Пролог

Выдержки из доклада Витенагемоту[1] иностранного историка-исследователя Саяномии Коремити, Лондон, начало ХХ века.

 

Драконам присущи девять общих черт.

Голова как у верблюда, рога как у оленя, глаза как у демона, уши как у коровы, верхняя часть туловища как у змеи, живот как у шэня[2], чешуя как у карпа, когти как у ястреба, лапы как у тигра.

Так о внешнем виде драконов говорится в китайских книгах.

Но это всего лишь фантастическое текстовое описание, которое объединяет свойства нескольких созданий в одно странное биологическое существо.

В то же время наиболее характерная для всех драконов черта, это их значительное сходство со змеями.

Будь то восточные или западные драконы, у них всегда относительно тонкое змееподобное туловище, а дополнительные их черты позаимствованы у тех или иных зверей, обитающих в данной области. Поэтому, в зависимости от места и времени, драконы всегда выглядели по-разному. Единственное и самое важное их свойство, которое никогда не менялось — это змея в качестве фундаментальной основы. Данная характеристика везде и во все времена оставалась неизменной ещё с самой древности.

 

Заметки ведьмы Лукреции Дзолы касательно мифов о Персее и Андромеде.

 

Монстр, гнездившийся рядом с береговой линией (наиболее вероятно великий змей или король-дракон) потребовал, чтобы ему приносили в жертву девушек.

И тут своевременно появившийся герой побеждает монстра, а затем берёт спасённую девушку в жёны.

У нас есть подтверждение того, что даже в Японии, расположенной далеко на востоке, существуют легенды похожие на историю Персея[3] и Андромеды[4]. Самые известные из них это мифы о Ямата-но Ороти[5].

Сусаноо[6] одолел Ямата-но Ороти до того, как женился на Кусинаде.

Затем из хвоста убитого змея, ему в качестве благословения даровали божественный меч.

Таким образом, Сусаноо получил «меч» из тела «змеи».

В этой истории есть несколько схожих черт с тем сценарием, который известен европейским ведьмам.

Например, Зигфрид[7] обрёл бессмертие после победы над драконом Фафниром[8], или Сэр Ланселот[9], который получил магический меч из рук Девы Озера.

Иными словами, противостояние драконам — это скрытые симбиотические отношения между героями стали и богами земли и воды.

 

Лилиана Краничар. Подготовка к отпуску, накануне встречи с Королём.

 

Самый конец июля. Месяцы вот-вот сменят друг друга.

Разгар лета в Европе — сезон продолжительных отпусков.

Провести свой отдых на курорте без обилия солнечного света или же на каком-нибудь побережье — хорошо и то и другое. Снять виллу, чтобы провести досуг, тоже подойдёт, даже расслабиться дома и ничего не делать с утра до вечера, вполне неплохая идея.

Так что Лилиана Краничар, которая стояла в своей комнате перед зеркалом и оценивающе смотрела на купальник, никак не могла являться поводом для сплетен по причине подобного поведения.

Потому что текущая ситуация абсолютно естественна.

— Нет, этот тоже не подойдёт, как я могу показаться у всех на глазах в таком виде?!

Лилиана уставилась на своё отражение в зеркале, прямо говоря, что такое надеть она никак не может.

В этом году продолжительный отпуск планировалось провести на море. Поэтому в данный момент она примеряла свой новый купальник. Но…

То, что было надето на её стройное тело — верхняя и нижняя части бикини.

На фоне её стройной, даже деликатно хрупкой фигуры, небольшая грудь, талия и бёдра девушки заметно выделялись приятной полнотой, женственностью и красивой округлостью, соответственно. А её тонкие ноги были подобны изделиям из тончайшего стекла. Собранные воедино, все эти качества делали стоящую перед зеркалом девушку милой словно фея, и настолько очаровательной, что её идеально сбалансированный девичий шарм даже начинал казаться опасным.

Лилиана в отчаянии смотрела на своё отражение.

— Определённо нет! Слишком открыто! Крайне вульгарно!

Светлая кожа Лилианы затмевала собой светло-голубой цвет надетого купальника.

Слишком уж смело.

Хоть сидел он идеально, проблема не в этом.

Конечно, такой внешний вид вполне мог дать ей кое-какие преимущества, но невозможное всё же остаётся невозможным.

…Жаркое летнее солнце, обжигающе горячий пляж.

…Застенчивая Лилиана, которая прогуливалась в купальнике, ловила на себе взгляды джентльмена (определённо привлекательного парня в плавках и с загорелой кожей атлета), который глаз не мог от неё отвести.

