Глава 5. Исход свидания. Часть 3.

Годо умолк, да что Эрика вообще задумала?!

— Эрика, погоди чуть-чуть. Что ты планируешь делать дальше?

— Хмм, что собираюсь делать… Готовлюсь разрешить недавно возникший конфликт.

Годо был просто потрясён.

Говоря о разрешении конфликта, она, случайно, не имела в виду прояснение их неоднозначных отношений самым решительным образом?

«Что ты на самом деле ко мне чувствуешь? Сегодня ты должен дать прямой ответ».

«На этот раз я не позволю тебе уйти от темы, как обычно, пожалуйста, хоть сейчас какое-то мужество прояви и чётко проясни ситуацию словами и поступками».

Годо боялся, что подобными словами Эрика может застать его врасплох, и, подготавливая ответы, мозг уже сломал.

Неужто на этот раз его действительно загнали в угол?..

— Что такое, Годо? У тебя лицо человека, у которого живот прихватило, тебе плохо? — спросила Эрика, заметив его странное поведение.

У этой девушки привлекательная внешность дьяволицы, непоколебимое стремление к осуществлению своих желаний, подавляющая харизма, которой невозможно сопротивляться, а в подобной ситуации ещё и невероятная сила, которая превосходила нормальные показатели.

Но сейчас она просто скептически смотрела на Годо.

— Ты спрашиваешь меня в чём дело? Сама подумай, это место, как бы так лучше сказать…

— Это место? А что не так с этим местом? Хотя я заметила некоторое количество странных зданий.

— Чего?..

— Ну, раз уж об этом речь пошла, то карта показывала, что тут есть отели, но я не вижу никакой причины, чтобы вести подобный бизнес в столь мрачном районе, так ведь? Да и сами здания настолько непривлекательны, хотя по-своему и интересны, — обыденно ответила Эрика.

Неужели Эрика… не знает, что скрывается за фасадами этих отелей?..

Точно, она совершенно не в курсе. Воистину юная госпожа семьи Бланделли! Придя к подобному умозаключению, Годо почувствовал, будто у него с плеч тяжеленный груз свалился. Отлично, значит, у него всё ещё полно времени до момента возникновения крайней ситуации.

— Тебе нездоровится? Если не возражаешь, может, снимем где-нибудь здесь номер, чтобы отдохнуть?

— Нет, нет, со мной всё в порядке. Веди дальше! А вообще, куда ты идёшь? — громко ответил Годо, и Эрика с подозрением уставилась на него, указывая на святилище перед ними.

— Вот сюда, давай войдём.

В начале ряда отелей расположилось маленькое святилище.

Тихое место, которое кардинально отличалось от ближайших Юсимы Сэидо или святилища Канда.

Входные тории несли на себе дощечку с названием «Святилище Тамаура».

Каннуси[1] на месте не было, кажется, тут вообще никого. Осмотревшись вокруг, Эрика дотронулась рукой до двери передней и толкнула. Открывается — судя по всему, не заперто.

— Беспечно как-то. Но даже если они и забыли запереть дверь, нам не стоит вот так просто входить.

— Сначала я планировала просто осмотреться снаружи, но, оказывается, тут никого нет… Хотя, какие проблемы, это же всё равно общественное святилище.

За разговорами они и вошли в переднюю, с удивлением обнаружив, что в святилище имелись признаки того, что здесь кто-то живёт.

Аккуратно сложенные в углу вещи.

Спальный мешок, множество журналов и манги, сушёный хлеб и фрукты, другая долго хранящаяся еда — всё это было сложено в определённом порядке, хотя присутствующие здесь вещи заметно контрастировали с самим святилищем.

Эрика посмотрела на сложенные в передней предметы и, глубоко задумавшись, тихо произнесла:

— Ничего из этого на подсказку не тянет… только время зря потратила.

— Да ладно тебе, веди себя прилично, то, что ты тут делаешь — противозаконно.

После нытья Годо, красавица итальянского происхождения, наконец, покинула святилище. При этом она незамедлительно произнесла:

— В этом месте ничего полезного не оказалось, давай быстрее к следующему пункту назначения.

