Глава 2. В школе и сегодня шумно. Часть 1.

Святилище Тамаура находилось в той части Юсимы, которая ближе всего расположена к улице Курамаэбаши.

На его территории Сэйшууин Эна приветствовала посетителей.

С её визита в святилище Нанао прошло несколько часов, и время было вечернее.

— Как дела, Эна-сан. Давно не виделись. Кстати, если у тебя возникнет необходимость в святилище, выбирай любое благопристойное на твой вкус… — произнёс один из гостей, Амакасу Тома.

Это был мужчина в возрасте где-то от двадцати пяти до тридцати лет, одет в дешёвый деловой костюм. Обычно он занимался всякими поручениями Комитета компиляции истории.

Но это никак не делало его мелкой сошкой. Состоя в числе экспертов комитета региона Канто, он единственный напрямую работал на семью Саяномия.

Напротив него стояла Эна, которая уже сменила школьную форму на одежду мико.

Белый верх и хакама красного цвета. В руках у неё матерчатый свёрток, который скрывал загадочную силу её меча.

— Это святилище вполне сойдёт. Места, где полно людей, сплошная морока, да и Амэ-но муракумо тут себя комфортнее чувствует. Так что не беспокойтесь.

— Ну, раз так, то можешь спокойно оставаться здесь. Бумажную работу возьму на себя, в общем, пользуйся на своё усмотрение.

В ответ на слова Амакасу Эна подобающе кивнула.

Со смотрителем этого места она уже переговорила и получила ключи от святилища.

Даже без разрешения она собиралась пользоваться им так, как ей заблагорассудится. Почитаемыми здесь божествами были Инари[1], Ямато Такэру но Микото[2] и Ото Тачибана но Химе[3].

Все они имели невероятную совместимость с девушкой и её партнёром. В качестве временного жилища тут и придраться не к чему было.

— Я уже слышал от Юри-сан и главы семьи Сэйшууин. Нда, как бы это выразиться…

— «Не лезьте?» — когда Эна с усмешкой опередила его слова, Амакасу слабо улыбнулся.

— Ну, нельзя же так резко, а? Ты ведь на самом деле испытываешь довольно тёплые чувства к комитету, но так как сейчас они не проявятся…

— Так дедуля сказал. Да уж, сочувствую…

— Благодарю. Кстати, Эна-сан, ты уже встречалась с Эрикой Бланделли и Лилианой Краничар, так?

Как и следовало ожидать, информация разошлась быстро. Даже не думая ничего скрывать, Эна тут же это подтвердила:

— В общем, да. А прошлой ночью мне пришла идея напасть на Эрику, когда та будет спать…

— Но ты же ничего не сделала? Мудрое решение. Барьер, который возвела вокруг своего дома Великий рыцарь «Медно-чёрного креста», обычной обороной не ограничивается. Более того, мне бы хотелось, чтобы ты, по возможности, старалась не вмешиваться в её дела…

— Почему? У Японии, наконец, появился свой собственный Король, а у него в любовницах какая-то иностранка? Разве не лучше её прогнать?

На предложение Эны Амакасу покачал головой, словно разочаровался.

— Для периода самоизоляции это бы сошло, но времена изменились. И «Медно-чёрный крест» и «Бронзово-чёрный крест» представляют собой невероятно могущественные магические ассоциации. С твоими словами можно было бы согласиться, будь это голь перекатная, но вот…

— Эти девушки представляют проблему?

— Да. Они всё равно, что иностранные дипломаты. В худшем случае между нашими странами может начаться противостояние.

Эна хорошо понимала подобные чувства. Но свои планы она менять не собиралась.

Политика и дипломатия для неё слишком сложны. Чем проще битва, тем она веселее. Скрестить клинки и соревноваться в силе, разве этого недостаточно?

— Ммммм, извините. Бабуля, да и другие домашние попросили меня прогнать этих девушек, поэтому остановиться я уже не могу. Решить с ней всё посредством боя тоже кажется довольно весёлым занятием. Давайте, тогда на этом и порешим, ладно? — сейчас Эна решила заранее принести извинения.

В ответ на несерьёзные извинения Эны Амакасу пожал плечами, а вторая гостья неожиданно улыбнулась.

— Твоя достопочтенная бабушка — указания напрямую от главы семьи Сэйшууин? И твой хранитель, Старейший, тоже одобряет. Не в его стиле интересоваться мирской борьбой за власть…

Это были первые слова третьей присутствовавшей здесь личности, до сих пор хранившей молчание.

