, что у Лилианы есть служанка, то поставил её вровень с Эрикой.

— Е-если не возражаешь, то, как-нибудь, я лично тебе что-нибудь приготовлю, ладно?

— Ух ты. Уже жду не дождусь. Когда это время придёт, рассчитываю на тебя.

— Раз так, то позволь мне заодно при-прибраться в твоей комнате и одежду постирать. Это ведь всего лишь «заодно», так что предоставь всё мне.

— Что? Это уже необязательно, всё нормально, не стоит тебе заходить так далеко…

— Нет, это тоже входит в обязанности рыцаря! Так как ты Король, то не должен заниматься столь обыденными вещами!

— Р-разве это нормально?!

В тот самый момент, когда их беседа свернула в несколько странное русло…

Дверь со щелчком распахнулась, и в палату вошли две девушки.

Эрика Бланделли и Мария Юри, его спутницы, с которыми он приехал из Японии и расстался день назад.

— А-а, как так, вы что, специально проделали весь путь досюда только ради меня? Ничего страшного, если бы подождали на Сардинии, — поприветствовал их Годо, совершенно не подумав.

И тут же у него внутри всё обмерло. Юри подняла глаза и стала сверлить его ясным и полным достоинства взглядом, в то время как Эрика нежно улыбнулась.

— Годо-сан, заставляешь других безмерно волноваться о тебе, а сам даже малейших признаков раскаяния при этом не выказываешь. Новостей о тебе нет, постоянно тревожимся о твоей безопасности, ты хоть представляешь, каких страхов мы из-за тебя натерпелись? Пожалуйста, хоть немного призадумайся, — стала вдруг причитать Юри.

Годо, пронзённый её демоническим взглядом, ощутил ужас.

— И что ещё хуже, всё обернулось именно так, как и предвидела Эрика-сан.

— Мне, мне, правда, очень жаль, Мария. Я пытался связаться с вами, но прорваться никак не получалось. К-кстати, что ты имела в виду под «именно так»? — панически извиняясь, Годо попытался сменить тему.

После этого глаза Юри уподобились буре в заснеженных горах. Она смотрела на лежащего в кровати Годо и находившуюся рядом Лилиану. «Что конкретно её беспокоит?»

А ещё и Эрика, которая так нежно улыбается своей прекрасной улыбкой с момента появления.

Изящная и в то же время ужасающая улыбка, словно у дьявола.

Опасность, это невообразимо огромная опасность — так говорили его инстинкты Чемпиона.

— Ну что ты, Юри, не надо с ним так строго. Он же всё-таки Король, надо простить его маленькое непослушание. В конце концов, для него всё закончилось благополучно, он даже Бога-еретика победил.

Интонация понимающей и чуткой леди.

Но обманываться нельзя, это всего лишь видимость, которая была призвана скрыть настоящую атаку.

— О храбрых и героических делах Годо мы всё узнали у той ведьмы по имени Диана. То, как ты смог без нас понять истинную сущность бога, действительно впечатляет, и даже вон как смог использовать воплощение «Воина».

Нервно застывший Годо слушал разящие комплименты Эрики.

Когда? Когда она начала наступление? Эта палата, вроде бы, всего лишь на втором этаже, при необходимости ему просто надо будет выбить окно и прыгнуть вниз, в любом случае, он не умрёт.

— Также я и Лили должна поблагодарить, ты, кажется, хорошо заботилась о Годо…

Изящная улыбка в адрес сребровласой подруги детства.

Момент, наконец, настал — проблеск стали. В правой руке Эрики появился короткий меч, и она слишком уж естественным движением сделала колющий выпад в сторону Годо.

— Аааааа!

Было у него предчувствие, что Эрика что-нибудь выкинет, но он не особо ожидал чего-то настолько серьёзного.

С криком Годо поспешно вылетел из кровати.

Судя по траектории, меч явно был направлен ему в грудь, неужели цель его сердце?!

— Эрика, ты с ума сошла?! А не слишком ли это неуважительно по отношению к нашему господину?! — громко выкрикнула Лилиана, заблокировав меч Эрики своим маленьким ножом.

Дзынь!

Дзынь, дзынь, дзынь, дзынь, звонко раздавались звуки ударов металла о металл. Обе стороны пользовались искусными техниками фехтования, обмениваясь мощными ударами посредством маленького ножа и короткого меча.

Затем Эрика, наконец, опустила оружие.

— Как я и думала, Лили, вешаешься на Годо. Ты, часом, ничего не скрываешь?

— Мне нечего скрывать, Эрика. Раз ты это понимаешь, то в будущем воздержись от подобного насилия. Сколько бы раз ты ни взбесилась, я его защищу.

Обмениваясь словами, девушки-рыцари сверлили друг друга взглядами.

Битва девушек на мечах

— Э-Эрика, твоя шутка как-то уж слишком далеко зашла, пощади…

И хоть её пронзительный взгляд заставил Годо съёжиться от страха, он всё равно это сказал.

— Если я тебя немного не напугаю, то это и наказанием не назовёшь, согласен? В любом случае, Лили тебя покрывает, и это, определённо никуда не годится.

— На-наказание?!

Эрика смотрела на шокированного Годо с ясной улыбкой.

Милая, словно у маленькой девочки, улыбка, подобная цветению подсолнухов летом, где-то он её уже видел.

— Раньше я тебе говорила, что великодушия мне не занимать, но в то же время сдерживать себя я не стану. Если у меня к тебе появится хоть малейшая толика отвращения, накажу. Даже если бы я тебя проткнула, ничего страшного, ты же всё равно не умрёшь, наоборот, это тебе только на пользу пойдёт.

