Глава 3. Химе-мико меча. Часть 5.

Уже после того, как фигуры Эрики и Эны исчезли из поля зрения.

Трое оставшихся начали уборку комнаты, собирая чайные принадлежности, чтобы помыть их в раковине.

Когда Годо и Лилиана уже взялись за губки и средство для мытья посуды, на лице Юри вдруг возникло взволнованное выражение.

— В чём дело, Мария?

— А, не обращайте внимания. Просто меня кое-что обеспокоило. Простите, но мне надо на некоторое время выйти.

После того, как Юри отошла от раковины, Годо тут же пришла в голову одна мысль.

— Прости, Лилиана, но остальное вынужден доверить тебе.

— Хорошо, конечно. Кусанаги Годо, куда ты собрался?

Погнавшись за Юри, Годо ничего не ответил.

А Юри как раз вышла из японского блока и уже собралась войти в рощу. Она удивлённо задала Годо вопрос:

— Годо-сан, зачем ты за мной пошёл?!

— Ну, мне показалось, что ты вела себя несколько странно… Может, у тебя появились какие-то мысли насчёт Эрики и Сэйшууин Эны?

— Не совсем, но я почему-то ощутила в окружающем пространстве что-то не то.

Вглубь рощи они продолжили идти вместе, Юри впереди, а Годо следом за ней.

— И что же за человек эта Сэйшууин Эна? Она говорила, что является одной из химе-мико.

— Так и есть. Она наследница одной из Четырёх семей — дома Сэйшууин. Сильнейшая химе-мико из всех тех, кто защищает Мусашино, а также моя подруга детства.

Четыре семьи. Термин, которого он никогда раньше не слышал.

— Сэйшууин, Кухоцука, Рэнджу, Саяномия — это четыре древнейших семьи, которые многие века используют свои магические силы для службы императорам. Среди них Сэйшууин выделяются боевой силой и политическим влиянием, в то время как семья Саяномия стала основным стратегическим ядром Комитета компиляции истории. Чтобы всё объяснить, понадобится много времени, так что давай остальное оставим на потом, — бегло объяснила Юри, остановившись с натянутой улыбкой.

Когда она заметила, что Годо начал теряться в терминологии, то решила сделать паузу, принимая во внимание его замешательство.

— Теперь я немного лучше понимаю. Значит, в окружении Марии тоже полно всяких сложностей.

— На самом деле это было идеей Амакасу-сана, чтобы я не раскрывала слишком много информации во избежание введения Годо-сана в глубокое замешательство.

— Идея явно оказалась правильной. На самом деле я до сих пор более чем запутан.

Беседуя и продвигаясь вглубь чащи, они наткнулись на Эрику.

— Эрика-сан, с тобой всё в порядке?

Юри обнаружила Эрику благодаря духовному зрению и подбежала к ней с выражением облегчения на лице.

Однако Эны нигде не было, первой ушла?

— Не стоит беспокоиться обо мне всего лишь из-за той девушки, неужели она настолько опасна? Если дело дойдёт до битвы с ней, то у меня, Эрики Бланделли, будет проигрышная позиция — ты это увидела, Юри? — задала Эрика неожиданный вопрос приближающейся к ней химе-мико.

— Ммм, это…

— Напарник Сэйшууин Эны, к этому предмету у меня появился немалый интерес. Позволишь расспросить тебя в подробностях?

На этот вопрос Юри опустила голову.

Иными словами, она не могла ответить, даже если и хотела. В данной ситуации Эрике оставалось лишь вздохнуть.

— Ладно, всё в порядке, даже если ты и не можешь ответить, спросить всё равно стоило. Пусть это тебя не беспокоит. То же касается и тебя Годо: не расспрашивай Юри об этой девушке. Думаю, ей будет трудно ответить на многие вопросы.

Эрика говорила дружелюбно, словно беспокоилась о младшей сестре. Скорее всего, она принимала во внимание положение Юри, которая являлась одной из химе-мико.

Именно в подобные моменты Красный Дьявол проявляла сочувствие, которое не вязалось с её именем.

Годо согласно кивнул.

— Так куда ушла Сэйшууин?

— Мы немного поболтали, а затем она откланялась, попросив меня присмотреть за Юри, вот и всё.

— И вы двое драку не начинали?

— Конечно, нет, пожалуйста, не говори обо мне так, словно я какая-то бешеная собака. Проблем с избиением людей без оглядки на ситуацию я уж точно не испытываю.

Кивнув на объяснения Эрики, Годо решил пойти домой.

Предоставив Юри возвращаться в святилище Нанао, он пошёл в японский блок, чтобы снова увидеться с Лилианой.

Сребровласая девушка-рыцарь, естественно, была несколько обижена, и Годо виновато проводил её до ворот школы.

— В любом случае, сегодня много чего произошло, надеюсь, до дома я спокойно дойти смогу.

Пока Годо сам себе жаловался, Эрика и Лилиана обменялись взглядами и уставились на него так, словно он сказал что-то не то.

— Да говорите уже, если есть что сказать. А то мне не по себе как-то.

— Тогда начну я. Кусанаги Годо, жаль, но твоим недавним надеждам сбыться не суждено.

— Неужели ты не заметил, что эти события станут одним из твоих величайших испытаний?

Когда красный и синий рыцарь обратились к нему подобным образом, Годо ощутил, как в нём нарастает ярость.

«Они обе говорят со мной так, словно я идиот какой», — но пока его гнев рос, Годо, наконец, понял.

«Да что ж я за дурак такой, и как я только мог о ней забыть?»

В десяти метрах за воротами школы.

Там, выпрямившись и заслонив собой заходящее солнце, стояла миниатюрная девушка.

Кусанаги Шидзука в своей школьной форме.

Юри в душе

Младшая сестра, которая слышала недавний разговор в чайной комнате.

Оттенённое закатом, выражение её лица оставалось невидимым. Но, с другой стороны, видеть его особой необходимости не было. В конце концов, кроме выражения крайней ярости, там больше и быть ничего не могло.

— Шидзука, может, простишь его, несмотря на жалкие оправдания, пожалуйста? Как бы то ни было, когда-нибудь Годо поведает тебе правду… Кстати, мы с Лили сегодня другой дорогой идём, так что нет проблем, дадим вам, брату и сестре, время поладить.

Улыбка воистину дьявольская.

Годо чувствовал, как мягкие слова Эрики буквально давили на него своей тяжестью, пока она говорила с этой своей улыбочкой.