Глава 6. Случайная встреча в Загробном мире. Часть 4.

Загробный мир, Астральный мир, Граница между жизнью и бессмертием.

В этом месте, с множеством различных имён, перед Годо встала дилемма.

Эна, которой управлял Амэ-но муракумо-но цуруги, недавно сбежала. И хоть по ощущениям казалось, что прошёл час, Годо знал, что на подобные ощущения полагаться не стоит, так как течение времени в данном месте вряд ли было таким же, как в реальном мире. После небольшого отдыха его головная боль тоже практически прошла. Но…

Состояние Эрики, напротив, становилось только хуже.

Её лицо выражало боль, дыхание было прерывистым, и с неё градом катил пот. Дотронувшись до девушки, Годо понял, что температура её тела крайне высока, словно у неё лихорадка. К тому же Эрика очень обессилела, она даже перевернуться сама не могла.

Совершенно измотанная, она лежала в тени дерева у реки.

— Принимая во внимание текущую ситуация, единственное, что, наверное, остаётся, это вернуться на ту гору… — пробормотал Годо.

Так как у него не было ни знаний, ни умений, чтобы помочь Эрике, он должен попросить о помощи. А в этом загадочном месте он знал только троих «людей», если их можно так назвать.

Сусаноо и мумифицированный монах не в счёт, но, возможно, руку помощи ему протянет благосклонная принцесса.

— Могу я спросить, как устроен этот мир? — поинтересовался Годо, обеспокоенный состоянием Эрики.

Чтобы спасти её и покинуть это место, ему нужна информация.

Где-то там в этом мире протекала прекрасная река.

А также располагалась практически бесконечная равнина.

И этот пейзаж неизменно простирался до самого горизонта.

Домик в горах, где обнаружился Сусаноо, кажется в том направлении, или нет. Когда он мгновенно прыгнул прямо сюда, Годо сам не мог своим глазам поверить.

— … Местонахождение Сусаноо находится в пространстве, отличном от этого. Если не ошибаюсь, Астральный мир состоит из множества разъединённых миров и пространств. Должно быть, ты совершил пространственное перемещение между этими мирами… — объяснила Эрика Годо, пересказав то, о чём читала в книгах.

Без её обычной манеры речи казалось, что выносливость девушки постоянно тает, и Годо кивнул в ответ, отчаянно пытаясь найти выход из ситуации.

— Иными словами, всё это место похоже на многоквартирный дом, так? Хоть люди и живут под одной крышей, квартиры разделены стенами и этажными перекрытиями, но передвижение всё равно возможно, если пользоваться коридорами и лестницами.

Просторный мир, который содержал в себе бесчисленное множество независимых пространств, связанных, словно паутина.

Даже бог штормов Сусаноо, сколь бы безжалостные бури он ни призывал, мог влиять только на местность той «комнаты», которую занимал сам.

Это объясняло тот факт, почему Боги-еретики, одно существование которых, само по себе, несёт миру катастрофы, могут уединённо жить в данном мире.

— … Но ты уже только что использовал воплощение «Воина», так что «Меч» какое-то время будет недоступен. Если мы собираемся к Сусаноо, разве тебе не стоит сначала немного подождать?

— Нет, если так и дальше пойдёт, твоё тело не выдержит.

Десять воплощений Веретрагны.

Сила, которую Годо отобрал у древнего Персидского Военачальника, имела множество ограничений.

После использования воплощения, снова воспользоваться им можно было только через один день.

«Меч» уже активировался при встрече со старым богом. Без козыря в рукаве, Годо настоятельно следовало избегать прямой конфронтации с Сусаноо. Но на предложение Эрики он покачал головой.

— Я найду способ. Хоть и есть там пара неприглядных личностей, кое-кто хороший там тоже имеется.

Годо без слов взял Эрику на руки и пристроил её себе на спину.

После он попытался применить недавний способ путешествия, мысленно представил домик в горах и прекрасный окружающий пейзаж, а затем пожелал там оказаться.

