Глава 4. Предложение свидания. Часть 2.

Комната клуба чайной церемонии после окончания уроков в колледже Джонан.

— Здорово вот так просто пить чай, было бы это в горах, одно только кипячение воды оказалось бы той ещё задачей. Ха-а-а… — тихо произнесла Эна, сделав длинный выдох.

В руках она держала чашку собственноручно заваренного порошкового чая. Рядом с ней сидели президент клуба чайной церемонии Ханабуса-сан и Мария Юри.

— Но для той, кто не состоит в этом клубе, Эна-сан настолько свободно приходит и уходит из чайной комнаты, что это как-то…

Эна обладала прекрасной гибкостью, превосходя даже кошек и мартышек. И в мыслях Юри появилась картинка того, как Эна пользуется этим, чтобы нарушать границы школы и проникать внутрь.

— Назвать меня посторонней будет преувеличением, Эна ведь уже поздоровалась со всеми членами клуба, начиная с президента и заканчивая самым младшим участником. Более того, я сегодня ещё и сувениры в подарок принесла, так что отнесись ко мне, как к гостье хотя бы.

— В п-подарок?

Неимоверно удивлённая Юри обратила свой взор на Ханабусу-сан.

Смущённая добросердечная президент клуба могла лишь признать свою вину.

— Да, да, так и есть — только что я получила от Сэйшууин Эны-сан множество всяких вещей. Смотри! Порошковый чай, закуски, а ещё чайный набор!

— Неужели всё это было принесено сюда из дома Сэйшууин…

Юри внимательнее присмотрелась к используемому чайному сервизу.

Раньше она его тут никогда не видела. И это довольно тревожный знак на самом деле. Столь высококачественные принадлежности не совсем соответствовали клубной деятельности.

— Кстати, вам на этот счёт не стоит особо беспокоиться. Это просто всякие запасные принадлежности, что бабуля дома скопила. А инструменты предназначены для того, чтобы ими пользовались.

— Тут ты права, но столь совершенная посуда должна использоваться в более подходящем месте.

— М-Мария-сан, неужто всё это имеет немалую ценность?

— Да, вещи ценные, но не бесценные. В конце концов, посуда такого качества может быть куплена, если деньги имеются. Самый дорогой прибор, вероятно, не превышает по цене один или два миллиона… Президент-сан, возьмите себя в руки!

В этот неудачный момент Ханабуса-сан держала один из приборов сервиза всего лишь одной рукой. Юри и Эна наблюдали за тем, как она начинает паниковать.

После чего Ханабуса-сан заявила, что ей надо очистить разум и вышла из комнаты.

В просторной чайной комнате в качестве присутствующих остались лишь две химе-мико.

Сегодня была пятница, и так как в этот день клубной деятельностью не занимаются, другие участники клуба отсутствовали.

Юри пришла из-за того, что Эна вызвала её по телефону. Что же касается Ханабусы-сан, то уборка комнаты входила в ежедневные обязанности президента клуба.

— Так зачем Эна снова пришла к нам в школу? — Юри оставалось лишь учинить Эне допрос. — В прошлый раз именно из-за тебя я и Годо-сан попали в ситуацию…

— Но благодаря прошлому разу, отношения Юри и Его Величества немного продвинулись, разве это плохо?

— Ещё как плохо!

Тем не менее, недавний фарс действительно позволил полностью исчезнуть всякой неловкости между ней и Годо

Но из-за этого счастья Юри не прибавилось. Более того, она снова начала беспокоится, но уже по поводу того, что произошло между Эрикой и Эной.

— Между тобой и Эрикой-сан, правда, никакого конфликта не было?

— Нет, нет, тогда мы просто немного поболтали, и затем я немедленно ушла.

— Тогда почему я ощутила пробуждение Амэ-но муракумо-но цуруги?

— Я всего лишь вытащила его, чтобы она посмотрела, вот и всё. Юри, ты слишком много беспокоишься.

