Глава 4. Предложение свидания. Часть 1.

Комитет компиляции истории, Токио, отделение Акасака.

Время после одиннадцати вечера.

Амакасу Тома оставался в офисе.

Но работников на службе в данном отделении и в государственном разведывательном управлении явно состояло не очень много.

В рабочем помещении, которое занимало целый этаж частично жилого и частично коммерческого здания, размещалось несколько рядов рабочих столов.

На них стояли компьютеры, лежали высокие стопки документов и разнообразных книг (в том числе и манга), различные закуски и море не особо полезной еды, медицинское оборудование типа аппаратов измерения давления, а ещё игрушки для детей в возрасте от младенцев и выше.

Какой-нибудь работник из разряда разработчиков игр, мультипликаторов или издателей вполне мог ошибочно принять это место за офис конкурентов.

И в таком вот месте за закреплённым за ним столом у ноутбука сидел Амакасу Тома — вместо напряжённой работы он лазил по своим любимым сайтам и читал анонимные форумы.

Тем не менее, нельзя было сказать, что он полностью отлынивал от работы.

Его рот и уши всецело занимало усиленное взаимодействие с сотовым телефоном, он вёл рабочую беседу с начальницей.

— С этим уже разобрались, не волнуйтесь, вам бы стоило верить в меня хоть чуточку больше.

«Да мне и самой хотелось бы», — донёсся из телефона чудесный голос Саяномии Каору.

Будь у девочек-подростков подобный голос, он, скорее всего, вызывал бы бурную реакцию типа: «Кьяяяя, этот голос ну просто суперкрутой!»

«Надо же, тот, кто постоянно оставляет в своём рабочем компьютере закладки на новостные сайты, посвящённые знаменитостям, блоги звёзд и сэйю, просит меня верить в него…»

— Это серьёзная работа по сбору информации, она очень важна в нашем деле.

Бесстыже оправдываясь, Амакасу продолжал рассматривать страницу онлайн-аукциона перед глазами.

«Ладно, следующий вопрос, ты разгадал намерения Старейшего?»

— Пока нет, но до недавних пор он не проявлял к Кусанаги-сану никакого интереса.

Токийское отделение Комитета компиляции истории — Саяномия Каору и её доверенный подчинённый, Амакасу, могли свободно распоряжаться офисом на своё усмотрение.

— Что же до недавних событий, которые могли привлечь внимание Старейшего, то как насчёт происшествия в Неаполе? Та битва с Персеем.

«А, да, Амакасу-сан ещё называл его Героем Стали, так?»

— Да, Персей это типичный герой стали со свойством «Меч». Веретрагна, которого непреднамеренно одолел Кусанаги Годо, из той же категории.

У предка Веретрагны, Митры, тоже была легенда «рождённого из камня». А ещё существует армянский бог войны Ваагн, которого называют братом Веретрагны. Бог-герой с огненными волосами и бородой, рождённый из багряного моря.

Камни, или, по-другому, руда, являются источником железа. Огонь, плавить руду. Ветер, чтобы раздувать и поддерживать огонь. Вода, чтобы охлаждать только что выкованный металл. Сложные взаимосвязи между элементами представляют собой существенную составляющую различных богов меча.

«Как король Артур и рыцари Круглого стола?»

— Совершенно верно. Если взять за основу легенду об Экскалибуре, то существует множество мифов, которые берут своё начало из легенды о боге стали. И утверждать, что легенда о рыцарях Круглого стола основана на кельтских мифах, будет явным упрощением.

«Тема явно глубокая».

— Само собой, элементы кельтских мифов игнорировать тоже нельзя. Но чтобы истолковать эти легенды, нужно принять во внимание мультикультурную среду, которая сформировалась под влиянием Британской и Римской империй. Изначально всё это должны были пояснить вы, Каору-сан.

В ответ на явную жалобу Амакасу юная девушка в мужской одежде, праправнучка историка и основательницы Комитета компиляции истории Саяномии Коремити, деланно извинилась: «Ха-ха-ха, прости, прости. Я занята всякой всячиной, типа школы, обязанностей химе-мико и так далее, и на подобные занятия времени у меня уже не остаётся».