Поторапливаемый Эрикой к следующему месту посещения, Годо снова удивился. Этим самым местом оказалось отделение старшей школы колледжа Джонан, их школа.

— Я думаю, что у тебя хорошие инстинкты, Годо, — похвалила его Эрика, пока они шли к спортивным площадкам в свой выходной.

Там находились члены спортивных клубов, занятые активной деятельностью, но в оставшейся части школы было очень тихо.

— А я думаю, что на самом деле это очень плохо… меня же часто обзывают тугодумом и тормозом.

Всего пару часов назад эта девушка сурово отругала его.

Но сейчас Эрика просто хмыкнула и всем своим видом высмеяла его.

— Это относится только к тому, как ты ведёшь себя с противоположным полом. А то, что я имела в виду прямо сейчас, относится к твоим инстинктам по отношению к сверхъестественным явлениям, типа магии и богов. По сути, у тебя очень развито ощущение опасности, прямо как у дикого зверя, я ведь права, так?

Когда она представила всё таким образом, то действительно казалось, что это правда.

После того, как он стал Чемпионом, он словно обзавёлся шестым чувством, иногда заставлявшим Годо ощущать такие вещи, о которых он вообще понятия не имел. Но зачем сейчас вспоминать об этой способности?

— Как раз сейчас я жду результатов проявления твоих инстинктов, Годо, и у меня есть к тебе вопрос. Из моих источников я слышала, что кто-то сделал со школой нечто необычное, скорее всего, какое-то заклинание наложил. Ты никаких признаков вмешательства не ощущаешь?

— Нет, я ничего не чувствую…

Годо попытался тщательно осмотреть школьные здания колледжа, спортивные площадки и даже фундаменты, но так и не смог ничего почувствовать.

Единственным обретённым ощущением оказалось ощущение пустоты из-за отсутствия учеников в выходной день.

— Тебе надо отнестись к делу серьёзнее. Сосредоточься и позволь твоим чувствам обостриться. Если попробуешь, твоё духовное зрение может показать даже более успешный результат, чем способности Лили.

— Э-э, и как такое возможно? Если уж на то пошло, то у меня вообще никакого духовного зрения нет.

Годо вспомнил способности Лилианы, как в качестве рыцаря, так и в качестве ведьмы. В битве против Персея он стал свидетелем проявления её духовного зрения, да ещё и Мария не раз демонстрировала ему возможности данной силы. Сам Годо явно не обладал подобными способностями.

— Духовное зрение относится к способности извлекать воспоминания пустоты из-за границы между жизнью и бессмертием в Астральном мире. Причина, по которой ты часто демонстрируешь необычайные инстинкты, вполне может оказаться следствием того, что шестым чувством Чемпиона ты способен вглядываться в Астральный мир.

Слова Эрики заставили Годо откопать некоторые далеко запрятанные воспоминания.

Граница между жизнью и бессмертием, кажется, раньше он о ней слышал. Но «воспоминания пустоты» и тому подобные вещи были для него совершенно непостижимы, поэтому Годо решил просто забыть о них.

— Возможно, используя эту свою способность, ты сможешь приблизиться к тому, что и называют духовным зрением. Попробуй ещё раз… К тому же, пример Юри, наверное, ввёл тебя в заблуждение, но даже европейским ведьмам крайне трудно развить духовное зрение.

— Правда? Но разве Лилиана не говорила, что оно у неё тоже есть?

— Верно, но трудность как раз состоит в успешной активации данной способности. Для ведьмы шанс эффективно задействовать духовное зрение составляет, в лучшем случае, процентов десять, но, согласно моим подсчётам, у Юри данный показатель превышает шестьдесят процентов.

— Как может разница быть настолько большой?!

— Ну, если ситуация требует от ведьм использования духовного зрения, они обычно собираются десятками, чтобы процент успеха повысился благодаря количеству.

Наконец, до Годо дошло. Если подумать, то во время битвы с Персеем, Лилиана ему уже объясняла, что именно милость Афины позволила ей достичь уровня духовного зрения, который превосходил её первоначальные возможности.

Сейчас Годо, в конце концов, понял причину, по которой Эрика так заинтересовалась Юри с самой первой их встречи.

— А почему ты не попросишь Марию помочь?

