Глава 5. Исход свидания. Часть 2.

Наконец, Годо представился шанс побыть сегодня наедине с Эрикой.

В любом случае, они решили прогуляться к главной улице, где было множество магазинов.

— Годо, моя любовь к тебе всегда оставалась неизменной, но этого совершенно недостаточно, чтобы успокоить водоворот гнева, растущий в моём сердце, так что, пожалуйста, с этого момента прояви больше заботы в своих действиях, ладно?

— Неужели то, что я недавно сделал, действительно было настолько ужасным?..

— Если есть что сказать, говори прямо. Хочешь знать, где конкретно ты провалился, так я могу по порядку перечислить все твои просчёты, начиная со вчерашнего дня.

— Лучше уж пощади. Ясно, я во всём виноват. Но, пожалуйста, не распространяй свою злость на моих друзей.

— Если бы это было второе или третье свидание, то тогда, как бы неприятно мне ни было, я всё равно отнеслась бы к ним с превеликой вежливостью, как к гостям. Однако сегодня исключение, и сдержаться я не могла, — гневно завершив свою тираду, Эрика отвернулась от Годо. — Первое свидание это очень редкое событие, и день, который явно запомнится. Ты же непроходимый тугодум, и совершенно провалился в понимании того, что я чувствую!

Годо сдался. Он даже подумать не мог, что Эрика настолько быстро начнёт так искренне выражать свои чувства.

На её лице, которое гневно отвернулось, кажется, имелась толика застенчивости.

— Да, да, это моя вина. В будущем постараюсь исправиться. Пожалуйста, не надо злиться, будь веселее.

— Всё в порядке, тебе не обязательно извиняться. Честно говоря, я с самого начала ничего от тебя и не ожидала!

Тон Эрики всё ещё оставался довольно неодобрительным, и Годо изо всех сил старался подчеркнуть, что он сожалеет о своих действиях. На то, чтобы успокоить её, он потратил больше двадцати минут.

Наконец, когда он несколько умерил её гнев, они решили найти место, чтобы перекусить.

— Арианна сразу сказала, что могла бы приготовить нам обед в дорогу, — упомянула Эрика имя своей помощницы и служанки, — но так как мы часто едим её обеды в школе, я попросила её не беспокоиться, ведь свидание для нас это немалая редкость.

— Ну да, к тому же, мне бы как-то неудобно было, просить её приготовить нам обед в выходной день.

— А, может, было бы лучше, если бы я сама приготовила для тебя что-нибудь?

На предложение Эрики Годо тут же покачал головой:

— Подобная мысль мне даже в голову не приходила.

Ходят слухи, что единственным опытом готовки Эрики было кипячение воды для лапши быстрого приготовления.

Эта мудрая, способная и многогранно одарённая девушка, по сути, являлась ещё более оберегаемой благородной молодой леди, чем Юри. Хм, наверно, лучше её просто принцессой или королевой назвать.

Представить, что Эрика тяжко трудится на кухне со своими неотёсанными навыками готовки, наверное, подобная сцена могла вызвать улыбку, но этой девушке такое совершенно не подходило.

Скорее, чем наблюдать за тем, как Эрика страдает, занимаясь неподходящим ей делом, Годо предпочитал видеть её великолепие и престиж в качестве принцессы.

— Вот как? Но от этого радостнее мне не становится.

— Все люди разные, разве так не лучше всего? В любом случае, что бы ты хотела поесть?

Годо захотел услышать её пожелания, так как они уже добрались до места с множеством разнообразных ресторанов.

Коренной житель Токио и уроженка Милана, в их гастрономических предпочтениях ничего общего явно нет, но, к счастью, ни он, ни она привередливыми едоками не были, и их бы любой выбор устроил.

— Как насчёт того китайского ресторанчика для начала? Безопасный выбор.

Прямо перед ними располагалась крохотная китайская забегаловка.

Этнические китайцы имелись во всех странах мира, и, естественно, Италия не была исключением. Находясь там, они часто посещали китайские рестораны.

— Как-то мне не хочется, несколько дней назад я уже ходила в похожее заведение.

