Глава 4. Предложение свидания. Часть 3.

И затем на крыше…

Берсеркер Такаги притащил Годо на самую высокую точку школы.

— Тут должно быть достаточно высоко… — пробормотал Такаги, подойдя к краю крыши и остановившись возле ограждения, которое было призвано предотвращать несчастные случаи.

Болтающийся Годо панически посмотрел вниз, чтобы недалеко внизу увидеть спортивную площадку.

— Достаточно высоко? Что достаточно высоко?!

— Для прыжка отсюда, естественно, достаточно высоко, чтобы убить и меня и Кусанаги.

— Если ты совершишь самоубийство, твоя семья огорчится! Давай всё миром решим и прямо сейчас, согласен?!

— О-о… Моя сестра не такая, как твоя Шидзука. Каждый день она говорит что-то типа: «Мой брат такой немодный, иди и сдохни!» Меня в этом мире больше ничего не держит.

В этот же самый момент кто-то скрытно подкрался к Такаги и Годо из-за спины, применив серию ударов из каратэ. «Ммм…» — Такаги был болезненно уложен на землю.

— Чего?!

— Годо, ты в порядке? Я, наконец, вас догнала.

Той, кто вырубила Такаги и поймала Годо прежде, чем он успел рухнуть на бетонную крышу, оказалась Эрика Бланделли.

— Я увидела, что тебя похитили и пришла спасти тебя… Надеюсь я не влезла без всякой на то необходимости?

— Нет, совсем нет. Я спасён. Правда, огромное тебе спасибо.

Пока он рассыпался в благодарностях, светловолосая девушка аккуратно опустила его на землю и разорвала скотч, которым были связаны его руки и ноги.

— Годо, надеюсь, ты выразишь свою благодарность действием.

— Если это в моих силах, сделаю всё возможное… Но, чего же ты от меня хочешь?

На произнесённый без всяких сомнений ответ, которому явно не хватало предварительного обдумывания, Эрика могла лишь горько усмехнуться.

— И хотя я нахожу твои честные, но безрассудные принципы очень милыми, ты, всё же, слишком неосторожен. Было бы лучше, если бы ты тщательно обдумывал сложившуюся ситуацию и был более гибок в своих решениях.

Это пылкое предупреждение Эрики несколько обеспокоило Годо.

Неужели было слишком безрассудно соглашаться сделать для неё всё, что угодно, находясь под впечатлением от того, что он был ею спасён?

Эрика одарила Годо нежной улыбкой. Но если на 30% увеличить скрытую в этой улыбке долю злорадства, то получится та самая дьявольская улыбка, в которой кроется торжество по поводу того, что вышло подшутить над другими.

Стоило Годо уставиться на свою прекрасную спасительницу, которая уже готова была озвучить свою просьбу…

— Кусанаги-сан, с тобой всё в порядке? Эна сейчас тебя спасёт… о, опоздала.

На крыше раздался радостный голос, это знакомое сопрано принадлежало Сэйшууин Эне.

— Естественно, Эрика-сан никогда не упустит хорошую возможность.

— Спасибо за комплимент, хотя «никогда» это слишком. Эна-сан тоже очень быстро действовать начинает.

Эна прибежала на крышу, совершенно не сбив дыхания, и Эрика говорила с ней вполне дружелюбно.

И хоть их диалог выглядел дружеским, но, что неожиданно, за их словами, кажется, скрывались шипы.

Годо терялся в догадках, что за взаимоотношения сложились между этими двумя?

— В любом случае, данное происшествие разрешилось, так? Тогда, Кусанаги-сан, пожалуйста, ответь на вопрос прямо сейчас. Ведь, если Эна, Юри и Кусанаги-сан вместе пойдут на свидание, наши чувства друг к другу могут стать глубже, — провозгласила Эна, ни о чём не заботясь.

Свидание. Теперь, когда о нём речь зашла, это было тем, в чём у Кусанаги Годо не было никакого опыта.

И хоть он путешествовал с Эрикой по разнообразным местам, ничего похожего на свидание переживать не приходилось. Более того, это первое свидание, инициатором которого стала женская сторона, обе представительницы которой обладали красотой и привлекательностью невероятного уровня — нет, это неприемлемо.

— Прошу прощения, но я должен отказаться! У меня нет никаких причин идти на свидание с вами обеими!

— Если тебе необходимы причины, то они есть. Юри и я, мы обе станем женщинами Кусанаги-сана, так что тебе определённо надо присматривать за нами, и отныне наши отношения будут становиться только лучше.

«Да что эта девушка несёт, да ещё и во всеуслышание?»

Слушая бессмысленные речи Эны, Годо понимал, что его лицо наливается краской.

— Даже если мы и пойдём на свидание, сразу с вами двумя я не пойду! Общественное мнение не приемлет подобных вещей!

— Да кого волнует общественное мнение, важны именно чувства нас троих… А, но если Кусанаги-сан хочет, чтобы мы были с ним попеременно, то на первое свидание можно пойти с Юри.

Как бы он ни протестовал, Эна отвергала все его попытки с минимумом усилий. Годо отчаялся.

У Эны не было таких навыков общения или социального взаимодействия, как у Эрики. Вместо этого химе-мико обладала способностью оборачивать любую ситуацию себе на пользу.