Саяномия Каору. Являясь главой токийского отделения Комитета компиляции истории, она управляла комитетом во всём регионе Канто.

— Странно. Есть какие-нибудь догадки насчёт того, почему Старик отдал такой приказ?

— Кто знает? Эна уж точно этого не поймёт. Хоть дедуля и выглядит героем, он может плести неожиданно злобные козни. Может, замышляет что? — радостно отвечая, она криво усмехнулась Каору.

Саяномия Каору обладала изящной красотой и аурой существа, которое словно потерялось в этом недолговечном мире. На её стройной фигуре не было ни единого грамма лишнего жира.

— Ты совсем не меняешься, Эна, тебя вечно ничего не заботит. Очень на тебя похоже.

Выражение лица с едва заметным проявлением нежности. Улыбка ясная и очаровательная.

Её хрупкие и лишённые признаков пола черты бросали вызов реальности. Если принять её за мужчину, то она будет производить впечатление миленького мальчика с «нереальной внешностью» из сёдзё манги.

Но Саяномия Каору того же пола, что и Эна. Она тоже была одной из химе-мико Мусашино.

Завершив бесполезные расспросы Сэйшууин Эны, они покинули святилище Тамаура.

Когда Амакасу Тома выходил, его начальница, Саяномия Каору, шла рядом.

Она являлась не только следующей главой семьи Саяномия, но ещё и кандидатом на роль следующего лидера Комитета компиляции истории.

И то, что она всего лишь ученица третьего года старшей школы, не имело значения. Её способности тоже не вызывали никаких нареканий. Основной проблемой являлось её поведение, например, ношение мужской одежды.

В настоящее время на ней была надета мужская школьная форма.

Белая сорочка с галстуком, приталенный пиджак и брюки. Не плиссированная юбка, а именно мужские брюки.

— И всё же, мне интересно, почему старейшины решили увеличить число любовниц Кусанаги Годо, — Амакасу адресовал вопрос своему начальнику неопределённого пола.

— До сих пор они не жаловались на твой план предоставить всё одной Юри-сан, странно как-то. Это лишь вызовет ненужный беспорядок, чего мне очень хотелось бы избежать… Ну, думаю, на этот счёт у них есть свои соображения, — задумчиво произнесла Каору.

В подобные моменты она была похожа на чрезвычайно хрупкого прекрасного юношу, или девушку. Даже зная её настоящий пол, Амакасу всё равно посещали подобные мысли. Для незнакомцев же эта иллюзия окажется ещё более сильной.

Каору и Амакасу

— Но раз они увеличивают число любовниц Чемпиона, не будет ли это означать, что свою дочь сможет предложить любая семья, начав тем самым пир разврата? Однако старейшины послали только одну Эну. Как-то дерзко.

— Значит, они поддались давлению семьи Сэйшууин, — ухмыльнулся Амакасу.

Что совершенно невозможно. Зная об этом, он всё равно озвучил полностью противоположное мнение.

Скорее всего, Каору считала точно так же. Как и ожидалось, она коварно улыбнулась в ответ.

— Этого не может быть. Как и Саяномия, Сэйшууин является одной из четырёх семей. Вот так пойти против Старейшего — главы семей просто не смогут упорствовать в своём эгоизме.

— Следовательно, семью Сэйшууин используют? Их словно колокольчик на котёнка вешают?

— Или же подсаживают блоху на льва.

Вероятно, старейшины хотели вызвать со стороны Кусанаги Годо какую-то реакцию.

Когда их мнения совпали, босс и подчинённый продолжили идти к машине в тишине.


[1] Инари — синтоистское божество изобилия, риса (и злаковых культур вообще), лис, промышленности, житейского успеха, одно из основных божеств синтоизма. Инари может изображаться в образе мужчины, женщины либо андрогина и иногда рассматривается как собирательный образ трёх или пяти отдельных ками. Инари почитается, по-видимому, с момента основания храма на горе Инари в 711 году; однако, некоторые учёные полагают, что культ богини возник в конце V века н. э.

[2] Ямато Такэру (силач из народности ямато, годы жизни — предположительно 82 — 113) — синтоистское божество, легендарный герой-полководец в японской мифологии. Сын императора Кэйко. Расширитель владений яматского трона. Покорил страну кумасо на острове Кюсю и племена эмиси восточного Хонсю. Главный персонаж многих народных легенд центральной Японии, олицетворение идеального японского военного деятеля древности.

[3] Возлюбленная Ямато Такэру.