— Что за бред! С какой стати я заслужил подобное отношение?!

— О-о, неужели не поймёшь, если я не скажу вслух?.. Ты же использовал «Меч», так?

— ?! — у потрясённого Годо перехватило дыхание.

Он думал, что если не расскажет, как всё было, они ничего не узнают. Годо действительно на это рассчитывал, что с его стороны было слишком уж наивно. Он недооценил её способность добывать информацию.

Правда же состояла в том, что по прибытии Эрики и компании в Неаполь, встретившая их парочка ведьм объявила: «Надо же, госпожа Эрика, просим прощения, что заставили вас проделать весь этот путь досюда — не беспокойтесь, доверьте нам поддержку господина Кусанаги, для нас это проблемы не составит! Он свободно сможет использовать слова силы для уничтожения Персея. И это доказывает, что даже когда рядом с ним нет госпожи Эрики, господин Кусанаги точно не будет испытывать каких-либо неудобств!» Их слова и стали источником информации. Естественно, Годо ничего об этом не знал.

— И той, кто дала тебе знания для использования слов силы, была Лили, так?

— Именно. Потому что я наиболее подходящий для этого человек.

Эрика безрадостно смотрела на сребровласую Лилиану, которая вела себя очень уж невозмутимо.

Встреча с врагом огромной силы, от которой внутри звучал тревожный перезвон — именно такое выражение появилось на лице Эрики.

— Превосходно владею мечом, искусна в магии, к тому же, обладаю духовным зрением. Встречу с моим господином, наверное, сама судьба устроила. И раз уж речь обо мне, то я смогу оказать ему поддержку в любом вопросе.

— Мой господин, говоришь?

— Да. Данное происшествие послужило катализатором, я решила стать личным рыцарем Кусанаги Годо и даже дала клятву. Эрика, хоть тут твоё положение и выше моего, почести по этой причине я тебе оказывать не собираюсь. Так как если сравнивать нас двоих, то, думаю, что, с какой стороны ни посмотри, я более способна и талантлива, — заявила Лилиана, а…

Эрика ехидно усмехнулась, что заставило Годо покрыться холодным потом.

За столь милой улыбкой, скрывался самый, что ни на есть, ужас, он это чувствовал, уж лучше бы она улыбалась своей обычной дьявольской усмешкой.

— Ну что за безнадёжная ты личность… Разве я тебе не говорила, что кроме своей законной жены, ты можешь завести только одну любовницу? Более того, прежде чем наложить свою лапу ещё на кого-то, ты даже не спросил моего разрешения. Как я и думала, в тебе надо основательную дырку сделать, будет лучше, если я преподам тебе урок.

— Не надо с таким милым выражением лица, подобные шутки озвучивать, это действительно пугает!

— Ну-у, серьёзно, когда я шучу, мои шутки гораздо качественнее. Прямо сейчас я просто озвучиваю свои мысли.

— Успокойся и послушай! Лилиана не хочет становиться моей любовницей, она хочет стать моим рыцарем!

— Годо, эти слова значат одно и то же, тебе бы стоило немного подучить риторику и улучшить умение дискутировать. Твои поверхностные оправдания в неверности совершенно не интересны.

— О какой неверности ты говоришь?! Мария, не молчи, скажи хоть что-нибудь!

Выиграть в споре с Эрикой было невозможно.

С некоторым опозданием, но Годо вспомнил и о второй девушке, обратившись к ней. Как бы она ни злилась, но добродетельная и сдержанная Юри поможет ему!..

— Действительно. Как и сказала Эрика-сан, может, если бы мы немножко проткнули тебя разок, то Годо-сан начал бы сожалеть и раскаиваться в совершённых грехах. Ради битвы с Богом-еретиком, всего лишь по этой причине красть уста непорочной девушки — крайне злонамеренно, подобные действия попахивают преступлением на сексуальной почве, это путь зла.

Помощи не последовало.

Голос Юри был холоден, как лёд, словно у принцессы, которая выносит преступнику смертный приговор.

Годо никак не ожидал, что мико-сан воспользуется буддистскими речами, чтобы отчитывать его, но, всё же, решил сопротивляться до самого конца.

— Н-но просто подумай… Мария и я… когда мы это делали, разве сейчас ситуация не точно такая же, как в тот раз? Неужели сложно отнестись к ней так же, как и тогда?

— Нет. В тот раз ситуация была совершенно иная.

— Что? Не такая же?

— Определённо не такая. В любом случае, твои действия сейчас и наши действия тогда разнятся, словно небо и земля. Несусветная ложь, которую ты выдаёшь в качестве оправданий, едва ли уменьшает тяжесть твоих преступлений.

И Юри туда же, в голове Годо всё перемешалось.

Во время битвы с Персеем он избежал объятий самой смерти, так почему сейчас он должен столкнуться с ещё худшим кризисом? Почему?!

— В самом деле, все вы… столь вопиющее отсутствие уважения к нашему господину и Королю, но не беспокойся, Кусанаги Годо, я единственный рыцарь, который будет верен тебе вечно. Я стану твоим мечом и щитом, буду рядом с тобой в жизни и в смерти.

Только Лилиана дала ему такую клятву.

Однако чем большую поддержку она ему оказывала, тем сильнее и ощутимее становилось давящее чувство, которое вызывали у него Эрика и Юри.

Годо осознал уровень опасности текущего положения дел. До него дошёл факт того, что он стал участником в щекотливой борьбе за власть, а также то, что ему очень не хватает опыта, а времени уже нет.

В данный момент он мог лишь сидеть перед тремя девушками, нервный и беспомощный.

Жаркая неаполитанская ночь в ближайшее время даже и не собиралась подходить к концу.