— А самому трудно, что ли, подумать, почему я не могу? Тут имеет место политическая подоплёка.

— Когда ты сказала, что кто-то… Неужели это член этого, как его там Комитета?

— Неверно, на этот раз Комитет как раз относится к стороне, которая пытается как-то препятствовать ей, но они бессильны и могут лишь с молчаливым негодованием смотреть на её действия — понимаешь?

— Она… значит, это Сэйшууин Эна, похоже, у Юри и остальных будет куча проблем.

Понял, наконец, после стольких объяснений… Услышав слова Годо, Эрика пожала плечами.

— Лили и я всё ещё можем действовать по своему усмотрению, даже если мы утратим поддержку магических ассоциаций родной страны, это не такой уж и огромной проблемой будет… Если же в подобном свете рассматривать положение девушек из твоего окружения, то ситуация Юри самая неустойчивая. Тебе надо уделять подобным вещам больше внимания.

— Да, да, я понял.

Он совершенно упустил из виду то, о чём только что сказала Эрика, и над этим стоит поработать. С такой мыслью Годо решил удовлетворить просьбу девушки.

Чтобы обнаружить хоть что-нибудь необычное, он пробежался по всей школе.

— Э… ничего странного не нашлось.

— И это не сработало, похоже, если дело не касается битвы, помочь ты не особо можешь, — услышав его простецкий доклад, Эрика пребывала в раздражении.

Годо чувствовал то же самое. Хоть инстинкты у него и прекрасные, они, кажется, работали только в самом разгаре битвы. Во время боя, в тот самый момент, как они срабатывали, возникало ощущение, что искры повсюду сыплются.

Годо попытался сконцентрировать взгляд на стенах школы.

«Ненавижу это место». Именно такая мысль пришла ему на ум. Враг, а если точнее, он мог ощущать присутствие врага в окружающем пространстве.

— Вон в том месте мне не по себе, но кроме этого, больше ничего.

— Эта стена? Может, какой-то барьер поставили?

Эрика и Годо затеяли серьёзный разговор напротив стены школьного здания.

— Это не барьер, но в подробности я вдаваться не стану. Амэ-но муракумо и я кое над чем поработали, и не в одном только этом месте.

Эрика и Годо обернулись.

С противоположной стороны спортивных площадок к ним приближалась Сэйшууин Эна.

Несмотря на выходной, она была одета в свою школьную форму, а на плече у неё висел уже знакомый узкий свёрток.

— Восемь гряд облаков

Над Идзумо простираются,

Где возвожу я для милой

Покои в восемь оград

Эти покои в восемь оград!

Слышали такое? Это заколдованная песнь Сусаноо, которую я записала в восьми разных местах, когда много дней тому назад проникла в школу. Я знала, что когда-нибудь это пригодится.

Дружелюбная Ямато Надэсико, невинная и неотвратимо надвигающаяся.

Хоть она и выглядела как обычно, но у Годо возникло странное ощущение.

— Сегодня я пришла проверить надписи. Если в критический момент они не сработают, мне придётся очень туго. Но вы двое почему здесь? Разве у вас не свидание должно быть? — её тон стал резким, и она посмотрела на Эрику.

Девушка, известная как «Красный Дьявол», с вежливой улыбкой ответила:

— У нас прямо сейчас и есть свидание, но по ходу дела мы решили разузнать про шуточки, подготовленные Эной-сан, вот и всё.

— Вот как, тогда прощу прощения. Я вам двоим не помешала?

И хоть со стороны всё выглядело как мирная беседа, между этим двумя, кажется, повисла довольно враждебная атмосфера. Годо нахмурился.

— Не знаю что у вас там за разногласия, но могли бы вы не вызывать каких-то странных беспорядков?

— Я всё поняла, муженёк… и хоть хотела бы я тебя так звать, но это, оказывается, довольно трудно.

Эна сняла с плеча свёрток и ловко развернула его одной рукой.

— Кроме объявления себя женщиной Кусанаги-сана, у Эны ещё одна цель есть.

— Цель?

— Моё устранение, скорее всего, — саркастически произнесла Эрика.

На лице химе-мико появилось выражение «так и есть», и она улыбнулась.