И тут же… Годо и Эрика неожиданно переместились на пляж.

Перед их глазами раскинулось прекрасное синее море, а в ноги им тихо бились волны.

— К-как такое могло произойти?!

— Похоже, тебе воображения не хватает… Хоть ты и Чемпион, но у тебя никогда не было специальных тренировок… Может, без определённого уровня магических познаний переход завершается неудачей…

— Но к вам-то я без всяких проблем попал!

— … Это явно потому, что ты мог видеть окружающую местность… Пейзаж перед глазами, по сравнению с тем, что всплыло у тебя в памяти — тут огромная разница в сложности интерпретации, — объяснила Эрика со спины Годо.

Но говорила она медленно и делала много пауз. Годо потихоньку начал паниковать. Если так и дальше пойдёт, её жизнь будет в опасности, следующая попытка должна стать успешной!

Он ещё раз точно представил пейзаж в мыслях. Гора. Сейчас он должен попасть на гору Сусаноо.

Но прибыли Годо с Эрикой на совершенно безжизненную и пустынную гору.

Коричневые камни, сухой ветер, голубое небо. Было бы неудивительно, обнаружь они кружащих вверху орлов и стервятников. Пейзаж совершенно противоположный богатой зеленью горе.

— Проклятье, ещё раз!

Третья попытка напрячь воображение и третий переход, но местность даже на природу не походила.

Белое пространство, и они были окружены этим белым.

Место, в котором белизна простиралась от горизонта до горизонта.

Тик-так. Тик-так. Ещё тут слышался странный звук, как будто часы тикали.

Неся Эрику на спине, Годо осмотрелся.

Вскоре ему на глаза попались старинные часы, но затем тиканье ещё и сзади послышалось. Повернувшись, он обнаружил серебряные карманные часы. Когда и слева звук раздался, в том направлении стало возможным разглядеть массивную часовую башню…

Как только слышалось тиканье часов, тут же появлялись новые часы. И так повторялось десятки раз.

— Годо… это не работает, ты окончательно заблудился, — едва слышимо высказала свой протест Эрика.

Годо тяжко вздохнул. Похоже, он постоянно заходит в тупик. Ещё раз, попытаться снова, чёткая картинка. На этот раз надо переместиться в место, обозначенное в сердце.

— … Всё-таки не сработало…

Когда Годо услышал уставший голос Эрики, он не нашёл, что сказать.

Они оказались на улице, вымощенной камнем.

Улица готического вида, можно ошибочно подумать, что оказался в сельской местности Италии.

Небольшие дома, соединяющиеся карнизами крыш, дороги и площади вымощены кирпичом. Если бы данное место находилось на земле, местные виды, скорее всего, признали бы памятником всемирного наследия.

Но вокруг не было ни души. После осмотра не обнаружилось ни единого человека. Улица оказалась пустынной.

У Эрики, лежавшей на спине Годо, участилось дыхание.

Время от времени в нём начали появляться короткие перерывы, похоже, множественные перемещения дорого обошлись её организму.

Обнаружив поблизости парк, Годо опустил Эрику на траву и сел рядом с ней. Происходящее настолько его вывело, что он бы какой-нибудь мусорный бак пнул, окажись тот рядом.

— Проклятье, у меня больше никаких идей нет. Если и дальше так пойдёт, то это конец.

— Кстати… Годо, у меня есть просьба.

Годо удивлённо подскочил. Эрика говорила редким для неё невинным голосом.

Единственным временем, когда она так говорила, в основном были утренние часы, сразу, как она просыпалась. А сейчас она была в ещё более уязвимом состоянии.

— Такое чувство, будто смерть уже близко, не мог бы ты в последний раз страстно обнять и поцеловать меня?..

— П-прекрати ты эти глупости! Не надо так наговаривать!

Что начало, что окончание её просьбы — просто неприемлемо, и Годо тут же высказал ей.

Но Эрика слабо покачала головой.