Сейчас приоритетной задачей было тщательное отслеживание передвижения Сэйшууин Эны, авангарда старейшин.

Когда они сошлись на этом, разговор завершился.

Амакасу решил сразу пойти домой, поэтому запер дверь и покинул здание.

С целью перекусить он добрался до одной раменной в районе Тамэикэ-Санно и остановился прямо напротив неё.

Столики для посетителей располагались как внутри, так и снаружи.

Когда Амакасу занял место снаружи, официант подошёл к нему, чтобы принять заказ.

Не особо раздумывая над выбором, он заказал рамен с соевым соусом и яйцом вкрутую, а в качестве выпивки выбрал банку пива.

В это же время к нему подошла красивая женщина. Хотя, назвать её женщиной было бы слишком, правильнее будет описать её, как красивую девушку.

При виде лица девушки Амакасу пожал плечами. Пытаться сбежать бессмысленно, так как его снова найдут. Поэтому можно, как обычно, поздороваться.

— Давно не виделись, Эрика-сан, вы всё так же прекрасны. Видеть вас, счастье для меня.

— Не так уж и давно, Амакасу-сан, вы же не возражаете, если я тут присяду, нет?

Очевидно, что отказать он никак не мог, поэтому Амакасу картинно кивнул головой.

Эрика заняла место напротив него.

Двадцати-сколько-то-там-летний скромный молодой человек, специальный агент Комитета компиляции истории.

Исчерпав ресурсы магической ассоциации «Медно-чёрный крест», свои контакты в Токио, и теряясь в догадках, Эрика, наконец, решила связаться с этим человеком, чтобы сбор информации оказался наиболее полным.

— Удивительно, что Эрика-сан посещает подобные заведения, — обыденным тоном произнёс Амакасу, явно никак не встревоженный её неожиданным появлением.

Поддерживая беседу, Эрика улыбнулась:

— Ну, когда я была в Гонконге, то часто покупала еду в придорожных лотках.

— А, ну да, вспомнил, вы действительно жили там год или около того.

— Как и ожидалось от Амакасу-сана, вы уже всё разузнали, прямо как японский ниндзя-супермен.

В ответ на этот редкий комплимент лицо Амакасу преобразилось так, что его выражение описать было трудно.

— Недавно я уже кое-кого просил не обращаться ко мне подобным образом. Называйте секретным агентом или шпионом хотя бы… Кроме того, когда вы пользуетесь подобным описанием, «супермен» это уже несколько лишнее.

— Вот как? Что ж, я с уважением отнесусь к вашему личному мнению.

— Премного благодарен.

В этот момент подошёл официант с меню, и Эрика без промедления спросила:

— У вас есть лапша с вонтонами[1]? Ну и конечно, лучше всего, если вонтоны с креветками.

— В меню обычных японских раменных такого нет, так что если хотите чего-то подобного, стоит пойти в китайский ресторан… Эм, эта леди желает сделать такой же заказ, как и я.

После слов Амакасу официант ушёл, а Эрика нахмурилась.

— Говорят, что специализируются на лапше, и в то же время лапши с вонтонами у них нет.

— Конечно нет. Эрика-сан, вам бы следовало знать, что существует разница между японскими раменными и гонконгскими лапшичными. Вы же здесь уже три месяца живёте.

Насмешливое выражение лица Амакасу поддело Эрику. Почему-то оно напомнило ей лицо Годо, когда тот напоминал ей о различиях в их воспитании.

— Откуда же я могу это знать? Я ведь в подобном заведении впервые.

— Выглядите мудрой и опытной, но на самом деле оберегаемая юная леди из благородной семьи, вы полная противоположность Эны-сан, — равнодушно констатировал Амакасу, сделав большой глоток пива.

Эрика улыбнулась. Человек, которого она назвала ниндзя, несомненно, очень наблюдательный.

— Сэйшууин Эна, разве эта девушка не благородная молодая леди?

— Она молодая леди, которая получала превосходное воспитание с самого рождения. Квинтэссенция Ямато Надэсико. Но, несмотря на это, данное дитя было взращено в окружении природы. Однако, Эрика-сан, скорее всего, пришла сюда не об этом вопросы задавать, верно?

