Глава 1. Прощай, Джон Плуто Смит. Часть 3.

В результате, козырная карта не исполнила своего предназначения.

Со сломленной волей Джек уставился на проводящийся ритуал.

Солнце зашло, и наступила ночь. Чуть к западу высоко в небе своё место заняла полная луна.

На палубах роскошного пассажирского лайнера, вставшего на причал у пирса Лонг Бич, находилось около пятидесяти разновозрастных человек обоих полов, разодетых в экзотические костюмы, напоминавшие наблюдателю о карнавале в Венеции.

Да уж, прибыли все.

В разнообразных костюмах, накидках, шляпах, укутанные тканью, прямо анахроничный показ мод.

Также на них были надеты маски, оставлявшие открытыми лишь глаза. Множество замысловатых масок.

И это не костюмированная вечеринка, которую устроили по прихоти группы леди и джентльменов, у которых свободное время есть. Все они были колдунами организации «Король мух», собравшимися здесь для воскрешения божественного предка, Ашеры.

Но практически все они были тяжело ранены, заляпаны кровью и находились на последнем издыхании.

Возвращаясь к событиям, которые произошли час назад…

Под прикрытием этого вечернего банкета, который больше на шутку походил, колдуны собрались вместе, поместив гроб усопшего божественного предка в центре и ожидая времени начала ритуала, когда луна будет в зените.

Ни один из находящихся сегодня на корабле не был нормальным человеком. Весь экипаж и обслуживающий персонал состояли в «Короле мух».

Кроме одного. Джек Милбёрн замаскировался, облачившись в смокинг и чёрную накидку с маской.

— Боги, дарующие нам защиту, молим, одарите своим благословением нашу королеву!

— Боги, дарующие нам защиту, молим, одарите своим благословением нашу королеву!

Образовав круг, каждый из участников читал какое-то странное заклинание, поглощённый колдовским ритуалом.

Недовольно скривившись, Джек бормотал фразы вместе со всеми.

И хоть он никогда не обучался, его склонность к магии позволила ему понять, что магическая мощь нарастает. Время почти пришло. Благодаря его толстой накидке, скрыть магический пистолет не составило проблем.

Отсутствие обыска сняло с Джека некоторое напряжение.

Чувствуя магический пистолет под накидкой, он стал шептать следующие слова: «Великой удачей молю, даруй мне своё благословение». Эффект оказался мгновенным, вся магия вокруг была полностью отменена, благодаря чему ритуал с провалом прервался.

Но затем колдуны стали говорить.

— Провал.

— Если так и дальше пойдёт, мы подведём божественного предка. Что же нам делать?

— Если станем дожидаться следующего полнолуния, чтобы снова попытаться провести церемонию регенерации, как воскрешённый божественный предок накажет нас за наши неудачи?

— Думаю, выбора у нас нет. Да, ответ ясен.

— Хорошо, так и сделаем, если луна чуть-чуть сместилась, мы можем исправить это своими телами.

— Боги, дарующие нам защиту, молим, одарите своим благословением нашу королеву!

И колдовской ритуал начался снова.

Что они планируют? На вопрос Джека, не являвшегося колдуном, ответ последовал мгновенно.

Голова одного из культистов внезапно взорвалась.

Кровь, плоть, кожа, мозги, кости и внутренние жидкости расплескались повсюду, заляпав палубу и других присутствующих.

— Боги, дарующие нам защиту, молим, одарите своим благословением нашу королеву!

Но собравшиеся не прекратили чтение заклинания, и произошёл очередной взрыв.

У одного последователя руки, у другого живот, шея у того, что рядом, члены культа по очереди падали в сопровождении телесных взрывов.

Вне всяких сомнений мертвы, даже проверять не надо. В этом Джек был совершенно уверен.

— Боги, дарующие нам защиту, молим, одарите своим благословением нашу королеву!

И ещё один умер. Так вот, что они имели в виду под решением проблемы своими телами!

В этот момент гроб со скрипом открылся. Такое впечатление, что открывали его изнутри.

— Я небеса. Трепещите же предо мной! Я земля. Вы, прокляните же меня!

Из гроба поднялась юная девочка с волосами коричневого цвета.

Лет ей явно не больше десяти с половиной, лицо прекрасно, как у ангела.

— Энлиль[1], стань мне головой, свет полудня, лицом мне стань! — громко и чётко продекламировала девочка святые стихи.

Голос сухой, словно звонок, и при этом крайне соблазнительный, но у Джека этот голос почему-то вызывал чувство неприязни, от которого он покрылся гусиной кожей.

— Моя защитница несравненная богиня Ураш[2]! На шее моей ожерелье богини Нинлиль[3]!

Она воплощала собой нежную незрелую красоту, но её глаза становились всё более ожесточёнными.