…Робкая Лилиана случайно встретилась с ним взглядом, а в ответ он изысканно ей улыбнулся. Она думала, что на этом всё и закончится, но несколько часов спустя они снова встретились…

— О ч-чём я вообще думаю, да уж… так, к делу, Карен!

— Что прикажете, госпожа Лилиана? Этот купальник удовлетворяет вашим желаниям?

Стоило Лилиане обратиться к личной служанке, стоявшей позади, как та ответила спокойным и ровным голосом.

Карен Янкуловски.

Миниатюрная милая девушка в форме горничной.

Четырнадцать лет, для неё это как раз тот возраст, в котором основное внимание следует уделить учёбе.

Но в настоящее время Карен обучалась волшебству в магической ассоциации семьи Краничар — «Бронзово-чёрном кресте». А обычную школьную программу она уже завершила, так как во время учёбы в частной школе той же ассоциации постоянно перепрыгивала сразу через несколько классов.

Сейчас она помогала Лилиане, одновременно получая знания, необходимые ей как колдунье.

— Мы редко делаем здесь покупки, но у меня такое чувство, что этот купальник мне не подходит. Какой-то он уж слишком кричащий.

— Вовсе нет. Я вот думаю, что он вам просто идеально подходит.

— Ни за что! Д-для леди даже носить подобный миниатюрный купальник уже проблема!

— А разве вы сама постоянно не подчёркиваете, что вы рыцарь, а не леди?

— Что? Ну да, совершенно верно, н-но я же ещё и девушка! Именно, непорочной девушке никак не пристало носить столь бесстыдную одежду, — высокопарно заявила Лилиана.

Но Карен лишь тихонько вздохнула, и с нежностью во взгляде, словно обращаясь к самовлюблённому ребёнку, произнесла:

— Неужели? Ну, раз уж вы так говорите госпожа, я тут ещё один купальник подготовила… хотя, возможно, вам не понравится то, что о нём могут подумать другие, — дразнящим голосом ответила Карен.

Карен Янкуловски была не просто превосходной колдуньей, но и способной служанкой, не говоря уже о её остром языке, благодаря которому она мастерски критиковала окружающих.

— Так как это купальник, то вполне естественно, что укрывать он будет достаточно мало. И тот факт, что вы критикуете его по такой причине, говорит о вашей крайней степени нетерпимости… ах, извините, я случайно озвучила свои мысли, прошу, простите меня.

Лилиана не могла не нахмуриться, услышав её извиняющиеся слова, искренности которым ну очень не хватало.

Хотя критики подобного уровня всё равно недостаточно, чтобы девушка изменила своё мнение.

— Тогда, как вам такой купальник? Так, на всякий случай подготовила его в качестве замены. Голубой цельный купальник, в котором нет абсолютно ничего привлекательного. Единственные его отличительные черты это простота и полное отсутствие сексуальности, кусок ткани, который вообще не вызовет никакого интереса.

— Если сразу подготовила простой купальник, то и его тоже сразу достать надо было.

Наблюдая за тем, как Карен берёт купальник с ближайшего стола, Лилиана расслабилась и спокойно вздохнула.

Но спокойно спланировавшая всё служанка умышленно скорчила обеспокоенную мину.

— Да, именно его я сразу и подготовила, правда, когда узнала, что в этом году купальник госпожи Эрики Бланделли не только открытый и функциональный, но ещё и бикини, которое подчёркивает её смелость и сексуальность, то подумала, что при таком раскладе у вас против неё ни единого шанса…

— Что… ты сказала?

Хоть Лилиана и хотела притвориться, что эти слова всего лишь пустой звук, но услышав имя своей соперницы, она крепко попалась на крючок.

— Карен… как ты узнала, какой купальник будет у Эрики в этом году?

— Вы знаете Арианну Ариальди? Она служанка госпожи Эрики и моя давняя подруга. Как раз во вчерашнем телефонном разговоре мы касались этой темы.

— Ты, и когда ты только успела наладить подобные отношения с этой чертовкой?

— Прошу вас, не надо удивляться таким вещам. Это всё ради того, чтобы разведать намерения врага госпожи Лилианы и «Бронзово-черного креста» — госпожи Эрики.

Миниатюрная служанка спокойно и непринуждённо посмотрела на свою удивлённую хозяйку.

— Госпожу Эрику и госпожу Лилиану связывают непостижимые узы судьбы, поэтому очень вероятно, что вы встретите её где-нибудь на пляже или в бассейне… Исходя из подобных соображений, меня очень беспокоит такой простенький купальник. Я даже не уверена, что у «этого» есть право бросать ей вызов.

