Глава 6. Случайная встреча в Загробном мире. Часть 2.

Иметь наглость называть бога «дедулей» прямо в лицо, храбрость Эны даже представить невозможно.

Спрашивая, Годо вздохнул:

— Хочу узнать, вы на самом деле Бог-еретик?

— Нет, в настоящее время я не бунтую, я уже давно устал от подобных игр.

— Боги, которые преодолели ограничения своих мифов, разве не все они Боги-еретики?

Обрывки знаний, которые сохранились от Эрики.

Но бог, который назвался Сусаноо, лишь презрительно хмыкнул.

— Настолько неуклюжая классификация ошибочна. Нормальные боги существуют только в мифах, Богами-еретиками можно звать лишь тех, кто вырвался из своих легенд и бродит по земле.

Просто находясь на земле, Бог-еретик становился причиной ужаснейших катастроф. Именно поэтому тех, кто им противостоял, Чемпионов, называли Дьявольскими Королями. Вот, что знал Годо.

— Что же касается меня, однажды я был Богом-еретиком, — Сусаноо вздохнул, и на его лице появилось такое выражение, словно он читал мысли Годо. — Я бродил по земле более тысячи лет, затем мне стало скучно, и я решил жить в уединении. Полагаю, что когда-то я был очень жестоким и безрассудным, но с возрастом характер имеет свойство смягчаться.

Если не брать во внимание его заявление о своих бурных похождениях, кто бы мог подумать, что Сусаноо это престарелый бывший Бог-еретик?

От подобного вступления Годо удивлённо замер. С недавних пор он стал задумываться над тем, чем кончали боги типа Афины, но мысль о возможности их отставки ему даже в голову никогда не приходила.

— Вы сказали о жизни в уединении, с чем это связано?

— Бог-еретик без серьёзной причины не умрёт и в мифы уже вернуться не может. Он может лишь уснуть или, как я, начать уединённую жизнь в Загробном мире, другого выхода у такого бога нет.

— Загробный мир?

— А? Ну, вот это самое место, прямо здесь, ты не знал что ли? Я, вроде, слышал, что раньше тебя призывала сюда твоя приёмная мать Пандора.

— Нет, понятия об этом не имел.

Когда Годо качал головой, у него возникло какое-то едва уловимое чувство.

А ещё головная боль, которая началась при его появлении на этой горе. Эта навязчивая головная боль резко усилилась.

— Ха-ха-ха, прости, всё из-за того, что я тебя ненормальным способом сюда затянул, поэтому ты и не смог вернуть в Загробном мире свои воспоминания. Наверное, тебя с самого начала головные боли мучают, да?

— Тогда, если подвести черту под вышесказанным… Это всё из-за вас произошло! — выдвинул возмущённое обвинение Годо, но престарелый бог-герой лишь издал смешок «хо-хо».

— Да, я совершил много плохих поступков, типа, сестрицу, там, в пещере запер, так что такие трюки, как спрятать что-то или замаскировать, для меня проще пареной репы.

И что же он имеет в виду? У Годо возникли серьёзные подозрения.

Стоило ему только попытаться задуматься над истинной сутью Сусаноо, как его головная боль усиливалась.

Изначально Сусаноо был богом земли из Идзумо.

Однако из-за постоянного вплетения во множество мифов, он превратился в типичного бога-героя. Бури. Основой было его божественное тело, которое отвечало за контроль бурь, а убив змея, Сусаноо заполучил меч.

Железный меч Кусанаги, залог его становления богом-завоевателем с атрибутом стали.

В то же самое время Сусаноо обладал способностью искусно применять обман, и прекрасным примером тому служила история о том, как он заманил свою старшую сестру, великую богиню солнца Аматэрасу, в каменную пещеру. Легенда о «сокрытии/похищении» солнца была распространённой историей об обмане в тихоокеанской части Азии.

На ум Годо приходили разнообразные части знаний о Сусаноо.

А затем в своей правой руке он почувствовал, это была реакция формирующегося «Меча». Годо умолк.

— Ха! Чего и следовало ожидать от того, кто заполучил меч мудрости, просто послушав мои россказни, ты смог выковать оружие!

Он просто хотел знать, но почему вот так вышло-то?

Были получены слова заклинания для убийства Сусаноо, но голова Годо болела так, словно вот-вот взорвётся. Скорее всего, если в таких условиях ему придётся драться с сидевшим перед ним богом, выиграть будет невозможно.

Из-за столь неожиданного происшествия в Годо проснулись сомнения.

