Глава 3. Химе-мико меча. Часть 3.

В это же самое время в классе пять первого года обучения.

Кусанаги Годо сидел на своём месте, с тревогой уставившись на письмо в руках.

Личное письмо, написанное на японской бумаге.

Его содержание было следующим: «Пожалуйста, нанесите визит в чайную комнату по завершении сегодняшних занятий». Выведенное кистью и необычайно красивым каллиграфическим почерком, за подписью Сэйшууин Эны.

«И это приглашение? Как-то подозрительно оно выглядит…» Годо вспомнил утреннюю сцену.

В какой-то неопределённый момент времени, письмо непонятным образом оказалось в столе Годо.

Он дивился тому, как она смогла его доставить. Скорее всего, это была магия. Годо даже захотелось отчитать её с целью, чтобы она не занималась столь подозрительными делишками ради таких простых задач.

Но Юри не показалась на крыше во время обеда. Скорее всего потому, что она его избегает.

Плохо если эта неловкость и далее сохранится, поэтому Годо чувствовал, что им действительно необходимо всё тщательно обговорить, чтобы прояснить ситуацию.

И хоть не нравится ему это письмо, но оно хотя бы послужит хорошим поводом.

Эрика успела покинуть класс вместе с другими девушками, но тянуть её вместе с собой необходимости не было.

Годо уже собирался пойти в чайную комнату один, как вдруг вспомнил о второй девушке-рыцаре.

— Слушай, Лилиана, мне надо лично кое-что сделать. Может, пойдёшь домой без меня?

— Надо кое-что сделать? Что?

Поприветствовав соседку по классу, Лилиана продолжала сохранять своё обычное величественное выражение лица.

— Короткий визит в клуб чайной церемонии.

— Клуб чайной церемонии? Что-то связанное с Марией Юри или твоей сестрой Шидзукой?

— Ну, меня пригласила подруга-мико Юри. Я не очень хорошо понимаю, что происходит, но отсутствовать я буду недолго.

Стоило ему дать пояснения, как Годо осознал свою ошибку. С подобным объяснением она настоит на исполнении своего рыцарского долга и пойдёт с ним. Надо было выдумать безопасную историю.

— Это как-то подозрительно пахнет. Если она подруга Марии Юри, то очень маловероятно, что она обычный человек. Я составлю тебе компанию, так как должна защищать тебя.

— А, хорошо. Хотя ты и преувеличиваешь.

— Ничего я не преувеличиваю. То, что я должна уделить этому внимание, само собой разумеется, ведь это тебе не хватает осторожности во времена кризиса… Именно ты всегда заставляешь других волноваться.

Таким образом, Годо направился к японскому блоку в компании сребровласой девушки-рыцаря.

Территория колледжа Джонан была довольно большой, особенно лесопосадки возле границы отделений старшей и средней школ. Там практически небольшой сад находился, даже пруды имелись.

И в качестве места, воплощающего собой деятельность различных культурных клубов, здание в японском стиле располагалось там же.

— Вот, значит, где проводит собрания клуб чайной церемонии. Я здесь впервые.

— Я тоже сюда не очень часто захожу. Единственный раз, когда я тут был, это во время проведения отделением культуры ярмарки для ознакомления с деятельностью клубов.

Японский блок представлял собой длинное узкое одноэтажное здание.

Перед тем, как войти, Годо и Лилиана сняли обувь и поставили её на обувную полку. Немного впереди по коридору находилась чайная комната, площадью приблизительно шесть цубо[1], и в ней уже было шестеро гостей.

Одной из них являлась Мария Юри, рядом с ней находилась Сэйшууин Эна в форме неизвестной Годо школы. Остальные четыре девушки сидели несколько поодаль от них, все они были представительницами клуба чайной церемонии, которых Годо раньше не встречал.

Ну, кроме одного исключения. Этим исключением оказалась его сестра Шидзука.

— Онии-чан? И чего это ты сюда пришёл?