Пронзительный взгляд Юри сфокусировался на расслабленной Эне.

— И хотя Эрика-сан иногда доставляет проблемы другим, но эта девушка всецело действует во благо Годо-сана… во благо Короля. Если ты безрассудно сделаешь её своей целью, то навлечёшь на себя его гнев. Пожалуйста, не забывай об этом, я искренне прошу тебя.

— Знаю, знаю. Сделаю, как ты говоришь.

Она действительно поняла? Или просто подыграла.

Не в состоянии понять истинных намерений Эны Юри могла лишь вздохнуть.

Подобное угрожающее предупреждение на самом деле должно быть работой Комитета компиляции истории, но они почему-то создавали видимость медленной ответной реакции на происходящее.

— Юри, похоже, беспокоится непонятно из-за чего, но ведь у тебя есть куда более важные дела, разве нет?

— Важные дела?

Неожиданный вопрос Эны заставил Юри потерять самообладание.

— Дела, связанные с развитием взаимоотношений с Кусанаги-саном. Теперь, после нашего заявления, что мы обе выйдем за него замуж и войдём в семью, следующим шагом будет… Конечно же свидание, так?

— Свидание?! Ты предлагаешь, чтобы Годо-сан и я-я-я провели тайное свидание?

— Да, именно так, или можно назвать это уединённой любовной встречей?

— Ни за что! Паре не пристало заниматься подобным до брака!

— На самом деле до свадьбы такие вещи вполне обычны. Не волнуйся, сходи вместе с Эной и пригласи его. Юри справа, а Эна слева. Кусанаги-сан явно будет счастлив обнимать двух красавиц одновременно, с каждой стороны по одной.

Эна невинно улыбнулась, встала и потянула Юри за собой.

Затем две химе-мико начали обыскивать школу в поисках Кусанаги Годо.

А в это самое время Кусанаги Годо…

— Итак, давайте же начнём второе собрание Обвинительного собрания суда над ублюдком Кусанаги Годо, который монополизировал двух невероятных красавиц плюс новенькую. Присутствующие, вы готовы?

— Нет проблем. Свершим же правосудие над Кусанаги Годо, общим врагом всех мужчин.

— Само собой, во имя наших коммунистических идеалов равноправия в любви приложим все наши силы ради полного изобличения буржуев!

В настоящее время, по вине трёх сумасшедших недоумков Годо являлся заключённым.

После школы на него накинули мешок и похитили.

Затем притащили в неизвестную классную комнату и бросили на пол, связанного по рукам и ногам прозрачным скотчем. Лица троицы злоумышленников были скрыты бумажными пакетами, но Годо, который узнал их с самого начала, холодно произнёс:

— Нанами, Соримачи, Такаги… Хоть я и так знал, что вы идиоты, но никогда не думал, что ваша тупость может достигнуть таких высот. Я бы попросил отпустить меня, пока ваш проступок не зашёл слишком далеко.

Услышав слова Годо, тридиоты уставились на него сквозь дырки для глаз, проделанные в пакетах.

— Глупец, то не наши имена.

— Именно, мы не твои одноклассники.

— Мы союзники справедливости, которые мыслями преданы народу и стране, так что, пожалуйста, не надо никакого ложного недопонимания, ясно?

У Годо не было никаких сомнений в том, что если бы в этом мире существовали истинные идиоты, то ими бы точно оказались эти трое перед ним.

— Э-э… И хоть я не совсем понимаю, но у вас явно должно быть множество причин, а у меня вполне есть недостатки, над которыми можно поработать, так что просто выскажите все свои жалобы, и я их обязательно учту.

По возможности, ему хотелось как можно скорее освободиться.

С такими мыслями Годо выдвинул мирный вариант решения, но тридиоты злобно усмехнулись. Их надменное и ненавистное отношение к нему никак не изменилось.

— Ублюдок, ты только и можешь, что красиво говорить… Ну ладно, тогда как насчёт пролить свет на свои преступления этим летом?