Улыбкой, которую они раньше не видели, это был дикий оскал, принадлежащий плотоядному хищнику в самом разгаре охоты.

— Кусанаги-сан суперважная личность, поэтому нехорошо позволять леди-иностранке постоянно крутиться вокруг него. У нас люди так и скажут. Хо-хо, хотя мне и так и этак хорошо, но…

Ткань для обёртки упала на землю, и их взглядам открылся меч в ножнах.

— Раз уж эту миссию надо окончательно завершить, то ничего не поделаешь. А услышав, что противник это итальянский рыцарь, интерес у Эны только выше стал. В то же самое время дедулю эта неожиданная ситуация только развеселила.

— Дедулю? Того, кто даровал тебе этот священный меч? — на этот раз Эрика решила прояснить ситуацию подробно.

— Какие точные сведения, чего и следовало ожидать от Эрики-сан. Да, дедуля иногда бывает довольно пугающей личностью. И не только химе-мико, но и члены Комитета компиляции истории обязаны в страхе потакать его настроению.

Эна вытащила меч из ножен.

Клинок был наполнен священным серебристо-белым светом, и выглядел по-императорски величаво.

Столкнувшись с угрозой возникновения чрезвычайного положения, Годо и Эрика обменялись взглядами.

«Позволь мне сначала ей заняться, а сам пока просто наблюдай. Если воспользуешься своей силой, то это, скорее всего, убьёт её».

«Э-э, точно… но не переусердствуй».

Годо было не по себе, но пока что он решил предоставить всё Эрике.

Особые силы, полученные от Веретрагны, включали в себя чудовищную силу, сверхскорость, молнию, пламя солнца и другие… Масса мощных способностей, но ни одна из них не подходила для противодействия обычному человеку.

И в том случае, если врагом был не бессмертный бог, Годо не хотелось применять свою силу.

Как только он отошёл назад, Эрика призвала в свою руку Куоре ди Леоне.

Меч с узким лезвием, от блеска которого мороз по коже шёл.

Наблюдая за тем как девушка-рыцарь в красно-чёрном приняла стойку, Эна радостно заявила:

— Так как в выходной день Юри в школе нет, по её поводу мне можно не беспокоиться. Присутствие Кусанаги-сана несколько неудобно, но, чтобы справиться с ним, я уже кое-что приготовила, так что давай прямо здесь и определим победителя!

После своих слов она оттолкнулась от земли.

Совершая широкие шаги, Эна сделала выпад своим великолепным мечом.

Отпрыгнув в сторону, чтобы уклониться от атаки, Эрика сделала ответный выпад Куоре ди Леоне. Но Эна увернулась, слегка крутанув корпусом, словно летучая мышь.

Эрика смотрела на неё пронизывающим взглядом, а в ответном взгляде Эны пылала дикость.

В следующее мгновение их мечи вступили в жаркую схватку.

Эрика нападала лёгким Куоре ди Леоне, без остановки совершая выпад за выпадом.

Серия атак, подобно граду пуль.

Но Эна парировала все выпады, делая лёгкие взмахи клинком своего меча влево и вправо.

Её оружие должно быть куда длиннее и тяжелее, чем магический меч льва.

Но, несмотря на это, Эна демонстрировала идеальную защиту и даже могла контратаковать, когда концентрировала своё внимание на выпадах светловолосой девушки-рыцаря.

Эрика же искусно отражала ответные удары Эны, но это всегда выходило в самый последний момент времени.

Кто бы мог подумать, что в Японии есть девушка, чьё искусство владения мечом позволяет ей драться на равных с Эрикой!

Удивляясь своим неожиданным откровениям, Годо отчаянно пытался придумать какой-нибудь план.

К тому моменту, когда его мысли снова обратились к битве, атаки обеих сторон стали всё более и более сильными.

Если так и дальше пойдёт, то, скорее всего, всё закончится ранением одной из сторон. Как можно прервать их бой? Никакого оружия у него не было, а свои способности он использовать не мог. Ну, тогда, как мужчине, ему оставалось только одно.

— Проклятье, ну, в конце концов, я не умру, наверное, так что стоит рискнуть!