Для совместной деятельности клубов культуры, типа клуба чайной церемонии, было вполне обычным явлением формировать состав сразу из учеников старшей и средней школ.

Вполне ожидаемо, что Шидзука была удивлена. Но она оказалась не единственной, кто удивился внезапному вторжению, Юри тоже смотрела на него с некоторым сомнением.

— Г-Годо-сан? Почему ты здесь?

— Это я, Эна, была той, кто его пригласил. Теперь, когда все гости собрались, давайте начнём чайную вечеринку. Кажется, явился гость, которого не приглашали, но всё равно, добро пожаловать, — неожиданно заговорила Эна, единственная, на ком не было формы колледжа Джонан.

Услышав подобные слова, Лилиана нахмурилась. Годо только-только собрался заговорить, а она уже присела, чтобы занять место перед двумя химе-мико. Неожиданно, но для сидения она приняла традиционную японскую позу сейза.

В отличие от Эрики, которая никогда не изменяла своим привычкам, сколько бы на неё ни ворчали, Лилиана была более склонна к изучению местных традиций.

— Пожалуйста, остерегайся этой женщины, так как несколько дней назад она преследовала нас с Эрикой, — тихо прошептала Лилиана сидящему рядом Годо.

Это неожиданное предупреждение сделало атмосферу несколько натянутой, но Эна успокаивающе улыбнулась Годо.

— Вон там это младшая сестра Кусанаги-сана? Хмм, ммм, надо же, что так совпало. Как же мне к ней обращаться?

— Никак не надо. Ей нет необходимости присоединяться к нам.

— Ну нет! Уж позвольте, пожалуйста, составить вам компанию.

Яростные слова Шидзуки оказались гораздо быстрее возражений Годо.

Совершенно неподобающе духу проведения чайной церемонии, она поспешно подошла и уселась рядом с Годо, разместившись прямо напротив Эны и Юри.

По мере того, как ситуация развивалась во всё более и более странном направлении, Годо открыл рот и спросил:

— В общем… как мне к тебе обращаться? Ты ученица другой школы, так, и зачем ты позаимствовала помещение у клуба чайной церемонии.

— Прямо по имени и называй. А эту комнату я попросила у президента клуба, которая вон там, — Эна глянула на одну из членов клуба поодаль.

Та выглядела доброй, но робкой, и немного неловко улыбалась.

— Если ты просто хотела поговорить со мной, подошло бы и какое-нибудь другое место.

— Тогда бы мы упустили эту редкую возможность, так что позволь мне угостить тебя чаем, который я заваривала лично.

Эна оглянулась на термос и чайник позади себя.

Не самые изысканные чайные принадлежности, но раз тут любительский школьный клуб, то делать нечего.

— В любом случае, какова же природа отношений моего брата и данной личности… — влезла Шидзука с недовольной миной.

По отношению к гостю из другой школы это было довольно грубо, особенно по отношению к старшему. На недостаток манер своей сестры, Годо вздохнул, но, кажется, Эна не особо возражала.

— Да просто мне и Юри надо кое-что обсудить с твоим братом. Если вкратце, то это касается даты замужества Эны и Юри и вхождения их в семью Кусанаги.

Бабах! Шидзука более чем картинным образом шлёпнулась вперёд.

Но не только она, даже Годо оказался настолько удивлён, что резко сел прямо.

Остальные участницы клуба чайной церемонии, которые пили чай и, навострив уши, слушали их разговор, тоже замерли в шоке. Лишь одна Лилиана молча сидела с выражением лица «так я и знала».

— Э-Ээна! Ты и я выходим замуж за Годо-сана, о чём это ты?!

— Ты безнадёжна. И всегда такой была, — посетовала Эна Юри, которая кричала на неё с пунцовым лицом.

— А, Кусанаги-сан, пожалуйста, не обращай внимания на Юри, чьи эмоции ещё вчера были довольно нестабильны. На самом деле этой дитяти великовозрастной Эна сказала, что чем раньше она подготовится к тому, что Кусанаги-сан ей завладеет, тем лучше. Поэтому по отношению к тебе она, кажется, стала довольно застенчивой — а, может, ты начал уставать от Юри?