— Твоё беспокойство беспочвенно. Эта лиса определённо останется в Японии и будет пытаться привлечь внимание того седьмого богоубийцы. Этим летом я её точно не встречу.

«Пытаешься использовать наше с Эрикой соперничество, чтобы одеть меня в это бесстыдство? Не позволю».

Холодно усмехнувшись, Лилиана отвергла предложение Карен.

— Ой, а вы разве в курсе? Госпожа Эрика прибыла в Италию, составив компанию своему любовнику, господину Кусанаги Годо.

А вот теперь она узнала нечто совершенно неожиданное…

Замолчав, Лилиана глубоко задумалась. Она с самого детства постоянно соперничала с Эрикой Бланделли. Их боевые навыки не уступали друг другу, и преимуществ тут ни у одной из них не было. Конечно, во владении магией металлов эта девка получше будет, но в целом с волшебством у неё хуже.

Далее идут социальные навыки. Тут у Эрики просто подавляющее превосходство.

Это единственное в чём Лилиана никогда не могла с ней сравниться. Её собственное очарование и аура всегда проигрывали аналогичным качествам Эрики. Но она никогда не чувствовала, что её внешность или поведение уступают сопернице, тогда почему?

«Нет… Определённо, я резковата и с речами у меня не очень…»

«Но зато эта девка в домашнем хозяйстве вообще ничего не смыслит, особенно, когда дело касается готовки, где подавляющее превосходство уже у меня. Всё-таки Лилиана Краничар относится к типу домохозяек».

— Так значит, купальник, который на вас сейчас, нам больше не понадобится? — неожиданно поинтересовалась заботливая служанка.

Лилиана хотела кивнуть, но засомневалась. Отказаться от него? Действительно отказаться?

Если размышлять здраво, то без предварительной организации её шансы повстречаться с Эрикой на пляже почти равны нулю. Но когда она подумала о своей «удачливости» в отношении этой девушки, то с нуля эти шансы сразу же возрастали до десяти или даже двадцати процентов…

— Подожди, дай ещё немного всё обдумать. В общем, он сойдёт. Но, пожалуйста, цельный купальник тоже оставь, хотя в этот раз я надену первый.

— Вот как? Будет исполнено.

Лилиана притворялась, что она спокойна, а Карен спокойно приняла приказ.

По правде говоря, глава семьи Краничар, дедушка Лилианы, тоже беспокоился о том, что его внучке не хватало представительности, поэтому и приказал Карен: «Хотя бы сделай так, чтобы стиль одежды она выбирала более подобающий, хотя как?» «Прошу, сир, эти заботы предоставьте мне». «О-о… если у тебя всё получится, получишь прибавку к жалованию…» Такие вот просьбы служанке и другие схожие поручения, которые к данной ситуации имели мало отношения.

Тем не менее, госпожа и её личная служанка наконец-то пришли к какому-то решению, за которым тут же последовал…

Звонок сотового телефона Лилианы.

— Алло, Краничар слушает… да, Диана, сколько лет, сколько зим. Что, Сир Сальваторе? Да, в общем, я могу с ним связаться… но есть ли причины к нему обращаться? Или произошло что-то из ряда вон? Герайон[10]? Печать Змеи и Коровы?!

После разговора Лилиана незамедлительно открыла список контактов в своём сотовом

Она звонила самодовольному итальянскому Чемпиону меча — Сальваторе Дони.

Чтобы попросить его о помощи, надо сначала до него дозвониться.

Одновременно с этим Лилиана обратилась к стоящей рядом с ней служанке:

— Карен, прошу прощения, но, похоже, отпуск в этом году отменяется. Прямо сейчас нам необходимо найти Сира Сальваторе, а затем немедленно отбыть в Неаполь. Подготовь всё к поездке, пожалуйста.

— Будет исполнено, госпожа Лилиана.

Всё это втянет Лилиану в битву с Богами-еретиками, а также станет прелюдией её новых приключений.


[1] Витенагемот (иногда витан) — народное собрание в англосаксонский период истории Англии. Витенагемот представлял интересы англосаксонской знати и духовенства и имел совещательные функции при короле. Этот орган считается предшественником английского парламента. Институт витенагемота возник в VII веке и на протяжении последующих четырёхсот лет все важнейшие вопросы государственной политики решались королём при одобрении совета.

Название «витенагемот» на англосаксонском языке означало «собрание мудрых людей» (witan — мудрец, советник; gemot — собрание).