Это можно было описать как моральная поддержка злобой, так как её взгляд и выражение лица демонстрировали готовность разорвать на части всё, что на глаза попадётся.

— Мои руки это косы луны, светящей на небе запада! Мои пальцы это ивовые ветви, образованные из костей почитаемых богов.

Маленькая девочка сбросила красную накидку, которая на ней была.

Её обнажённая кожа предстала на всеобщее обозрение, на её тонком и маленьком торсе не было ни капли жира, а телу недоставало изысканных изгибов. Однако это лишь подчёркивало её красоту — сродни несозревшему фрукту, невинная и не оформившаяся красота, которую утратили зрелые женщины.

Но в основном взгляд Джека привлекли раны, нанесённые телу девочки повсеместно.

На её белой спине, груди, животе, талии, ногах и шее.

Словно её кожу растягивало какой-то внешней силой, которая оставила после себя нечто похожее на ожоги, красные и чёрные раны виднелись на всём её теле.

И из этих кровавых ран непрерывно сочился гной, уже от одного этого вида больно становилось.

Очевидно, что красные отметки на сброшенной накидке, это следы этих кровавых ран.

— Боги, дарующие нам защиту, молю, изгоните демоническое проклятие из этого тела! О Лугаль Эдинну, о Латарак[4], будьте мне грудью и коленями! О звёзды созвездий, даруйте мне сильные и здоровые ноги! — разносился в ночном небе пугающий голос маленькой девочки.

Она была хозяйкой ритуала, правительницей, она была главой «Короля мух», божественный предок Ашера!

— Боги, дарующие нам защиту, молим, одарите своим благословением нашу королеву! — в унисон со священными словами Ашеры тихо читали заклинание окружающие её люди.

Молящиеся в полном согласии, собравшиеся здесь колдуны обладали совершенно безупречной верой и религиозностью.

Но объектом их веры была ведьма, несущая катастрофу, а заветы, которым они следовали, принадлежали культу зла. Такие деяния веры можно было описать только как противопоставление остальному обществу.

Верующие падали один за другим, погибая в порядке очереди.

— Боги, дарующие нам защиту, молим, одарите своим благословением нашу королеву!

Групповое чтение заклинания не прекращалось. С каждым новым взрывом, погибал ещё один человек.

Раны стоящей в центре Ашеры исцелялись одна за другой с каждым новым взрывом верующего.

Красные и чёрные шрамы постепенно уменьшались, гноящаяся кожа исцелялась, а кровотечение останавливалось. За какое-то мгновение большинство ран на теле ведьмы исчезло. Её чистая белая внешность была настолько первозданно гладкой, что могла даже серебряный свет луны отражать. К этому моменту, в живых осталось только трое или четверо верующих.

Джек принял решение. Раз до такого дошло, единственное, что ему оставалось, это лично одолеть Ашеру, а затем уйти.

Он вытащил свой запрятанный автоматический пистолет.

Находясь приблизительно в десяти метрах от Ашеры, он прицелился и выстрелил в живот, затем в правую и левую ногу. Все пули нашли свою цель, но вреда не причинили!

— Я всё думала, что это за дворняга сюда забрела, а это ты. Помнится, ты из псов Джона Плуто Смита.

Всего один злобный взгляд с её стороны, и маска Джека развалилась. Ужас, который нёс в себе её милый голосок, заставил ощутить, что его внутренности будто заморозили.

— Слуги, отдайте мне ваши жизни! Это приказ! — скомандовала Ашера своим последователям, презрительно смотря на Джека, словно на бесполезный мусор.

Оставшиеся верующие тут же одновременно взорвались. Головы, тела и конечности разлетелись на ошмётки, заляпав окрестности кровью и зловонием смерти.

Вот так, на маленьком теле ведьмы больше не было ни одной раны, оно полностью исцелилось.

Ашера с блеском воскресла.

Она была правительницей всех этих разбросанных вокруг обезображенных трупов, а заодно и ведьмой этого заляпанного кровью места. Воплощение смерти и чрезмерного использования насилия. По сравнению с ней Джек Милбёрн был всего лишь незначительным и бессильным неудачником без единого шанса на победу.

Джек бросил пистолет на палубу. Даже в такой безнадёжной ситуации он не оставил свою последнюю и единственную надежду. Запустив руку под накидку, он вытащил револьвер из кобуры на спине.

Магическое оружие, отливающее сталью, своеобразный лук, стрелявший пулями героя в чёрном. Джек наставил ствол на ведьму.

— О, всё ещё желаешь побороться? И какой же трюк ты можешь выкинуть?

На жестоком лице Ашеры появилась кривая ухмылка.

Она считала направленный на неё магический пистолет совершенно безвредным.