— Вероятность подобного будущего очень высока… Я уже не способна излечить это тело собственными силами, и у меня нет способа покинуть Астральный мир. Более того, я не могу связаться с теми, кто может вытащить нас отсюда… Это конец.

Годо проглотил свои возражения.

Причина, по которой они не могли вернуться к дому Сусаноо, это его собственная глупость.

— Так что давай готовиться к будущему. Если меня не станет, ты должен будешь последовать моим указаниям…

— Да хватит уже, прекращай эти шутки про последние слова!

— Я не шучу, разве не ты сам недавно сказал, что это конец?

Когда ему вернули его же слова, Годо умолк.

Как она и сказала, и он это прекрасно понимал, если у них не выйдет вернуться к Сусаноо, сам Годо ничего сделать не сможет. Даже если бы Эрика не произнесла этого вслух, он всё равно знал.

— Т-тогда попрошу ещё раз, поцелуй меня и крепко сожми в своих объятиях… Хотелось бы, чтобы ты считал это продолжением того времени на Сицилии, согласен? Или всё ещё не можешь решиться?

Это Эрика сказала уже насмешливо.

Она накрыла руку Годо своей, но не пользовалась при этом той неестественной силищей. У Эрики уже не осталось сил или магии на то, чтобы увеличить мощь своих рук.

Но искреннее выражение её лица было настолько прекрасно, что трогало до глубины души.

— Хотя бы скажи мне, что ты на самом деле чувствуешь по отношению ко мне… И не уходи от темы, как обычно, ты должен объясниться предельно чётко.

Какие чувства он испытывал к Эрике? Да разве это не очевидно?!

Может, смерть действительно была близко, как она и сказала. Но Годо не хотел этого признавать. Как он мог позволить, чтобы подобное произошло. И всё же, здравый смысл подсказывал Годо, что всё это правда.

Его сердце обуревали ярость и страх, заодно с ужасом при мысли о том, что он её потеряет.

Год крепко сжал руку Эрики.

Затем приблизил лицо, его губы надвигались на тонкие, но соблазнительные губы девушки. Затем они соединились.

Обоюдный поцелуй.

Они увлеклись на довольно продолжительное время.

— Годо… Ты впервые поцеловал меня по своей собственной инициативе, — мягко произнесла Эрика через десятки секунд после, когда их губы разделились.

Несмотря на отчаянную ситуацию, в которую они попали, на её лице были написаны счастье и удовлетворение.

Увидев это выражение, Годо был поражён в самое сердце.

Чувство нежной любви к ней, страх потерять её, тревожные поиски решения проблемы, смятение и гнев, Годо был всецело захвачен стремительным наплывом разнообразных чувств.

Но самой сильной эмоцией оказалась злость.

Злость на обстоятельства, которые отбирали её, злость на свою собственную недееспособность.

— Ай… больно. Годо, пожалуйста, будь помягче…

Он невольно сжал её ещё сильнее, вызвав со стороны Эрики мольбы.

Но вместо этого Голо сжал тонкую и слабую руку девушки не легче, а ещё сильнее. На это действие Эрика никаких возражений не высказала.

Она счастливо закрыла глаза и улыбнулась, сильнее прижавшись к Годо и полностью опираясь на него.

В этот самый момент девушка полностью доверила Годо своё сердце и своё тело.

Когда Годо осознал это, злость у него внутри достигла ещё больших высот. Он отпустил руку Эрики и встал, уперев взгляд в небо. Возможно, далеко по ту сторону боги существуют, но, как бы играясь с человечеством, они сотворили этот трагический исход.

Пока Годо пристально смотрел на этих сверхъестественных существ, его злость продолжала пылать.

Плакать, потому что кто-то, кто ему дорого уйдёт навсегда? Невозможно. Скорбеть некоторое время, а затем весь отмеренный ему срок жить полной жизнью и петь хвалебные песни любви? Невозможно. Жить в печали и злобе, отчаявшись и с разбитым сердцем, из-за смерти любимой? Полная чушь!