— Тогда, что бы нам такое выбрать…

— Неплохо и что-нибудь японское иногда пробовать, как насчёт суши и тэмпуры[1]?

На самом деле японскую культуру Эрика понимала не так уж и хорошо, чего не скажешь про её мастерское владением японским.

Когда вспоминаешь, что в этой стране она едва три месяца провела, то и ожидать чего-то запредельного перестаёшь. Однако то, что она может общаться с другим на идеальном японском, а с культурой Японии не знакома, кому-то может показаться довольно странным.

Но если не учитывать эти два пункта, то Годо мог лишь неловко усмехнуться, осматриваясь вокруг.

— На самом деле ученикам старшей школы не очень подходит такой едой питаться. Не знаю, куда ты пойти хочешь, но я как-то против… Хотя, если куда-то типа вон того ресторанчика, то приемлемо… — обнаружив кайтэн суши[2], Годо предложил пойти туда, но Эрика отказалась.

— Понятия не имею, насколько высок рейтинг этого заведения, но есть там не хочу. Как бы это объяснить, униформа у официантов на запашок намекает, да и у самой забегаловки индивидуальности ноль. Тут даже речи не идёт о том, чтобы терпеть плохую готовку, пустое времяпровождение здесь я бы, скорее, к мучительному опыту отнесла. Давай мы туда не пойдём.

Даже не посмотрев на внутреннее убранство ресторанчика, она уже всё для себя решила, бросив всего лишь один взгляд снаружи.

Система ценностей у Эрики была довольно своеобразной. Вместо заведений быстрого питания или семейных ресторанов, которые были маленькими и чистыми, но не имели каких-то отличительных особенностей, она предпочитала перекусывать у придорожных лотков или в неряшливых и грязных мелких забегаловках. Эрика не обращала внимания на вкус, внешний вид или удобства, она принимала решение о том, куда пойти, на основании «уровня интересности».

А тот факт, что она очень полагалась на несколько проблемную Арианну, скорее всего, был следствием тех же причин. Годо снова напомнили о её уникальных вкусах.

— Тогда давай туда сходим, там японская кухня и, скорее всего, у них должно быть то, что тебе понравится.

— Ясно, вроде нормально, но я не могу понять, чем они торгуют.

Это был ресторанчик окономияки[3] по-осакски с тихой атмосферой.

Он открылся ещё в середине эпохи Сёва[4], в нём чувствовалась какая-то опрятность, и Годо с Эрикой, минуя занавески, вошли через дверь.

Из кухни появилась женщина среднего возраста, которая отвела их к столику в зале. Других посетителей не было.

— Тэппанъяки?..

Даже упоминать не стоило, что на татами Эрика сидела не на коленях, а подбоченившись.

Увидев большую железную сковороду, уникальную для подобных ресторанов, девушка скептически склонила голову.

— На этой сковороде ты жаришь то, что будешь есть.

— А, так это ресторан самообслуживания, тогда давай быстрее начнём.

— Огонь только что зажгли, и сковорода ещё не нагрелась, поэтому, даже если и захочешь, начать ты не сможешь.

Сначала они перебросились данной парой фраз, после чего стали ждать, когда принесут еду.

А заказали они лепёшки-ассорти и лепёшки со свининой, которые были изобретением данного ресторана.

Само собой, оптимистом Годо не являлся и даже мысли не допускал, что Эрика сама начнёт жарить лепёшки, поэтому выложил ингредиенты на сковороду, подправил получившуюся форму, поджарил до кондиции и в конце добавил приправы.

— О, даже не знала, что ты умеешь так хорошо готовить, это меня немного удивило, — похвалила Эрика Годо, пока ела лепёшку-ассорти, порезанную на несколько частей.

— Простое разбрасывание ингредиентов для жарки на самом деле нельзя назвать готовкой, максимум, что я сделал, это повторил действия других.

— Правда?.. Тогда дай и мне попробовать.

— Если ты серьёзно, останавливать не стану… Но ты уверена, что всё нормально?

Касательно результатов Годо зря беспокоился.

Хоть перед этим она только и смотрела со стороны, оказалось, что в жарке Эрика вполне себе хороша.

