Глава 2. В школе и сегодня шумно. Часть 4.

— Если подумать, то это может оказаться хорошим шансом. Эрика, давай, наконец, посредством плавания выясним, кто из нас лучше.

— Состязание по плаванию? С тобой? Спасибо, но нет.

У классов пять и шесть был совместный урок.

Беседу выше вели две девушки у кромки бассейна.

Естественно, это были Лилиана Краничар и Эрика Бланделли. Плавательная форма колледжа Джонан представляла собой цельный купальник с очень уж сильно открытой спиной.

И на этих двух девушках данные купальники смотрелись роскошнее всего.

Из-за них двоих создавалась иллюзия того, что обычный школьный бассейн это заморский курорт. Со своими серебряными и золотистыми волосами, развевающимися на ветру, они привлекали всеобщее внимание.

— Хе. Бежать от битвы не в твоём стиле.

— Но я никогда не могла сравниться с тобой в плавании. Наши рефлексы и сила практически одинаковы и всё же… сопротивление воды слишком разнится, так, наверное?

— Ч-что?

Лилиана в своём купальнике действительно была худенькой.

Но одно лишь стройное телосложение не должно было стать причиной подобных результатов. Восточноевропейская девушка была такой тоненькой, что, казалось, сломается, если обнять её посильнее. Несмотря на свою чрезмерную стройность, она обладала чудесными пропорциональными конечностями. Лебединая шея. Черты, словно у феи.

Её стройность и какая-то воздушность в своей совокупности и составляли блеск Лилианы.

Тем не менее…

Её высокохудожественная красота, может, и принадлежала восточноевропейским феям. Но, что касается физической красоты в купальнике и чувственного шарма, Эрика, всё-таки, была на высоте. Светло-коричневый загар, полученный на Сардинии. Выступающая грудь выглядела, словно два спелых фрукта. Бёдра сами собой притягивали взгляды окружающих. Идеальный изгиб ягодиц.

Вдобавок ко всему её изящность ещё более выставляла всё это напоказ.

При этом как-то демонстративно она не себя не вела. Но и от любопытных глаз девушка ничего прятала.

Она блистала просто одним своим присутствием.

Вот такой девушкой была Эрика Бланделли. Даже Юри ослепляло присутствие Эрики.

— Конечно, ты всегда была развита лучше меня! Но это не означает, что я оставлю без внимания то, что ты назвала меня почти плоской!

— Ой, Лили, я всего-то имела в виду, что ты легче меня, — Эрика улыбнулась, словно чертёнок.

Разгневанная Лилиана ещё сильнее распалилась.

Кто-то может подумать, что они довольно близки, но вот среброваласая девушка отрицала это. В любом случае, Лилиана, кажется, не испытывала перед Эрикой никакой робости.

Из-за чего Юри ощущала зависть. Кстати, Эна же ей недавно говорила: «Я не совсем уверена, но разве у них прогресс не таким способом продвигается?»

Явно не только экстравагантная Эрика, но ещё и прямолинейная Лилиана излучали сильнейшую позитивность и уверенность в себе.

По сравнению с этими двумя девушками сама Юри была… И тут она пришла в ужас.

«О чём я только что думала?! Я будто соревновалась за Годо с Эрикой-сан и Лилианой-сан! Нет, не может быть! Мы с Годо просто друзья. Чуть более близкие, чем обычно, и было ещё между нами кое-что, о чём людям не расскажешь, и…»

Раздумывая надо всем этим, Юри ощутила, как в груди у неё возникло любопытное чувство.

Её будто сжало тисками, а где-то внизу живота укоренилось холодное беспокойство плюс одновременно приятная и пугающая надежда; все эти чувства перемешались у неё внутри.

Она вздохнула. При этом кто-то обратился к Юри из-за спины:

— В чём дело, Мария-сан? Тебе плохо? Позвать учителя?

Это была самая миниатюрная девушка в классе шесть, Мияма-сан.

Ростом в 145 сантиметров, да ещё и с детским личиком ко всему прочему.

— А, нет, всё не так, — поспешно отводя взгляд от Эрики и Лилианы, Юри неловко улыбнулась.

Это была воистину неискренняя японская улыбка. В ответ выражение лица Миямы-сан стало хмурым.

— Ну да, даже не задавая никаких вопросов, я могу понять… Но думаю, что это не совсем честно, если ты станешь беспокоиться о подобном. Ты ведь не понимаешь проблем менее удачливых, или, скорее, твои проблемы слишком уж роскошны… В любом случае, слишком нечестно!

— Ми-Мияма-сан? Что ты хотела этим сказать? — запнулась Юри, чувствуя негодование в ответе собеседницы.