Это поступки не подобающие Королю. Убийца богов, Дьявольский Король, так действовать не будет.

Но, что самое главное, он сам не мог позволить себе жить такой жизнью!

Наполненные злостью, глаза Годо сверкнули. Ранее такое случалось лишь тогда, когда его душа требовала действий, и он улыбался, наслаждаясь битвой во времена противостояния богам или другим Чемпионам, но на этот раз настроение у него совершенно не такое.

Кто бы сейчас пред ним ни явился, бог или сам Будда, он убьёт их всех!

Если судьба неприемлема, он воспользуется своей волей и властью, что повергнуть её к своим ногам.

А если он всего лишь такого сделать не способен, тогда как он мог называть себя Дьявольским Королём? Кто смеет отбирать Эрику? Вы хоть понимаете, чью женщину отбираете?!

— … Годо? Что с тобой творится? Почему у тебя такое страшное лицо? Почему ты не такой, как обычно? — спросила Эрика, испугавшись.

Но он не обратил на неё внимания. Приласкать и одарить девушку потоком любви — для этого потом время будет.

А сейчас ему необходимо перехватить дурацкую судьбу и всё остальное, что пытается отобрать жизнь Эрики! Куда идти? Кого надо избить?

«Где противник, которого мне надо одолеть? Я ни за что не позволю ему вырваться из моей хватки!..»

И тут же его поразила боль.

Судя по ощущениям, в голове словно пожар начался, и он почувствовал дикую боль.

Та же самая боль, которая появилась при получении им знаний о Сусаноо, плата, которая сопутствовала духовному зрению.

Почему она сейчас появилась? Прошлый раз всё было из-за использования «Воина» — из-за активации воплощения Веретрагны и впитывания «Мечом» знаний о боге, так?

Но сейчас у него не должно быть никакого воплощения, из которого можно извлечь пользу. Хотя…

А, может, воплощение, способное спасти Эрику и защитить её, на самом деле существует?

Как только он об этом подумал, произошло изменение.

Он увидел. Вместо головной боли появилось видение, вызванное духовным зрением, и в этом видении показывалось, как использовать новую силу.

Снова появилось то чувство, которое возникало у него во время драки с Вобаном, его тело и ум переполнило ни с чем не сравнимое ощущение всемогущества.

«Теперь всё в моих руках. И, я получил их все!»

— Эрика… Я абсолютно никогда не позволю тебе уйти, так что, прошу, поклянись мне.

Освоив пятое воплощение Веретрагны, Годо произнёс слова заклинания:

— Поспеши и принеси клятву! Будь со мной, что бы ни случилось… Даже если жизнь подходит к концу, даже если всему миру наступает конец, даже если это будет означать битву со всеми богами, будь со мной вечно.

Это были не простые речи, а священные слова, наполненные силой, отобранной у богов.

В то же время это было решением высокомерного короля, который требовал вечной клятвы.

Глядя на его королевское величие, выражение лица лежащей рядом Эрики стало радостным и каким-то завороженным.

— Неужели ты пробудил то воплощение? Ты, наконец, всецело овладел силой Веретрагны?!

— Хватит бесполезных слов. Ты хочешь принести клятву? Торопись же и решай прямо сейчас!

— Конечно, я клянусь! До скончания этого мира я всегда буду рядом с тобой, отдавая тебе всё, что у меня есть! — незамедлительно выкрикнула Эрика в ответ на строгий выговор.

При этом она улыбалась самой прекрасной и покорной улыбкой из всех, улыбкой, которая шла от чистого сердца.

Услышав её клятву Годо многозначительно кивнул.

Пятнадцатилетний юноша, сиявший ярким светом.

Такова была внешность, которую выбрал бог войны, когда они встретились на Сардинии.

Герой и святой, пятое воплощение Веретрагны, которое ведёт людей и присматривает за ними.

Овладев этой силой, Годо точно сможет защитить девушку рядом с ним.