Годо обладал воплощением «Овна», которое позволяло ему излечивать практически смертельные травмы, но если смерть будет мгновенной, оно окажется бесполезным. Годо проигнорировал своё рациональное мышление и, сказав себе: «Повезёт — не умру», — начал действовать.

Эрика и Эна продолжали яростный обмен атаками.

И Годо воспользовался своим собственным телом, чтобы встать между мечами девушек.

— Годо?!

— Кусанаги-сан?!

Одновременно убрав оружие, Эрика и Эна не дали произойти трагедии в самый последний момент.

Если бы у одной из них чуть хуже оказались рефлексы, оценка ситуации или искусство владения мечом, то Годо бы на части порубило.

— Годо, что ты творишь! Должны же и у дурости пределы быть!

— Мне ничего иного не оставалось. Кроме этого способа остановить вас двоих мне больше ничего в голову не пришло… — ответил трясущийся всем телом Годо Эрике, которая очень редко теряла самообладание.

Как бы то ни было, он едва избежал смерти, а битва прекратилась. С точки зрения достижения результата его решение оказалось верным.

— Т-тебе не стоит проявлять такое безрассудство, но теперь я понимаю, вот, значит, оно как.

Эна, кажется, в чём-то убедилась. Поняла? Что она поняла?

— Заставить Юри, которая медленно сходится с людьми, влюбиться в тебя, я всегда подозревала, что где-то в тебе скрывается огромная мужественность. И вот это вот клише? «Чтобы защитить любимую, я готов свою жизнь отдать» — это вот оно?

— Ничего подобного. До того как действовать, я особо во всём не разбирался… А ещё я и тебя тоже защитить пытался.

Отрицание Годо заставило Сэйшууин Эну с сомнением бросить: «Чего?»

— Не только Эрика, я также не хотел, чтобы и Сэйшууин пострадала. В любом случае, решать споры мечом неправильно. Вам стоит всё хорошенько обсудить, чтобы найти мирный выход из ситуации.

— Правда? Значит, я уже была добавлена в твой список «моих женщин»? Вот же ж, а это смущает…

— Да всё не так! Как можно стоять и ничего не делать, когда видишь, что сейчас на твоих глазах кого-то до смерти изрубят! — усиленно запротестовал Годо, смотря на несколько застеснявшуюся химе-мико.

Но на девушку эти протесты никак не повлияли, и она самодовольно продолжила:

— Похоже, в присутствии Кусанаги-сана, нормально подраться мы не сможем. Тогда я учту совет дедули и воспользуюсь тем приёмом…

Эна, которая держала Амэ-но муракумо-но цуруги обеими руками, разжала левую и полезла ей в карман.

Оттуда она достала сотовый телефон.

— Да, кстати, я никуда не звоню, просто привычка у меня такая. Чтобы вступить в диалог с иным миром, это необходимо для успешного его начала — дедуля, хоть всё и произошло раньше запланированного, но, пожалуйста, используй тот приём.

Пока она спокойно говорила в трубку сотового, Годо и Эрика начали что-то подозревать, но Эна тут же бросила телефон.

При этом небо незамедлительно почернело, и окрестности оказались во власти тьмы.

Подумав, что это облака налетели, Годо посмотрел вверх и крайне удивился.

Солнце в небе полностью почернело, а вокруг чёрного круга светилась белая корона. Практически солнечное затмение!

А затем начал дуть сильный ветер.

Холодный ветер, который, казалось, был настолько сильным, что мог сдуть человека и даже кожу порезать.

— Быстрейший из лодочников переправы Удзи придёт ко мне! Бога, которому я поклонялся, не существует более! Если верите, что бог когда-то существовал, приносите хорошие жертвы! — Эна громким голосом зачитала слова заклинания посреди мира, запертого во тьме.

Годо чувствовал, что слова, которые несёт заклинание, словно мир на части разрывают, и его тело наполнилось мощью и боевым духом. Это бог? Сюда бог идёт?

Годо уставился на стену, которую уже разглядывал недавно.

В том месте немного ощущалось присутствие врага.

Высвобождались огромные количества божественной силы, и такая же энергия ощущалась ещё в семи местах школы.