— Ничего подобного! Но…

— Превосходно. Что бы ни случилось, мы всецело вверим себя тебе. Юри явно станет отличной женой, Эна тоже будет полезна Кусанаги-сану. И да, хоть для меня странно говорить подобное, но Кусанаги-сан воистину пожинает то, что сеет, и это восхитительно.

— Эна! Пожалуйста, следи за словами, какой позор, просто бесстыдство!

— Даже если и бесстыдство, это всё равно важно, так что по-другому никак — Кусанаги-сан, выпей чайку.

Засыпав заварку в чашку, она добавила кипятка и взбила всё бамбуковым венчиком.

Затем Эна протянула чашку Годо. Судя по всему, это не очень крепкий чай.

Все её движения плавно следовали одно за другим, и в них она явно не придерживалась какого-либо строгого консервативного ритуала.

Действия Эны сильно контрастировали с осмотрительными движениями остальных участниц клуба чайной церемонии.

Если придерживаться аналогии с каллиграфией, то различие между ними можно описать, как движения неуклюжих новичков, которые практикуются в совершении стандартных действий, в сравнении с плавными движениями мастера рукописи.

Приняв от неё чай, Годо поднёс чашку к губам.

Особенности церемонии он знал не очень, но сейчас всё равно не время им следовать. Шидзука сидела рядом и хмурилась. Лучше пока ничего не говорить и просто попробовать — ого, вкус этого чая тщательно выверен и действительно хорош.

Теми же движениями Эна сделала и подала чай остальным. И хотя иностранцам вкус порошкового чая часто не нравился, Лилиана спокойно выпила чашку. Затем она обратила свой пронзительный взгляд на ту, которая подала ей чай.

Юри изящно наслаждалась своим напитком, но на её лице стояло взволнованное выражение.

Недовольство Шидзуки сохранилось даже после того, как она попробовала чай.

— Ладно, вернёмся к теме замужества, будет же нормально, если мы не станем регистрировать отношения официально, так? Ведь женитьба сразу на двух является преступлением двоежёнства. Но тут ещё одна проблема, детям объяснить трудно будет… — сделала Эна очередное шокирующее заявление.

Эта девушка источник бед, наверное, даже больший, чем Эрика.

Шокированный Годо, напуганная Юри, спокойно слушающая Лилиана, Шидзука, которая сурово сверлила брата глазами, ну и остальные девушки из клуба чайной церемонии, выглядевшие несколько неловко…

Все, кроме Лилианы и Юри, метали в Годо убийственные взгляды.

«Онии-чан хуже всех!» «Эт-то т-так называемые взрослые отношения?!» «Кусанаги-сан и её брат, всё, как в слухах…» «Неужто все те слухи правдивы…»

Годо хотелось сбежать из этого места. «Почему все на меня так уставились?!»

— Да, вот так. Я с Юри всё обсудила. Для задач типа занятий любовью и рождения детей больше подойдёт она, а Эна просто будет на подхвате. Для Кусанаги-сана такое приемлемо? Или, может, для такого ты больше предпочитаешь Эну?

— Стой-стой-стой, подожди минутку. Этот разговор, кажется, принял какое-то странное направление. Слишком уж странное!

— Ничего подобного. Фактически, эта самая важная часть, и вопрос состоит в том, какой тип ты предпочитаешь. Замкнутый или жизнерадостный, какой из них?

Игнорируя его просьбу попридержать коней, Эна обыденно продолжила задавать вопросы.

Годо начал понимать, что волевой Эне он должен оказать смертельное сопротивление.

— Я не буду отвечать! У меня нет причин отвечать на подобный вопрос!