Этим летом? Услышав вопрос Соримачи, забеспокоившийся Годо сымитировал спокойствие.

Если откроется то, что он с девушками совместно проживал на Сардинии, возникнет серьёзное недопонимание. Отвечать надо осмотрительно.

— В течение лета я вёл простую и добропорядочную жизнь, никаких странностей не было.

На столь неубедительное объяснение Нанами пробормотал: «О?»

— В таком случае, камрад С, пожалуйста, сделай доклад о том, что ты узнал.

— На торговой улице Нэдзу, где живёт Кусанаги Годо, объект наблюдений отсутствовал в течение первой половины летних каникул, с начала июля по начало августа.

— Очень хорошо, это подозрительный пункт номер один. Камрад Т, у тебя какой доклад?

— В тот же самый промежуток времени нет очевидных свидетельств присутствия Эрики в районе Хонго, где она частенько бывает. Более того, в это же время и Мария-сан не принимала участия в деятельности клуба чайной церемонии. По моему личному мнению, основываясь на времени событий, главным подозреваемым в произошедшем является Кусанаги Годо.

— А вот и подозрительные пункты номер два и три… — излишне напыщенно произнёс Нанами, одновременно наблюдая за выражением лица Годо.

— Скажу так, Кусанаги, возможно ли то, что на протяжении всех летних каникул ты, Эрика-сан и Юри-сан счастливо проводили время где-то далеко? Ха-ха… ну разве не райские условия, прямо как в игре?

— Да как такое вообще возможно?! Каким бы дураком ты ни был, хотя бы думай перед тем, как говорить!

«Специально пытались разузнать, чем я летом занимался, сколько же у них свободного времени?» — недоумевал Годо, одновременно всё отрицая. В подобной ситуации ложь была временным решением. Однако…

— Камрад С, каковы показания детектора лжи?

— Только что допрашиваемый просто неимоверно соврал. Мой сердечный детектор лжи подаёт соответствующий сигнал. Над этим типом, Кусанаги, необходимо свершить священное правосудие!

— Именно, злодеи должны быть казнены! Давайте же подвергнем этого похотливого маньяка праведному суду!

Услышав выводы тридиотов, Годо возмущённо закричал:

— Постойте-ка! Что это ещё за сердечный детектор лжи?! Вы же просто тыкаетесь вслепую!

— Твоё неведение тебя и выдаёт. Подобную вещь могут использовать лишь мужчины, которые продолжительное время были лишены любви невинных девушек. Можешь называть это своеобразной магией. Грязному типу, вроде тебя, никогда не достичь такого уровня просветления, — дал Соримачи неожиданно озадачивающий ответ.

Только удивлённый Годо собирался что-то сказать в свою защиту…

— Вашим преступлениям настал конец, вы, народ, слишком далеко зашли.

Дверь класса резко открылась, и раздался повергающий в трепет голос девушки.

Прибыла Лилиана Краничар, сребровласая девушка-рыцарь восточно-европейского происхождения.

— Кусанаги Годо, будь спокоен, я немедленно разберусь с ними.

— Прости, Лилиана, буду должен.

Появился надёжный рыцарь, и Годо выразил свою благодарность. Это заставило Лилиану застенчиво отвести взгляд.

— Это часть моих обязанностей, в благодарности нет необходимости. Так как я не смогла обнаружить тебя, то решила поискать, на всякий случай… Если ты усвоил урок, то впредь не отходи от меня как можно большую часть времени. Буду благодарна, если ты не станешь увеличивать мне количество работы.

Кивнув, Годо выдавил из себя улыбку, в то время как тридиоты были явно потрясены.

— Ты держишься довольно уверенно, но разве от наличия ещё одного человека будет какая-то разница? Нас тут трое, сила толпы, а-ха-ха-ха-ха-ха!

— Отбросы, вроде вас? Я легко разберусь с тремя сотнями подобных. Смех один, — снисходительно отразила Лилиана их дешёвые и гнусные угрозы.