Поэтому сейчас Эрика должна получить метку защитника, метку Годо, тем самым получив его покровительство и благословение.

Годо придавил хрупкое тело Эрики к траве.

И хоть сделано это было грубо, стороны не возражали. Сейчас они двое представляли собой короля и защищаемую им, властелина и подвластного ему.

Годо улёгся прямо на девушку и снова прильнул к её губам.

— Ммм, ммм…

Он с жадностью впился в уста измождённой Эрики.

Было бы куда лучше, если бы он проявил заботу о её ослабевшем теле и отнёсся к ней нежнее…

Но останавливаться уже поздно, Годо продолжал, не встречая никакого сопротивления, его губы с силой прижимались к губам Эрики, его язык облизывал их, а затем ворвался в её рот.

Он поискал им язык девушки, нашёл его, и они переплелись вместе. Эрика тоже отвечала ему и сама просила об этом единении, и на какое-то время они сплелись своими языками.

…С их стороны слышались звуки гармоничного взаимодействия двух слизистых оболочек.

Под весом Годо Эрике было трудно дышать.

Несмотря на то, что телосложение девушки отличалось своей хрупкостью, во всех нужных местах её фигура была очень соблазнительной.

Тёплая и упругая, тактильные ощущения от тела Эрики просто невероятны, горячее просто некуда.

Наслаждение столь близким контактом плюс дурманящие ощущения от непрерывных поцелуев.

От их частого и тяжёлого дыхания Эрика во всю полноту ощутила то, что она жива.

Наблюдая смятение девушки, слыша её нежное дыхание, вдыхая её аромат, чувствуя вкус её языка и слюны, ощущая тёплую кожу Эрики…

Все пять чувств, мысли и тело переполняло наслаждение, их словно в мёд погрузили.

Но этот дурман не был целью Годо.

— Эрика, начиная с этого момента, я передам силу Веретрагны, мою силу, тебе. Скорее всего, будет больно, но ты должна выдержать. Сможешь? Справишься?

— Да, знаю, я обязательно справлюсь… Прошу, Годо.

Беззащитная Эрика

Несмотря на своё ослабленное состояние, она заставила себя кивнуть и подтвердить свою клятву, после чего Годо снова поцеловал её.

Губы и язык, слюна и зубы, Годо не пропустил ничего.

При этом он ощутил, словно между ним и Эрикой установилась связь.

Невидимый магический канал, по которому можно передать один одному сильнейшую «Защиту».

Сознание Годо обратилось к области тела чуть ниже пупка.

Это место в китайской медицине называется даньтянь[1] или «золотой эликсир», иначе говоря, самая глубокая часть тела.

И оттуда он начал брать магическую силу, в процессе преобразуя эту чистую магию в «Защиту».

Из низа живота в живот, затем в грудь и, наконец, через горло в рот.

Магическая сила, которая поднималась, словно двигаясь по позвоночнику, вливалась в рот Эрики через губы.

А чувства Годо к девушке, его желание защитить её и надежда даровать ей силу, были тем, что превращало эту магию в «Защиту».

Кусанаги Годо молил об этом от всего сердца.

— Годо… Я чувствую то, что ты мне даёшь, — с закрытыми глазами прошептала очарованная Эрика.

Она говорила во время поцелуев, при этом каждое движение губ, их мягкость и сладость, чувствовалось всё.

Но это только начало, кульминация ещё не наступила.

Чтобы ускорить передачу чистой «Защиты» в тело Эрики, Годо ускорил поток.

— ?!. — из-за возникшего дискомфорта Эрика издала короткий стон.

Когда он на мгновение отпустил её губы, то в уголках глаз задыхавшейся девушки Годо увидел слёзы.

— Эрика если ты не можешь выдержать…

— Нет, всё нормально. Продолжай, просто, резкое увеличение скорости меня напугало. На этот раз я выдержу, может, поторопишься уже с продолжением?..

Она явно храбрилась. Но Годо притворился, что не заметил.