— Амэ-но муракумо-но цуруги это священный меч, который использовали Сусаноо и Ямато Такэру… два героя. Однако они были не только воинами, которые одолевали врагов силой, но ещё являлись и крайне умными героями, которые при необходимости и хитростью пользовались. Иначе говоря, это боги-покровители обмана, изменчивости, а также воровства. Особенно Сусаноо, он был богом, который даже солнце вокруг пальца обвёл и закрыл его. Даже если ты и Король, из этой ловушки ты ни за что не сбежишь! — впервые раздался торжественный голос Эны.

Чтобы предотвратить непредсказуемые последствия, Эрика рубанула по химе-мико.

Но было уже слишком поздно, и земля под ногами у Годо обратилась тьмой.

То, что первоначально представляло собой бетон, стало непроглядно чёрным.

— Э-э-э, а-а-а-а-а-а-а?!

Его тело вместе с руками и ногами исчезло во тьме.

Годо кричал, сопротивляясь изо всех сил, но даже когда он бил руками и ногами, схватиться было не за что и ударить было не по чему.

В результате его поглотила чёрная пустота.

Годо погрузился во тьму и полностью исчез.

В этот момент Эрика, орудуя Куоре ди Леоне, со всей силы замахнулась на Эну.

Но удар был заблокирован Амэ-но муракумо-но цуруги.

Пока магический меч льва и священный меч давили друг на друга, между двумя девушками началась перепалка:

— Куда ты отправила Годо?!

— Я сама не знаю, потому что это дедуля сделал, — ответила Эна Эрике, которая отбросила свою обычную элегантную сдержанность.

Кстати, о чём там только что говорила химе-мико?

Бог уловок и обмана, бог изменчивости, бог воровства — иными словами всё это божества-мошенники! Эрика вспомнила Секретный том Прометея, тот, который мог красть божественные силы. Годо был похищен посредством схожих умений, только во множество раз более сильных чему у того гримуара!

— Думаю, что Король сейчас в Загробном мире, и дедуля не собирается отпускать его обратно в реальный мир.

— Загробный мир? Неужели ты про Астральный мир — границу между жизнью и бессмертием?!

— А, так его ещё и так называют? Думаю, члены Комитета более подкованы в таких областях.

Эрику аж озноб брал, когда она смотрела, как химе-мико так обыденно отвечает на её вопросы.

Та, которая может свободно использовать божественный артефакт, неподвластный обычным смертным.

— Похоже, что среди химе-мико, есть несколько девушек, которые обладают исключительными способностями.

— Да. Эна может слышать голос бога и брать в долг малую часть его силы. Думаю, такое объяснение будет понятно Эрике-сан?

Пользователь божественной одержимости! У Эрики даже слов не нашлось.

Мико, обладающая подобными способностями, такое встречается даже реже, чем духовное зрение. Если химе-мико сподобились брать в свои ряды людей со столь легендарными силами, то, оказывается, их организация представляет собой невероятно проблемное образование.

Судя по всему, Эна устала отвечать на вопросы и отпрыгнула назад, прекращая давящее противостояние их клинков.

— Наверное, из-за связи с дедулей, с той стороны какие-то духи просочились… — бормотала Эна, выпрямив руку и указывая Амэ-но муракумо-но цуруги вперёд.

В результате меч изменил свою форму.

Из прямого его клинок медленно превратился в изогнутый.

Первоначальный священный белый свет меча почернел, а сам клинок окутали языки чёрного пламени — форма, которая, казалось, так и кричит о надвигающейся катастрофе.

— А ты знала? Что технологию ковки изогнутых лезвий в эту страну принёс кузнец-варвар, которого правительство считало врагом, — негромко произнесла Эна, подобно грозному холодному ветру, дувшему на месте исполнения смертного приговора. — Если клинок изогнут, возрастает режущая сила. Техника ковки кузнечных мастеров Эдзо[2] была унаследована ремесленниками Осю[3] и оттуда распространилась по всей стране… Поглощать силу убитого варвара и обращать её на пользу себе — Амэ-но муракумо-но цуруги и такой способностью обладает.

На лице Эны, которая держал непроглядно чёрный священный меч, показалась пугающая улыбка.