Услышав её безжалостный ответ, тридиоты явно начали паниковать.

И хоть они понятия не имели о реальных возможностях девушки, боевой дух синего рыцаря уже подавил их.

— Стой, стой, стой! Лилиана-сан. Мы просто пытаемся выдвинуть Кусанаги Годо обвинения в преступной деятельности.

— Глупости! Кусанаги Годо — это тот, у кого праведные цели, тот, кто идёт дорогой королей. Вместо того чтобы позволить вам идиотам выдвигать ему обвинения, позвольте мне показать вам, что такое стыд.

Объяснения Такаги потерпели крах в деле успокоения Лилианы, поэтому Соримачи выдвинул вопрос:

— Я-я возражаю! Ты утверждаешь, что у Кусанаги праведное сердце, но с этой идеей есть проблема! Он злодей, который обманывает и играется со множеством женщин. Ну разве не сексуальный хищник и всеобщий враг женщин?!

— И вы трое используете столь поверхностную клевету, чтобы изменить моё мнение? Жалкие глупцы…

Когда Годо увидел несколько недовольное лицо Лилианы, у него появилось нехорошее предчувствие, что девушка собирается опровергнуть их обвинения очень необычным способом.

— Да, это правда, что он распутник, не имеющий себе равных. Играется с девушками в угоду порыву, король гарема, опозоривший неисчислимое число женщин. Это бесспорно.

«Это совершенно не соответствует истине! Ты с самого начала всё неправильно поняла».

Нисколько не сомневаясь в изобличении провинностей Годо, печально тихим голосом Лилиана продолжала:

— Я уже советовала ему учиться сдерживать себя в заигрываниях с девушками. Поклялась вечно хранить наши взаимоотношения и служить рядом с ним. Я хотела оказаться той женщиной, которая станет его партнёром и с готовностью предложит ему всё, что у неё есть. Но безудержные фетиши это его неотъемлемая часть, и моим единственным выбором было принять их.

Лилиана как-то неуклюже отвернулась.

«Если уж я действительно настолько презренная личность, то почему бы не бросить меня как можно скорее?» Годо просто не мог не подумать об этом.

— Однажды он вполне может обжечься на своём распутстве… Но когда бы это ни произошло, я всегда окажу ему поддержку, и я поклялась, что обязательно спасу его. И пока моя верность непоколебима, моё сердце не дрогнет из-за какой-то презренной клеветы.

Уверенные слова Лилианы обладали немалой силой, и их переполняли чистосердечные трогательные эмоции.

Однако сказанное звучало так, будто было произнесено женщиной, которая стала жертвой какого-то обмана или брачных махинаций.

У тридиотов сложилось точно такое же впечатление, поэтому они стали громко возражать:

— Обманутые женщины вечно твердят, что-то типа «он же не хотел мне навредить»!

— Поспеши же и очнись, Лилиана-сан!

— В этом мире всё ещё много мужчин, которые гораздо лучше его…

— Надеюсь, у вас не возникло недопонимания. Между Кусанаги Годо и мной не какие-то там поверхностные отношения мужчина-женщина. Я лишь его рыцарь и соратница, которая дала обещание вечно быть рядом. Мы поклялись, что вместе встретим все испытания и горести, не важно, где и когда они произойдут, такие вот у нас взаимоотношения.

Не осознавая этого, Лилиана вошла в мечтательный транс, словно разговаривала сама с собой.

— И хоть то, как он играется с женщинами, лично для меня всё усложняет… Тем не менее, если я стану для него кем-то особенным там, в глубине сердца, это лишь укрепит нашу связь, и какую бы женщину он ни искал, в конце концов он всегда будет возвращаться в мои объятия…

Человек, о котором она говорит, точно должен быть из числа тех императоров или султанов или как там их ещё называют, из тех, которые правили исламским миром пару веков назад. Она определённо не может иметь в виду Кусанаги Годо. Пока Годо пытался выпасть из реальности, тридиоты уставились на него и заплакали.