Любовь Эрики Бланделли и её тело, всё это принадлежало Годо. Причинять этой девушке боль и при этом заставлять её покорно терпеть — его единоличное право и привилегия.

И он не допустит, чтобы боль и страдания Эрике причинял кто-либо друлгой.

В данный момент, чем большую боль она терпела, тем большую «Защиту» она получала.

Годо снова посмотрел на девушку, и в ответ Эрика вернула ему взгляд, полный страсти. Они согласно кивнули друг другу и слились в очередном глубоком поцелуе…

— Мммм!.. Всё хорошо, продолжай!..

Тело Эрики болезненно напряглось.

Чтобы поддержать девушку, Годо крепко сжал её в объятиях, его рука ободряюще сжала ладонь Эрики, и она ответила ему тем же.

По той силе, с которой девушка сжимала его руку, можно было понять, какую боль ей приходится выносить.

Годо уже не мог как-то ещё уделить Эрике внимание, сейчас он был всецело поглощён вливанием «Защиты» Веретрагны за один выдох.

— А-а, аааааа!

Эрика закричала, но Годо не остановился. Ему нельзя сомневаться.

Наконец, «Защита» добралась до самой глубокой части её тела, наиважнейшего «золотого эликсира» внизу живота.

— !

Крики Эрики стали хриплыми, в них уже не узнавался её голос.

В то время как одной рукой она крепко сжимала руку Годо, её вторая рука, которая его обнимала, оставила на спине парня глубокие кровоточащие царапины. Не обращая внимания на боль, Годо продолжал прижимать свои губы к губам Эрики.

«Ей должно быть гораздо больнее, чем мне, так что это ничто».

Священная защита бога войны.

Печать победителя, дарованная славным героем.

Импульс магической энергии, влитой Годо, временно укрепил разум и тело Эрики.

У Чемпионов есть способность быстро адаптироваться к окружающей среде Астрального мира, безграничная жизненная сила немедленно излечивать любой урон определённого уровня, и боевые инстинкты, которые позволяют переключаться в своё сильнейшее состояние во время битвы. И сейчас все эти качества были влиты в тело Эрики.

Девушка обмякла.

Она вся промокла от пота, но на её прекрасном лице больше не наблюдалось никаких признаков того, что ей больно.

Она крепко сжала руку Годо и тихо улыбнулась.

Её улыбка несла в себе следы изнеможения, но это была очень приятная усталость.

Годо отодвинулся от неё, хотя и чувствовал некоторое нежелание отрываться от разгорячённого и гибкого тела Эрики. Но если и дальше продолжать в такой позе лежать, могут возникнуть проблемы…

Эрика тоже немедленно встала.

Её лицо прямо запускало в неосторожного Годо улыбку за улыбкой. При этом её вес создавал ощущение комфорта.

Но здравый смысл Годо говорил ему, что так продолжаться не должно.

— П-постой! Ритуал завершён, и защита Веретрагны уже в твоём теле, так что продолжать не обязательно…

— Да я и так это знаю. Это мой ответный подарок на любовь Годо. Просто прими его.

На этот раз настал черёд Годо быть прижатым Эрикой.

Похоже, стоило ей оклематься, как она тут же решила занять место сверху.

— Э-это была не любовь, а, скорее, дружба и беспокойство…

— Нет, любовь. Я понимаю.

Её губы приближались, он уже довольно давно не испытывал на себе поцелуя, инициатором которого была Эрика.

Чтобы выйти из сложившегося положения, Годо собирался сопротивляться с применением силы, но прежде чем окончательно решиться, он сдался… По какой-то непонятной причине желание сопротивляться пропало. Да и с этой позицией тоже вполне можно смириться пока что.

В конце концов, отпустив его губы, Эрика улыбнулась улыбкой, которая говорила: «Прошёл».


[1] Даньтянь — центр энергии ци. В организме имеются три даньтяня (буквально — поле киновари, котёл, треножник, в котором происходят энергетические процессы) — в нижней части живота, районе сердца и голове.