— Ладно, пока что оставим его на потом. Тогда давай поговорим о том, какие у тебя имеются особые интересы, типа тайных фетишей. Я как-то читала журнальную статью, в которой говорилось, что «проблемы в сексуальной жизни станут причиной разрыва отношений, так что, если даже у мужчины есть какие-нибудь ненормальные пристрастия, вы должны активно наслаждаться ими». Кусанаги-сан, есть у тебя такие тайны?

— Не меняй тему, слушай, что я говорю!

Кажется, сопротивление этой девушке требовало наличия соответствующей железной воли.

Годо обратился к Эне, которая как раз достала не очень толстый женский журнал.

— Как бы ты не меняла тему разговора, ни Юри, ни ты не будете состоять со мной в подобных отношениях. Это первое, что требуется прояснить.

— У тебя уже три жены, и при этом ты ещё что-то тут говоришь.

После чего Эна начала считать на пальцах.

— Эна всё знает, есть Эрика, а вот здесь Юри и Лилиана. Видишь, уже трое… А, ещё же и местная жена.

— Все они всего-навсего мои обычные друзья. Прекрати говорить так, словно я гроза всех женщин!

Девушки из клуба чайной церемонии смотрели на Годо, как на преступника. Игнорируя их взгляды, он и сделал вышеупомянутое уверенное заявление в свою защиту.

— Просто Юри очень застенчивый человек, но я не такая. Не волнуйся. Эна будет усердно трудиться, чтобы пройти квалификацию и попасть в число твоих наложниц. Так что, Кусанаги-сан, тут тебе стесняться не стоит.

— М-Мария, и тебя всё это устраивает?! Пожалуйста, помоги мне дать отпор, — не в состоянии повлиять на ситуацию, Годо обратился к Юри, которая всё это время молчала. — Мы же с тобой просто друзья и нет у нас каких-то странных взаимоотношений, как она сказал, ответь, ну пожалуйста.

— Да, да. Между мной и Годо-саном ничего нет…

— Юри, скажешь такое ещё раз, и пути назад уже не будет, — тихо произнесла самопровозглашённая подруга Юри, но на этот раз её тон резко отличался от прежней беспечной манеры общения. — Тогда просто бери одну Эну. Если сейчас Юри возьмёт самоотвод, то всё нормально, хоть мне и придётся служить Кусанаги-сану в одиночку. У нас будут очень близкие взаимоотношения, и мы, скорее всего, поженимся и заведём детей. И тогда, даже если Юри станет сожалеть о своём выборе, я просто проигнорирую её.

— Что? Эна…

— Если ты выбираешь сдаться, я никак не стану тебя останавливать. Но, как следствие, я не дам тебе второго шанса. Быть застенчивой очень мило, но когда ты не можешь проявить решительность, это плохо. Непростительно. Если чего-то хочешь, то должна взять это своими руками.

— Своими руками…

— Именно. Ты должна создать ту жизнь, которой хочешь жить, так ведь? При наличии у Юри соответствующих желаний, Эна возьмёт на себя ответственность за твою поддержку. Так как поступишь? Решай сейчас. Ну?

Не в состоянии последовать совету подруги, Юри погрузилась в молчание.

Наблюдая пребывающий в сомнениях профиль её прекрасного лица, Годо забеспокоился. Молчание было длинным, очень длинным. В чём она может сомневаться?!

— Да, я понимаю…

По крайней мере, она дала ответ. После чего Юри посмотрела прямо в лицо Годо, впервые со вчерашнего дня.

Таким образом, она застенчиво и сбивчиво произнесла:

— Я… не могу всецело согласиться с тем, что сказал Эна.

— Эм, да.

И хоть она была смущена, но во взгляде и словах Юри чувствовалась сильная воля.

Годо, подавленному силой её духа, не оставалось ничего кроме как затихнуть.

— Однако я вею в то, что описанное ей будущее нельзя отвергать с абсолютной уверенностью. В любом случае, я понятия не имею, какие отношения сложатся у нас с Годо-саном в будущем, тем более, что мы уже занимались вещами, которыми обычные друзья никоим образом заниматься не должны!