Ему стало казаться, что он такой же, как Веретрагна — первоначальный хозяин этого меча.

— П-почему так происходит…

— Потому что это Загробный мир, и он отличается от реальности, в которой ты живёшь. Здесь место, в котором записывается всё, от зарождения вселенной до всех возможных вариантов будущего. Те, кто обладают соответствующими способностями, могут получить в этом месте некоторые из подобных записей.

Похоже, старый бог взял на себя роль объяснить положение дел.

Годо подумал о том, что ему доводилось слышать раньше — что суть духовного зрения состоит в способности извлекать воспоминания пустоты из-за границы между жизнью и бессмертием. Значит, вот что представляет собой Загробный мир.

И именно по этой причине местная обстановка и сила «Воина» вступили в какое-то подобие химической реакции?..

Тем не менее, его головная боль становилась сильнее, такое чувство, что мозг прямо горит.

Вполне вероятно, что это было ценой за подобие духовного зрения. Годо болезненно осознал, что подобное рискованное для него занятие лучше предоставить Юри.

— В любом случае, я должен покинуть это место. С моей напарницей Эрикой и с твоей мико Сэйшууин Эной вот-вот случится что-то плохое, мне необходимо добраться до них.

— О чём этот ты? Я специально призвал тебя сюда, чтобы не дать тебе вмешаться.

Превозмогая свою головную боль, Годо попытался сформулировать искреннюю просьбу, а бывший Бог-еретик, так же искренне усмехнулся.

— Подожди ещё немного, куда спешить? Может, мне выпивку достать?

«Почему этот старикан пытается заставить меня ждать?»

Стоило Годо нахмуриться, как он услышал ещё один голос.

— Ищешь своих подружек? Ха-ха-ха, слухи не врали, ты и правда развратник.

В отличие от твёрдого голоса Сусаноо, этот звучал хрипло.

Годо тут же посмотрел туда, откуда прозвучал голос. В углу небольшого дома в какой-то момент времени, усевшись, объявился ещё один персонаж.

На нём были чёрные монашеские одежды, но вид у него был совершенно не человеческий. Кожа сухая и сморщенная, никакой плоти под ней не наблюдалось. Она висела, словно отслоившись.

Будто тело всё ещё живого Будды или мумифицированный труп, от одного вида которого Годо сглотнул.

— Это ж надо настолько сильно её ценить, похоже, наши попытки подослать тебе любовницу не прошли даром. Из-за того, что мико Сусаноо-сана представляет собой несколько своеобразную личность, я беспокоился, что она может оказаться не в твоём вкусе… Или, может, ты больше тревожишься за ту маленькую леди-варварку? — произнесла укутанная в чёрное фигура тоном, в котором крылся едва уловимый сарказм.

Обращение на самой грани вежливости, совершенно ясно, что это довольно непокорная личность.

— Король Ракшаса, Вашему величеству хотелось бы увидеть девушек, так? Пожалуйста, подождите немного.

Третий голос. На этот раз женский.

Он шёл с противоположной стороны от высушенного монаха, и Годо посмотрел туда.

Там в самой идеально выверенной позе сидела красавица не от мира сего, она выглядела словно благородная принцесса из эпохи Хэйан, одетая в великолепное в своём многоцветии кимоно типа дзюни-хитоэ. Но откуда она появилась?

Зрачки гостьи были кристально чистыми, как стекло, волосы имели коричневый цвет, а кожа была гладкой как полированная слоновая кость.

И эта восхитительная, словно изваяние, красавица превосходила своей красотой любую современную японку.

Перед принцессой со стеклянными зрачками находилась чаша с водой.

С водой… И как она так появилась вместе с принцессой…

— Люди, в-вы кто? — в полном недоумении спросил Годо.

В отличие от Сусаноо, на мумифицированного монаха и принцессу его боевой дух не реагировал, значит, вряд ли это боги… В этот момент старый бог-герой ответил стоявшему в нерешительности Годо:

— Это Загробный мир, место сбора тех, кто не является богом или человеком. Отличительная черта тех, что собираются здесь — неспособность отбросить свои чувства к реальному миру. Мы уже довольно продолжительное время ведём дела с теми, кто по ту сторону, и вовлечены во множество разных мероприятий.

— Проще говоря, кучка стариков, которая присматривает за молодёжью, тут же влез высушенный монах.

И хотя большинство зубов у него во рту уже выпало, слова монаха были на удивление чёткими.