Когда Годо уже собирался, было, уступить более чем неудобному противнику, рука помощи была протянута ему сбоку.

— Ах, как жаль, но завтра Годо идёт на свидание со мной.

Говорящей, естественно, оказалась Эрика, но настроение Годо лишь пришло в ещё больший упадок.

Это действительно была рука помощи, тут даже вопросов нет, но если он её примет, то позже окажется в очередной затруднительной ситуации.

— У меня никогда не было свидания с парнем, поэтому я хочу, чтобы, несмотря ни на что, мой первый раз был именно с Годо. Само собой… привилегией следующего свидания не будет вправе воспользоваться никто кроме тебя.

— Э, с нашими-то взаимоотношениями нам ведь нет особой нужды на свидание идти, да…

— Именно потому, что это важно для наших взаимоотношений, свидание нам необходимо. И хоть вместе мы много куда путешествовали, всё это были дела, с которыми требовалось разобраться, и мы ни разу не насладились радостью свидания, так что просто прими это, ладно?

Эрика заставляла Годо пойти на уступки, пользуясь редким для неё просящим тоном.

Но одновременно с этим она всё равно сохраняла решительный и высокомерный взгляд королевы — это же Эрика.

— Кусанаги-сан, с нашей стороны целых две девушки, можешь обнять двоих за раз.

— Годо, качество лучше количества. Ты единственный в этом мире, кому позволено единолично обладать мной, Эрикой Бланделли. Не пренебрегай этим.

Эна обращалась к Годо нежно, а Эрика сократила дистанцию и говорила мягким голосом.

Её губы приблизились к его уху, шепча сладкие слова. Плохо. Если это продолжится, она, скорее всего, вырвет поцелуй. Годо ощутил, как всё его тело задеревенело.

Однако на этот раз его атаковали не губы, а зловещее предупреждение.

— Кстати, позволь напомнить, хоть то и считалось частью моих обязанностей, но… Годо ты же помнишь обещание, которое только что дал? То, согласно которому, в качестве благодарности согласился сделать всё, что в твоих силах. А, ещё вспомнила, несколько дней назад обед случился, на котором ты мне задолжал. Я считаю, что мужчина, который в такие моменты не выполняет обещанного, просто худший.

Годо в очередной раз с пониманием уставился на прекрасное лицо перед собой. Улыбка на этом лице уже ничем не отличалась от дьявольской. Красный Дьявол едва заметно кивнула.

— Эрика, ты, когда в подобный момент просьбу делаешь, сама себя не презираешь хоть чуть-чуть?

— А по-другому никак, если сейчас не попросить, ты снова сбежишь, мне же надо иногда серьёзность проявлять, — отвечая невинным голоском, Эрика просто бесила, но при этом и восхищение вызывала.

Сейчас, когда Годо об этом задумался, со времени приезда Лилианы в Японию, несколько проблемное поведение прекрасной блондинки стало проявляться явно реже. Наверное, из-за того, что увеличилось число ворчунов, наподобие Юри, Эрика в последнее время вела себя более подобающе.

Или же она просто меняла поведение, подстраиваясь под ситуацию. Эрика завязала с игривыми объятиями, зато восполнила потерю путём ударов в виде использования стопроцентных возможностей. Отошла от тактики непрекращающегося натиска, зато обратилась к точному просчёту победных ситуаций, когда можно атаковать критически слабые места. Прямо как сейчас — зажала Годо в угол, отрезав любые пути отступления.

— Кусанаги Годо, ты не пострадал?! Прости, я опоздала.

— Годо-сан, надеюсь, ты не поранился?!

К месту действия бежали Лилиана и Юри.

Сребровласая девушка держала хрупкую химе-мико на руках так, словно жених держал невесту.

Скорее всего, это потому, что Юри выбилась из сил, пока они бегали по коридорам и лестницам. Физическая выносливость у неё явно была гораздо ниже, чем у обычной девушки.

Именно к такому выводу пришёл Годо, при этом его мысли у него в голове стали ещё грустнее.

Никто не проявил даже малейшего интереса к состоянию Такаги.

Этих девушек вполне можно назвать добросердечными и милосердными, но, в то же время, вот так они отнеслись к этому парню. Годо, наконец, понял, хоть и в малой степени, то жалкое существование, которое влачил его одноклассник, распростёртый на бетонном покрытии крыши.

— Раз уж все здесь, давайте снова вернёмся к прежней теме. Кусанаги-сан, с кем ты хочешь пойти завтра на свидание? Выберешь счастливую троицу в виде тебя вместе со мной и Юри или решишь провести время на пару с Эрикой-сан?

В ответ на содержание вопроса Эны Лилиана угрожающе уставилась на Эрику, которая облокотилась на Годо, а Юри при этом печально покачала головой.

По какой-то непонятной причине Годо чувствовал себя так, словно обязан перед всеми извиниться, но у него не оставалось выбора, он должен был принять решение.

— Ну, по поводу этого… Не очень-то мне хочется оставаться наедине с Эрикой, но в силу некоторых запутанных обстоятельств, завтра я вынужден пойти на свидание с ней… — тихим голосом объяснил Годо, едва слыша сам себя.

Когда он в смущении опустил голову, светловолосая красавица обняла его за шею.

Эрика улыбалась словно ангел, но для Годо она была истинным дьяволом.