— Да, мне интересно узнать о ней, как о химе-мико.

— И вы разыскали меня, чтобы об этом спросить? Но я ни за что не отвечу на подобный вопрос.

— Вот как? «Враг моего врага — мой друг», сейчас данное выражение, наверное, лучше всего описывает наши взаимоотношения.

Тут как раз доставили их заказ.

Две больших миски с лапшой. Судя по вкусу и цвету бульона, это явно был типичный рамен с соевым соусом. Заодно и ещё одну банку пива принесли, которую, потянув за кольцо, без промедления открыла Эрика.

— В Японии несовершеннолетним запрещено пить алкоголь.

— Верно, но разве вы мне не то же, что и себе заказали? Кроме того, в Италии в моём возрасте уже можно пить, так что не беспокойтесь.

— А как же поговорка про чужой монастырь и свой устав? Хотя, какая разница, так, значит, враг моего врага — мой друг?

Амакасу взял белую ложку и сделал небольшой глоток супа.

Эрика тоже немного попробовала, и оказалось, что у него неожиданно многогранный вкус, и это было совсем неплохо.

— До меня дошли слухи, что в последнее время вы расширяете круг своего общения. Но в таком случае, вы и так должны были получить удовлетворяющую вас информацию от тех, кто держится обособленно от Комитета… Особенно о состоянии дел в Японии, тут вы должны иметь самые актуальные данные, я прав?

— Это оказалось довольно проблематично. К тому же, зная про Комитет компиляции истории, я понятия не имела о существовании Четырёх семей, служивших императору, а также о их борьбе за власть в мире магии.

Борьба за власть, которую в основном вели семейные кланы, а не магические ассоциации.

В мире магии это вполне распространено, и тут нет ничего удивительного. Однако сюрпризом было узнать о том, что побеждавшая семья становилась во главе Комитета компиляции истории.

— Но вы и сами виноваты в своём невежестве, вам ведь совершенно нет дела до информации, касающейся внутренних дел Японии.

— Около ста пятидесяти лет назад победителем стал клан вашей начальницы в Комитете, но нельзя утверждать, что победа оказалась полной и безоговорочной.

Для семьи, которая стала первой среди четырёх, её влияние ненамного превосходило таковое у второй семьи.

— Да, да, всё верно, существование семьи Сэйшууин в некоторой мере нам мешает, но, в любом случае, так как последнее слово за нами, это не такая уж и серьёзная проблема.

— Это вы так говорите, но почему тогда прямо сейчас позволяете Сэйшууин Эне делать всё, что ей вздумается?

— Ну, присутствуют в нашей работе неприятные моменты, не всегда всё идёт так гладко, как хотелось бы, — возразил Амакасу, поедая свой рамен с соевым соусом.

В случае, когда приходилось иметь дело с едой, которая не удовлетворяла её вкусам, у Эрики имелась способность полностью игнорировать вкус яства. К счастью, на этот раз пользоваться данной способностью не пришлось. Вкус рамена был так же хорош, как и у лапши с креветочными вонтонами.

Прикончив две трети своей порции, Амакасу медленно произнёс:

— Что ж, позвольте дать вам несколько подсказок. Только не надо ошибочно принимать это за взаимоотношения тех, у кого оказался общий враг, просто считайте, что я позволил себе эту утечку информации, так как был очарован прекрасной леди, которая разделила со мной ужин.

— О-о-о, да вы мне честь оказываете.

На лицах Амакасу и Эрики появились хищные улыбки.

Наверное, этим двоим подошло бы описание лисы и тануки, которые провернули тайную сделку.

— Сэйшууин Эна является секретным оружием старейшины, который известен в качестве Старейшего. Что бы ни задумал этот старикан и его пособники, мы, члены Комитета, не можем их игнорировать.

— Прямо как отношения между правительством и парламентом.

— Вполне удачное описание. Более того, Стареший даровал Эне-сан священный меч.

— Священный меч — неужели это и есть Амэ-но муракумо-но цуруги?

— Также широко известный как меч Кусанаги.

— Прямо как фамилия у Годо.