Её лицо больше походило на воинственное лицо духа меча, а не на лицо мико, служащей богу.

— Он впитывает непокорную варварскую силу, чтобы самому её использовать — это меч завоевания, такой вот у Эны партнёр, давай же начнём дуэль!

Эрика сделала глубокий вдох.

Она ощущала, как магическая сила Эны исчезает из тела девушки.

Чтобы пользоваться мощной магией или несущей смерть способностью, большинство магов и Чемпионов поднимают свою магическую мощь до максимума. Эрика множество раз была тому свидетелем.

Но Эна делала противоположное. Её магическая сила и ощущение присутствия стремились к нулю — словно девушки больше не существовало.

И в этот сосуд, коим являлась химе-мико, вливалась мрачная божественная сущность.

— Тогда позволь ещё раз спросить, который из них твой дедуля?

— А? Что ты имеешь в виду под словом который?

Эрика спросила удивлённую Эну ещё раз:

— Ты же только что говорила, разве нет? Существуют два бога, которые владеют этим священным мечом, Сусаноо и Ямато Такэру. Так который из них дедуля, упоминаемый тобой постоянно?

— Сусаноо! Но все зовут его этой неподходящей кличкой Старейший!

Штормовой бог завоевания, обладающий атрибутом стали.

Под защитой подобного божества пользователь легендарного священного меча, само собой, будет грозным врагом. Эрика с тревогой посмотрела на место исчезновения Годо.

Непроглядно чёрная тьма продолжала клубиться на поверхности земли.

Глубокая тьма, что поглотила молодого Чемпиона, которого она любила.

В этот самый момент в душе у неё зародилась безрассудная идея, но девушка решила, что награда стоила того, чтобы рискнуть. Стальную решимость Красному дьяволу придала мысль о том, что, как только тьма исчезнет, испарятся и все зацепки для поиска Годо.

Одним из принципов Эрики было избегать битв, в которых ей вряд ли удастся победить

Но если сейчас она сбежит, то после определённо пожалеет об этом. Как только у неё возникла данная мысль, решение было принято.

Эрика тоже прыгнула во тьму, которая поглотила Годо.

— О, ты действительно это сделала! Просто потрясающе! Но я не дам тебе сбежать!

Да что она вообще такое? У Эрики снова не было слов. Увидев, как она прыгнула, Эна сразу же последовала за ней.

Таким образом, две девушки прыгнули в загадочное место, которое захватило Чемпиона.


[1] Каннуси (изначальное произношение — «камунуси»), также называемый синсёку — человек, отвечающий за содержание синтоистского святилища и поклонение ками. Символы в «каннуси» могут быть также прочитаны как «дзинсу», с тем же самым значением.

[2] Эмиси, эбису или эдзо («креветковые варвары», также «волосатые люди») — социокультурная этническая группа, которая проживала в северо-восточной Японии — регионах Канто и Тохоку — в течение IV—XII веков. Её представители считаются автохтонами Японского архипелага и потомками культуры Дзёмон. Традиционная историография рассматривает эмиси как прото-айнское сообщество.

[3] Муцу, первоначальное название Митинооку, также известна как Осю или Рикусю — историческая область Японии на севере острова Хонсю, соответствующая сегодняшним префектурам Фукусима, Мияги, Иватэ и Аомори и городам Кадзуно и Косака в префектуре Акита.

До прихода японцев Муцу была слаборазвитой областью, населённой автохтонными племенами эмиси (эдзо). Значительных успехов в борьбе против эмиси в 801—802 годах достиг Саканоуэ-но Тамурамаро. В период среднего Хэйан (794–1185) «Северные» Фудзивара установили полный контроль над областью. Город Хираидзуми — цитадель семьи Фудзивара — долгое время оставался культурным, политическим и военным центром северной Японии.

Постепенно распространяясь на север, Муцу со временем стала самой большой из всех областей. Столица провинции в древности находилась на территории префектуры Мияги. Во времена Сэнгоку разные части области управлялись разными кланами. На юге в Вакамацу находился замок клана Уэсуги, на севере в Мориока — род Намбу, а Датэ Масамунэ, союзник Токугава, основал Сэндай — самый крупный на сегодня город в Тохоку.