[2] Шэнь (кит. — дух, а также духи, душа, одухотворение, одухотворенность, духовность, разум, разумность, святость, непостижимое, чудесное) — категория китайской философии и культуры. Имеет три основных смысла: 1) «дух», божество, персонификация духовных субстанций; 2) духовная субстанция, одно из субстантивированных мировых «начал»; 3) потенции мыслительной, познавательной и любой психической деятельности, реализующиеся в движении «духовной пневмы» (шэнь ци) и проявляющиеся в виде «воли» (чжи) и «мысли/идеи».

[3] Персей — герой древнегреческой мифологии, сын Зевса и Данаи, дочери аргосского царя Акрисия. Победитель чудовища горгоны Медузы, спаситель царевны Андромеды. Упомянут в «Илиаде» (XIV 320).

[4] Андромеда — в греческой мифологии дочь эфиопского царя Кефея и Кассиопеи.

Когда Кассиопея однажды похвалилась, что она превосходит красотой нереид, разгневанные богини обратились к Посейдону с мольбой о мщении, и он послал морское чудовище, которое грозило гибелью подданным Кефея. Оракул Аммона объявил, что гнев божества укротится только тогда, когда Кефей принесёт Андромеду в жертву чудовищу, и жители страны принудили царя решиться на эту жертву. Прикованная к утёсу, Андромеда была предоставлена на произвол чудовища.

В этом положении увидел её Персей и, поражённый её красотой, вызвался убить чудовище, если она согласится выйти за него замуж. Отец с радостью дал на это согласие и Персей благополучно совершил свой опасный подвиг, показав лик Горгоны Медузы чудовищу, тем самым превратив его в камень. По другой версии чудовище было убито мечом Гермеса — тем же самым, которым Персей убил Горгону Медузу.

[5] Ямата-но Ороти («змей-страшилище восьмихвостый-восьмиголовый»), в японской мифологии ужасное чудовище в мифе о Сусаноо.

Согласно описанию, змей имел 8 голов и 8 хвостов на одном туловище; красные, как вишни, глаза; на его теле росли мох и кипарисы, а длина его была равна величине 8 долин и 8 холмов.

[6] Изгнанный богами на землю, Сусаноо встретил там первых людей, Асинадзути и Тэнадзути, а также их дочь, богиню рисовых полей Кусинада-химэ, которые рассказали ему, что красноглазый восьмиголовый дракон уже проглотил их семь дочерей.

Сусаноо вызвался помочь, если старики отдадут ему в жены младшую дочь. Он приготовил рисовую водку (сакэ), разлил ее в восемь бочек, и дракон, выпив хмельной напиток, заснул. Сусаноо разрубил Ямата-но Ороти на куски и в одном из них обнаружил волшебный меч Кусанаги. Этот меч Сусаноо преподнес богине солнца Аматэрасу, а та пожаловала его своим потомкам как символ их власти над Японией.

[7] Зигфрид, Сигурд — один из важнейших героев германо-скандинавской мифологии и эпоса, герой «Песни о Нибелунгах».

Зигфрид — главный герой «Песни о Нибелунгах». Королевич с Нижнего Рейна, сын франкского короля Зигмунда и королевы Зиглинды, победитель Нибелунгов, овладевший их кладом — золотом Рейна, наделен всеми чертами идеального эпического героя. Он благороден, храбр, учтив. Долг и честь для него превыше всего. В «Песне» неоднократно подчеркивается его необыкновенная привлекательность и физическая мощь.

В «Песни о Нибелунгах» упоминается о битве с драконом, хотя имя Фафнира не называется.

[8] Фафнир или Фафни — персонаж скандинавской мифологии, сын колдуна Хрейдмара, брат Отра и Регина, впоследствии принявший облик дракона. Упоминается в «Старшей Эдде», «Младшей Эдде», «Саге о Вельсунгах».

[9] Ланселот Озёрный (Ланцелот, фр. Lancelot du Lac, англ. Lancelot of the Lake, также Launcelot) — в легендах о короле Артуре и основанных на них рыцарских романах — знаменитейший из рыцарей Круглого стола.

Сюжет Ланселота составляют чудесное воспитание Ланселота Девой Озера (откуда его прозвище), многочисленные перипетии его любви к королеве Гвиневре — супруге короля Артура, тщетное его участие в поисках святого Грааля, добыть который ему препятствует тяготеющий над ним грех прелюбодеяния, магические чары ложной Гвиневры, зачатие им чистого от греха Галахада, овладевающего Граалем, покаяние и смерть Ланселота.

[10] Герайон (или Иреон) — название храмов в честь греческой богини Геры. В древнегреческой мифологии она богиня-покровительница брака, охраняющая мать во время родов. Одна из двенадцати олимпийских божеств, верховная богиня, жена Зевса. Согласно мифам, Гера отличается властностью, жестокостью и ревнивым нравом.