В этот момент в беседу вклинилась представительница класса шесть Сава-сан:

— Юри-сан… Мияма-сан хочет сказать, что «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные». «Нехер мне тут ныть», понимаешь? «Как ты смеешь жаловаться, если у самой товар отличный».

Она сверкнула своими очками в красной оправе.

Сава-сан была худышкой; благодаря своим оценкам, она оказалась первой по успеваемости среди своей параллели. Хоть она всего первогодка, драмкружок доверил ей роль главы. И эта девушка вдруг накинулась на Юри.

Она схватила её грудь через полотенце, которым Юри обмоталась поверх купальника!

— Кьяя?!

— Видишь? А как же эти превосходные сиськи? Прямо выпрыгивают из рук, когда пытаешься приласкать их. Они достигли идеального баланса, являясь не слишком большими и не слишком маленькими. Чудесная упругость и мягкость, к тому же, прекрасная форма… В каком-то смысле это лучшее, что может быть. Первоклассный вкус, который есть только у японской говядины. А у той безвкусной иностранной продукции нет ни единого шанса составить конкуренцию! Они чудесны, Мария-сан. Пойдём со мной в драмкружок и нацелимся на вершину…

Сава и Юри

— П-пожалуйста остановись, Сава-сан. Уб-бери от меня свои руки!

— Сава-сан, ты не должна, успокойся! Если будешь себя так вести, то Мария-сан!..

Несколькими секундами позже. И хотя они обе тяжело дышали по совершенно разным причинам, Юри и Сава успокоились.

Мияма обеспокоенно смотрела на них двоих.

— П-прошу прощения. Увидела отличный сырой материал и просто обязана была пригласить тебя…

— Н-нет, это мне ужасно жаль, что заставила тебя потерять самообладание…

— Да уж, Сава-сан точно иногда в зверя превращается. А, Мария-сан, не думаю, что тебе стоит завидовать другим. Если уж ты беспокоишься, то мне тогда что делать? — пробормотала Мияма, смотря на свою собственную фигуру.

Руки и ноги, словно у ребёнка, выглядят тоже не очень, телосложение как у ученицы младшей школы.

В любом случае, цельный купальник ей не шёл.

Детский был бы лучше. С этими мыслями Юри ощутила укол вины.

Она поняла, насколько оскорбительными были её недавние чувства. Рядом с Юри Сава пыталась утешить Мияму.

— Слушай, Мияма. Есть же такие, как Соримачи из класса пять, которые твердят, что «Именно это и является достоинством!» Не теряй надежды!

— Это уже не смешно! К тому же, из всех ненормальных ещё и Соримачи?!

Юри вдруг стало неспокойно на сердце.

Именно в тот самый момент, как она услышала имя этого парня из класса пять. Разве это ощущение не напоминает откровение от духовного зрения? Она осмотрелась.

Бассейн. Несколько девушек плывут к его противоположному краю.

Возле бассейна. Естественно, кроме одних девушек, там никого не было. Учитель тоже женщина.

Пока Юри беспокойно осматривалась, к ней подошли Эрика и Лилиана.

— Что такое, Юри? Ты как-то странно выглядишь. Случаем, не увидела чего-нибудь?

— Ты уловила какие-то признаки опасности? Мои чувства ничего не говорят, но ты куда более проницательна, чем я. Если хочешь, могу разобраться.

— А, нет. Ничего важного я не ощутила…

Юри кратко описала ситуацию.

Когда она закончила, Эрика сделала один оборот, проверяя окрестности и зафиксировав определённую точку.

— Слушай, Лили. Если бы кто-то попытался совершить нечто неподобающее вблизи этого бассейна, разве эти беспечные ребятки не выбрали бы вон то место?

Возле бассейна колледжа Джонан, который находился прямо напротив здания школы, были высажены сосны.

И с той стороны эта густая линия деревьев закрывала обзор.

Но там, где подобной преграды не было, тоже стояло здание. Деревянное здание старой школы, которое в течение месяца должны были снести. Оно не использовалось уже почти десять лет, и было закрыто…

Именно на него пристально смотрела Эрика.

— Хмм. Просто хочешь, чтобы я проверила, так что нечего тут любезничать. Совсем стыда нет, — бормоча, Лилиана закрыла глаза.

Юри ощутила, как закрытые глаза девушки испустили небольшое количество магической энергии, которая метнулась к старому школьному зданию.

Должно быть, колдовство, которое связывало одно из пяти чувств с удалённым местом. Наверное, просканировала там всё посредством своего «взгляда».

— Нашла. Есть там кое-какие бесполезные личности.

— Ай-яй-яй, какие плохие люди… так что, накажем их?

Когда Лилиана доложила о результатах, Эрика хищно усмехнулась.

Юри неловко наблюдала за тем, как двое магов, которых можно назвать лучшими среди европейских магов их возраста, приняли боевые стойки.