— Главные маги этой страны слишком заняты повседневными делами того мира. Поэтому, чтобы не дать им превратиться в спящих тигров, наш долг состоит в том, чтобы время от времени напоминать им. Иногда, когда всплывают сущности вроде тебя, мы тоже своё мнение высказываем.

— Спящие тигры?..

Стоило Годо спросить, как принцесса снова заговорила.

— Пожалуйста, взгляните сюда, Король Ракшаса. Любовницы Вашего величества здесь.

В чаше с водой перед ней появлялись изображения.

Годо быстро подошёл, чтобы посмотреть. На поверхности воды показались фигурки двух дерущихся девушек. Эрики, державшей Куоре ди Леоне, и Эны, размахивающей своим мечом.

Форма меча Эны изменилась с прямой на изогнутую, а его цвет стал чёрным.

Их дуэль завершилась довольно мрачно.

Борясь с Амэ-но муракумо-но цуруги, Эрика неожиданно упала.

— Эна, мелюзга непослушная, в Загробный мир полезла. Дура, если она применит божественную одержимость в таком месте, её тело точно перейдёт под мой с Амэ-но муракумо-но цуруги контроль.

— Божественная одержимость? — спросил Годо у Сусаноо, который костерил Эну.

— Да, это её сила химе-мико. Превращать своё тело в сосуд, содержащий божественный дух. При этом ей хватит даже одной ошибки, чтобы потерять разум и тело. И судя по её текущему состоянию… скорее всего, её контролирует божественный дух.

— Мико с подобной способностью почти как полубог. Маленькой леди, которая с ней билась, очень не повезло.

Сусаноо и монах в чёрном прокомментировали всё так, словно на них не лежало никакой ответственности за происходящее.

Видя с их стороны подобное отношение, Годо встал. На вежливые просьбы больше нет времени.

— Отправьте меня туда. И чем быстрее, тем лучше, скорее же!

У него уже не оставалось времени на то, чтобы пытаться поделать что-либо с раскалывающей головной болью.

Годо заставил себя терпеть её и поднял свою правую руку — ту, которая несла в себе «Меч», — и указал ей на Сусаноо.

Тем самым он ясно давал понять, что если ему откажут, пощады не будет.

Однако, несмотря на угрозу Годо, Сусаноо проигнорировал его и просто имел скучающий вид, а монах с фразой «хо-хо, ну надо же» лишь поддразнил его ещё больше:

— Ха-ха-ха, хорошо, хорошо. Эти маленькие леди были бы довольны, доведись им услышать твои слова. Ты не посрамил звание Короля, я крайне впечатлён!

После столь неискренней похвалы Годо уставился на монаха и заскрежетал зубами. В настоящий момент у него не было воплощения для победы над этой мумией.

— Король Ракшаса, если Ваше величество мысленно представит показанное здесь место и пожелает оказаться там, так и произойдёт. В месте, подобном Загробному миру, методы путешествия отличаются от тех, что в реальном мире, — смиренно пояснила принцесса со зрачками цвета стекла.

Годо поневоле завороженно уставился на её красоту.

Неуверенный, что служило источником этой красоты, он склонил голову.

— Пожалуйста, помогите этим девушкам и проявите ваше королевское сострадание, таково моё скромное желание.

— Об этом даже и говорить не стоило! Большое спасибо, это просто неоценимая помощь! — без промедления вежливо поблагодарил Годо.

Что странно, в её словах не чувствовалось лжи.

И, вроде как, его сверхъестественное чувство опасности Чемпиона говорило ему… то же самое.

Годо сделал так, как было сказано, и мысленно представил пейзаж, показанный на поверхности воды. Место, в котором находились две девушки, и где же в Загробном мире может протекать настолько красивая река?

В следующее мгновение Годо исчез из небольшого дома.

По этой самой причине молодой Чемпион не услышал дальнейшей беседы.

— Этот тип слишком сильно любит женщин. Просто покажите ему отчаянную ситуацию, в которой оказались его любовницы, и он тут же теряет всё самообладание. Ха-ха-ха, похоже, он вряд ли сможет превзойти наши ожидания.

— Да, и вся вина за это лежит на засранке Эне, припёрлась сюда и заставила его думать, что ситуация критическая.

Сушёный монах не мог сдержать смеха, в то время как Сусаноо недовольно ворчал.

— Настало время прекратить использовать этих девушек, чтобы оценить поведение Короля Ракшасы. Мне становится неприятно, Просвещённый мастер, Старейший.

На увещевания принцессы с глазами цвета стекла двое мужчин вообще никак не отреагировали.