— И, и что дальше-то?!.

— Поэтому я не могу утверждать, что мы обычные друзья! В-возможно всё окажется так, как Эна только что и сказала, но также всё это может обернуться ничем!

На её неожиданный ответ Годо издал удивлённое: «Э?»

Затем Юри посмотрела на него очень печальными, но ясными глазами:

— Возможно ли… не отрицать это? Может быть, мы с тобой ошиблись под влиянием обстоятельств…

— А, нет, мне ни разу не показалось, что тогда мной воспользовались, просто был несколько шокирован…

Тут же всплыли воспоминания о «ритуале», который они с Юри провели во время июньского шторма.

Годо резко тряхнул головой.

В этот момент его сестра Шидзука как раз провозглашала: «Онии-чан просто непробиваемый болван, неужто Мария-сэнпай, наконец-то его прямо сейчас и получит?!» А со стороны президента клуба чайной церемонии довольно громко доносилось: «М-Мария-сан такая смелая…»

После всего произошедшего Юри незамедлительно укрылась от взгляда Годо. Дрожа от смущения, она спряталась за спиной у Эны.

— Можно мне теперь высказаться? — до слуха шокированного всеми этими событиями Годо вдруг донёсся суровый голос.

Лилиана Краничар.

Одетая в синее и чёрное девушка-рыцарь пристально смотрела на Эну пронизывающим взглядом.

— И что же такое ты планируешь? Зачем тревожишь мирную жизнь моего господина?

— Я не ставлю своей целью что-то потревожить, кроме того, уже некоторое время Кусанаги-сан и так не испытывает недостатка в скандальных событиях.

— Если так на это посмотреть, то тут ты, всё-таки, права. Прошу прощения, я не совсем корректно выразилась.

Не стоит достигать взаимопонимания в подобных областях. Но перед тем как Годо представился шанс отчаянно возразить, разговор продолжился.

— Тем не менее, если ты попытаешься сблизиться с Кусанаги Годо, имея некие скрытые мотивы, не ожидай пощады с моей стороны. Запомни это.

— Да не буду я ничего такого делать. Как у Эны могут быть какие-то скрытые мотивы, Номер Два?

От Лилианы исходило острое, словно меч, ощущение опасности, но Эна ответила ей обыденным тоном.

— Номер Два?

— Да… Так как ты вторая по силе в этой группе людей. Блондинка — Номер Один, а ты Номер Два, Лилиана-сан. Я поняла это после нашей с вами встречи.

— Имеешь в виду, что Эрика стоит надо мной?..

Лилиана прищурилась. На персональное оскорбление рыцарь может ответить вызовом на дуэль. Но хоть атмосфера и накалилась до такого предела, Эна продолжала улыбаться, словно шутила.

— Если говорить о дуэли один на один, то вы практически равны. Но основываясь на вашем влиянии в группе, становится очевидно, у кого больше власти. Вот что Эна думает.

Годо в очередной раз был вынужден посмотреть на химе-мико, которая называла себя подругой Юри.

Хоть слова её фактами особо и не подкреплялись, она идеально проанализировала ситуацию противостояния красного и синего рыцарей.

— Должна внести поправку, всё не так, как ты думаешь.

— Ладно, хорошо, но сейчас я просто даю предварительные пояснения. В конце концов, сначала я планировала позаботиться о Номере Один. У Эны всегда была привычка в первую очередь поедать самое вкусное.

Обыденно обменявшись с Лилианой провоцирующими фразами, Эна посмотрела за спину Годо.

— А, Эрика-сан, ведь в суждениях Эны ошибки нет, правда?

Она смотрела прямо на выход из чайной комнаты, где появилась шикарная ученица, притягивающая к себе взгляды.

Блондинка с красноватым оттенком волос, которой сопутствовала невероятно редкая чарующая атмосфера, само собой, это была Эрика Бланделли.


[1] Один цубо приблизительно равен 3.3058 м2. Шесть цубо — 19.8348 м2.