Более того, она приготовила восхитительную жареную лапшу, просто следуя устным инструкциям Годо, и даже успешно пожарила монджаяки[5] — задача, которая для новичка, вроде как, трудная.

— Годо, тебе воистину повезло. До этого дня никто не пробовал блюда, приготовленные мной лично… даже дедушка. Ты должен прочувствовать это всем сердцем.

— Я и правда очень благодарен тебе за приготовленную еду… Получается, что стоит тебе подойти к делу с умом и ты действительно можешь очень хорошо готовить… — удивлялся Годо талантам Эрики, палочками взяв себе порцию.

И всё же для такой незначительной задачи, как жарка лепёшек, сложно было прочувствовать, что она старалась на полном серьёзе.

Но действовала девушка действительно в своём стиле. Словно королева дарующая награду или принцесса, которая дозволяла рыцарю поцеловать свою руку — именно с таким выражением Эрика смотрела на то, как Годо ел.

— А готовить время от времени довольно неплохая идея. Если не возражаешь, я как-нибудь ещё раз готовкой займусь. Приготовлю персонально и только для Годо.

— Ну, хорошо, если возможность представится, спасибо за рвение…

— Хм, как-то неуверенно твой голос прозвучал. Но ты ведь только что сам стал свидетелем моего таланта, разве нет?

— Я знаю, что ты очень способная, но если у тебя вдруг возникнет импульс сделать что-нибудь, что «кажется интересным», в результате чего ты сотворишь нечто подобное готовке Анны, то мой желудок в опасности.

— Твоё описание прозвучало интересно…

— Вот об этом-то я и говорю, не занимайся созданием странных творений!

Анна, которая на самом деле Арианна… На ниве кулинарии эта девушка могла достичь мирового уровня инноваций. С едой они покончили как раз за разговорами, главной темой которых стала именно Анна.

Эрика сказала, что у неё есть дела в Уэно, поэтому туда они и отправились.

Так как Годо был категорически против такси, до места назначения они решили добраться на трамвае.

— Что ты имела в виду под делами, не покупки, случайно?

— Ты прав, я хочу купить несколько предметов одежды в западном стиле.

Уже имея опыт принудительного хождения по магазинам за компанию с сестрой, Годо начал раздумывать над вариантами того, как развеять скуку, но когда они добрались до места назначения, он оказался немало удивлён.

— Эт-то же не магазин одежды! Эт-то магазин нижнего белья?!

— Если обобщить, то оно тоже попадает в категорию одежды в западном стиле. Не надо придираться к таким мелочам, Годо.

Данный магазин нижнего белья располагался в одном из первоклассных торговых центров Уэно на этаже, специально отданном под предметы женской одежды.

Разнообразие всяких мелких предметов гардероба (детально описать их всё равно не выйдет) было выложено рядами, или водоворотом закручивалось в небольшие горки, или вообще образовывало свою собственную вселенную, словно мандала[6].

Эрика улыбнулась Годо, который уже готов был сорваться и броситься к двери.

— Чтобы выбрать, мне необходимо твоё мнение. Так почему бы тебе не начать? Скажи, что ты хочешь, чтобы я примерила.

— Всё сойдёт, в конце концов, никакой разницы нет!

— Надо же такое сказать, ты действительно безнадёжен. Когда-нибудь я заставлю тебя собственноручно снять это с меня, разве нет? Поэтому считаю, что выбирать надо тщательно.

— С-снять с тебя?!

Столь смелые слова девушки в подобном месте заставили Годо замолчать.

А ведь когда они разговаривали, продавщица (на вид ей около двадцати и выглядит тоже мило) явно всё слышала!

Бросив мимолётный взгляд в её сторону, в ответ Годо получил вежливую улыбку.

В отличие от так называемой профессиональной улыбки, эта, казалось, говорила: «Ах, эти детишки ещё такие юные».

— В любом случае, зачем идти в такой магазин, недалеко от твоего дома нижнее бельё тоже должны продавать.

— Если не ездить в эту часть города, ничего импортного купить не выйдет. Хоть у сделанного в Японии отличное качество и дизайн милый, это не очень подходит моему образу. А как тебе это?

Эрика указала на белые трусики с обилием кружев.