— Просто обычное совпадение. Фамилия Кусанаги обычное явление в областях Акита и Сануки, полагаю, его предки, скорее всего, были как раз оттуда.

Вот, значит, как дела обстоят. Эрика кивнула.

Если Годо унаследовал кровь сведущих в магии, то в случае наличия у него большей предрасположенности к ней, будет только лучше.

— А этот меч, он точно настоящий?

Данное имя принадлежало любимому мечу знаменитого японского бога-героя.

Давать подделке имя легендарного божественного артефакта было довольно распространённым явлением. Но Эрика находила несколько странным для себя подозревать, что меч Эны является оригиналом.

Тем не менее, в этом мече чувствовалось священное присутствие.

Естественно, на лице Амакасу возникло обеспокоенное выражение:

— Ну, всё зависит от того, что понимается под термином «настоящий». В качестве одного из Трёх священный сокровищ, меч, наследуемый человеком самого благородного происхождения, скорее всего, является подделкой с археологической точки зрения. Тем не менее, вышеупомянутый…

— Вышеупомянутый?

— Вполне подходит под описание сокровища, словно он и является настоящим. Сказать больше, значит открыть корпоративную тайну.

— Ясно. Просто буду относиться к нему так, словно он обладает неограниченным потенциалом «сделанного в Японии».

Кажется, химе-мико и Комитет компиляции истории до сих пор обладали множеством непонятных загадок, и Эрика решила, что отныне ей стоит быть ещё более осторожной.

Как Горгонейон и Секретный том Прометея. Если то, что сказал Амакасу, правда, то Амэ-но муракумо-но цуруги, скорее всего, скрывает в себе такой же потенциал, как и эти два божественных артефакта.

Но подобные объекты изначально представляли собой инструменты, которые боги создавали для себя.

Они не предназначались для использования людьми, а бездумное их применение приведёт к смерти. Если бы Кусанаги Годо не стал Чемпионом, то он был бы уже мёртв.

— Мне всё больше и больше становятся интересны секреты Эны-сан. Кстати, могу ли я задать более конкретный вопрос?

Амакасу молча пожал плечами, словно не собирался отвечать.

Так как больше помощи ей ждать было неоткуда, Эрике оставалось лишь сменить тему разговора.

— Мне интересно, вы с Эной-сан принадлежите одной и той же школе боевых искусств?

— В плане способностей, она, конечно же, сильнее. Сражения не относятся к моим сильным сторонам.

— Я слышала, что по сравнению боевыми навыками, Амакасу-сан куда более талантлив в использовании заклинаний… Это правда?

Ещё с самого начала Эрика интересовалась утаиваемыми способностями этого человека.

— Вы меня слишком переоцениваете. Я ведь всего лишь мальчик на побегушках. Поэтому у меня нет необходимости в каких-то невероятных умениях, так-то вот.

В ответ на оправдания Амакасу Эрика вежливо кивнула.

На сегодня со сбором информации покончено. Следующим шагом станет использование подсказок, которыми поделился этот молодой человек, которого ну никак нельзя было недооценивать.

Поднявшись и оставив на столе наличные, Эрика улыбнулась подобно дворянке.

— Какая приятная беседа, давайте ещё как-нибудь встретимся, когда появится такая возможность.

— Что до меня, то вот так вот лично встречаться с вами мне совсем не хочется. Кстати, Эна-сан, судя по всему, подготовила в вашей школе какую-то ловушку или заклинание. И хоть я понятия не имею что там такое, но, исходя из того, что она подготовлена химе-мико, обладательницей священного меча, вам никак нельзя терять бдительности, пожалуйста, будьте осторожны.

При этом Амакасу подал знак своим взглядом, таким образом, дав Эрике в самом конце беседы критически важную информацию.


[1] Вонтоны или хуньтунь — разновидность пельменей в китайской кухне. Вонтоны обычно подаются в супе, но иногда и жарятся. Их заправляют не только мясом, но и грибами сянгу и стеблями молодого бамбука. Суп с вонтонами особенно популярен на Новый год, так как считается, что лапша в нём символизирует долголетие. Обжаренные вонтоны могут продаваться и отдельно, как своего рода фастфуд (особенно в Гонконге).