— Зверь! Создал гарем, а его ещё и защищают при этом! Это же рай! Как может существовать такая несправедливость?!

— Это что, промывание мозгов? Результат запрещённой сексуальной обработки несовершеннолетних младше восемнадцати лет[1]?!

— Я плачу?.. Это слёзы? Проклятье, сама безысходность!

Троица была разбита наголову, и в это время дверь класса снова открылась.

— А, нашла, Кусанаги-сан здесь обнаружился.

— П-простите за вторжение.

Появились ещё две девушки, комбинация из Сэйшууин Эны и Марии Юри.

— Извините, но у нас тут самый разгар разбирательства. Если вы мне сказать что-то хотели, может, это немного подождёт?

— Всего несколько слов, времени совершенно не займёт. Я пришла, чтобы пригласить Кусанаги-сана на свидание завтра. В общем, Кусанаги-сан, Юри и я, Эна, пойдём на свидание втроём.

— Свидание?!

Шокированный Годо посмотрел на Юри, которая стала ярко-красной аж до самой шеи.

— Эна-сан! Свидание с Годо-саном… Я к подобному ещё не готова!

— Раз не готова, так прямо сейчас и готовься. Нам ведь нелегко стать «женщинами Кусанаги Годо», так что тебе необходимо проявлять больше инициативы.

Пока Соримачи слушал этот обмен репликами, его плечи непрестанно дрожали.

— Д-должно быть, у меня с ушами проблемы. Как я могу слышать столь чуждые слова? Ха-ха-ха-ха, кто бы мог подумать, что я, Соримачи, выйду в утиль, ведь совершенно не заметил ветку одновременного получения всех…

После восклицания своего сообщника, настала очередь беспомощного пустого лепета Нанами:

— Я-я должен проснуться. Должно быть, эта девушка фея иллюзий. Это явно моё воображение. Просто подумай, как в обычной старшей школе могут появиться три невесты или прекрасные девушки, добровольно заявляющие о своём желании стать любовницами. Такое только в сказках бывает, мы определённо попали в какое-то всеобщее сновидение…

Эти двое изо всех сил пытались отринуть реальность.

«Может, это я во всём виноват?»

У Годо уже начало возникать чувство, побуждающее его извиниться…

— О-о-о-о-о-о-о-о! — внезапно взревел Такаги.

Всю его крупную фигуру ростом в 185 сантиметров начало трясти.

— Я абсолютно не могу этого принять! Этот скорбный мир, этот невменяемый результат, я не могу принять!

Завывая, он взвалил связанного Годо на плечо.

— Кусанаги, я прямо сейчас покончу с обеими нашими жизнями!

— Стой, погоди минутку, почему всё должно так закончиться?

— Твоё существование нарушило естественный ход вещей. Ты разрушитель мира — неприемлемая сущность! Давай же уйдём на покой вместе!

Необъяснимым образом приняв решение пожертвовать собой, Такаги с Годо на плече начал безумную гонку.

Вылетев из класса и пронёсшись по коридору, он, в результате, взбежал по лестнице.

И хотя парень натренировал своё мускулистое тело в клубе кендо, этот сумасшедший забег явно выходил за рамки нормальности.

— Успокойся, Такаги! Почему ты такой импульсивный?!

— Неужели ты даже понять не можешь?! Все опечаленные мужчины планеты — те, которые никогда не испытывали вкуса любви, подвергающиеся гонениям женщин вне пределов 2D-мира — они одолжили мне свою силу!

Неся Годо, Такаги в один присест взбежал по ступенькам.

Лилиана могла лишь потрясённо наблюдать за впечатляющей манерой побега Такаги, мужественная фигура которого преодолела ограничения простых смертных и в данный момент бросала вызов пределу возможностей человеческой расы.


[1] В Японии совершеннолетними считаются люди в возрасте 21 год и выше, поэтому фраза о восемнадцатилетних несовершеннолетних вполне уместна.