С разрезами ткани в не столь значимых местах с целью создания лёгкого ощущения воздушности, они всем своим видом демонстрировали царственность и величие высококлассной вещи, непроизвольно наводя мысли о полном шике.

Они действительно прекрасно подходили Эрике… нет-нет. Годо с силой тряхнул головой, и выкинул эти несерьёзные мысли.

— Эти были привезены из Франции и просто превосходны, — продавщица выбрала идеальный момент, чтобы вступить в разговор. — Если вам нравится, почему бы ни примерить?

— Хорошо, так и сделаю. Итак, Годо, мне необходимо твоё мнение, проводи меня до примерочной, я хочу услышать твои мысли.

— Д-да кто на это согласится?

В результате Эрика перемерила целый штабель белья и решила купить всё.

Покупки должны были отправить ей домой, а расплатилась она кредиткой.

И хоть Годо часто становился свидетелем тому, как Эрика свободно разбрасывалась деньгами во время шоппинга, он всё ещё не мог к этому привыкнуть. Но когда они покинули магазин, его настроение несколько улучшилось.

— Твоя миссия всё ещё не окончена; можешь вон туда со мной сходить? — обратилась Эрика к Годо, настроение которого начало постепенно подниматься.

Они вышли из магазина и влились в толпу.

Как обычно в выходной день район Уэно был очень оживлённым.

Оставив позади станцию JR и торговую улицу Амэёко, Эрика с Годо в хвосте прокладывала путь к близлежащей Юсиме.

Дорогу она выбирала без единого сомнения, такое впечатление, что к географии Токио она полностью привыкла.

Это же Эрика. И хоть с традиционной японской культурой или обычаями и привычками обычных людей у неё не очень, она мастерски изучила Токио, а также все места, которые представляли интерес либо для её организации, либо для самой девушки лично.

Когда они добрались до жилого района по соседству с Уэно и взобрались вверх по склону, Годо, как оказалось, был препровождён к окраинам того, что, судя по виду, являлось скоплением подозрительных на вид любовных отелей.


[1] Тэмпура — популярная категория блюд японской кухни из рыбы, морепродуктов и овощей, приготовленных в кляре и обжаренных во фритюре. Подается со специфическими соусами.

[2] Ресторан, где приготовленные блюда выставляются на движущийся конвейер-кольцо, откуда посетители могут свободно брать то, что им приглянулось.

[3] Окономияки — популярное японское блюдо из разряда «фастфуда», жареная лепёшка из смеси разнообразных ингредиентов, смазанная специальным соусом и посыпанная очень тонко нарезанным сушёным тунцом (кацуобуси). Жарят окономияки на теппане — горячей металлической плите. Нередко в японских ресторанах горячая плита оборудуется прямо на столе у посетителей, которые жарят подготовленные лепёшки сами.

[4] Эпоха Сёва — период в истории Японии с 25 декабря 1926 года по 7 января 1989 года, когда императором был Хирохито. Девиз правления императора, давший название эпохе, — Сёва, «Просвещённый мир».

На время этого периода приходятся многие из важнейших событий Японии: приход к власти военных, война с Китаем, участие во Второй мировой войне, оккупация войсками Союзников, японское экономическое чудо.

Этот период является самым долгим в истории современной Японии.

[5] Монджаяки — это «коренное» токийское блюдо, по сути дела омлет, с огромным количеством нарезанной капусты, овощей и кусочков морепродуктов, иногда свинины или цыпленка. Жарят это блюдо сами посетители, сидя перед плитой. Едят, соскребая маленькой лопаточкой прямо с плиты.

[6] Мандала — сакральное схематическое изображение либо конструкция, используемая в буддийских и индуистских религиозных практиках.

Мандала символизирует сферу обитания божеств, чистые земли будд. В принципе, мандала — это геометрический символ сложной структуры, который интерпретируется как модель вселенной, «карта космоса». Типичная форма — внешний круг, вписанный в него квадрат, в который вписан внутренний круг, который часто сегментирован или имеет форму лотоса. Внешний круг — Вселенная, внутренний круг — измерение божеств, бодхисаттв, будд. Квадрат между ними ориентирован по сторонам света.