— Я прекрасно знаю, что этот уродливый кусок стали — игрушка, которой пользовался Джон Плуто Смит, и это не то, чем способен воспользоваться такой как ты, пойми уже что ли!

Видя перед собой реликвию умершего героя, ведьма не могла не поглумиться.

— Данный кусок металла не свинцовыми пулями стреляет. Это редкий артефакт, специально созданный для стрельбы магическими стрелами, которые Джон Плуто Смит забрал у богини луны Артемиды. Был бы тут Король его уровня… Но мусор вроде тебя даже курок спустить не сможет!

Насмешки Ашеры имели под собой идеальное основание.

Он уже множество раз пытался, но как бы сильно Джек ни нажимал, курок вообще не двигался. Но это было единственное оставшееся оружие, которое могло нанести урон безжалостной ведьме.

Словно ответ на его молитвы, спусковой крючок нажался и курок, наконец-то, взвёлся.

В отличие от обычной вспышки из дула выстрелило ярким светом, похожим на бело-голубую молнию.

Яркая вспышка обратилась синим драконом из света, который пронзил божественного предка Ашеру снизу одной из её крохотных грудей, и вылетел со стороны спины, вознёсшись к самым небесам.

Джек в шоке наблюдал за тем, что происходило у него на глазах.

Успех оказался совершенно неожиданным, так как в этой авантюрной борьбе он делал ставку, уже оставив всякую надежду. Как только что отметила Ашера, этот магический пистолет не тот инструмент, которым Джек мог воспользоваться.

— Гх! Невозможно, как такое могло?!. — с болью в голосе взревела Ашера, выплёвывая кровь.

Да, как?

Клац, клац, клац, клац. Очень знакомый звук. Клац, клац, клац, клац. Звук подкованных сапог, ударяющих по земле, и эти характерные шаги приближались.

Человек, которому не знакомо понятие пунктуальности, который вечно появлялся в разгар событий, небрежные шаги опоздавшего.

Каждый раз, как Джек слышал эти шаги, у него возникал вопрос. Явно опоздал, почему никакого смущения по этому поводу не испытывает? Полное отсутствие сумасшедшей спешки — ленивые шаги того самого человека.

— Невозможно!.. Как, как ты можешь быть здесь?!

— Что за бессмысленный вопрос. Народ, разве не вы сами зовёте меня Плутоном[5], королём подземного царства? — он пикировал вопрос Ашеры элегантным тенором.

Его лицо скрывала маска из чёрной брони. Она была похожа на шлем гонщика, только забрало больше походило на составные глаза насекомого.

— Неужели ты решила, что в последней битве я потерпел поражение? В таком случае, ты меня недооценила. Как королю подземного царства мне время от времени приходится посещать свой дом, разве не так?

Он медленно подходил с развевающейся и чёрной, словно у вампира, накидкой.

А его одежда под этой накидкой походила на официальный наряд современного европейского аристократа, высококлассные вещи синих тонов.

Изящность каждого его движения вызывала в мыслях образ опытного актёра театра, но вот его рост не впечатлял, да и фигура довольно худосочной была.

— Даже если бы я умер и оказался с визитом в подземном царстве, однажды я всё равно вернулся бы на землю. Это закон природы, и если ты даже такое не способна предвидеть, божественный предок Ашера, то ты слишком глупа. И причина твоего поражения — твоя собственная дурость.

— Мммм! Будь ты проклят, Джон Плуто Смит! Отвратительный богоубийца!

Могущественная ведьма угрожающе уставилась на аристократа в маске.

Так и есть, его имя действительно Джон Плуто Смит.

— Рад видеть тебя таким воодушевлённым, Джек. Наконец, заинтересовался моей любимой манерой одеваться? Это же причина отпраздновать.

От его улыбки чёрная маска завибрировала.

В настоящее время взгляд Джона Плуто Смита был прикован к чёрной накидке и смокингу Джека. Стояние рядом в таких нарядах реально походило на костюмированный бал.

— Позволь сразу прояснить, я не разделяю твоих косплеерных интересов. И не надо сравнивать это с твоим патологическим стремлением принарядиться. Я так оделся только потому, что иного способа незаметно пробраться сюда не было!

— Раз так, то пусть сегодняшняя ночь станет первым шагом во взращивании подобного интереса!

Находясь на палубе этого роскошного пассажирского лайнера, по которой везде были распростёрты мёртвые тела, он явно улыбался.

Купаясь в свете полной луны, обаятельный герой вовсю красовался своим броским внешним видом.

В свете прожекторов иного ведущего актёра не было. Даже пугающее присутствие Ашеры при наличии Джона Плуто Смита это ничто.

— Слушай внимательно, Джек, сегодня мы победители, это общая победа нас двоих, тех, кто разделяет похожие вкусы, разве нам не стоит грандиозно отпраздновать это вместе?

Победное заявление Джона Плуто не могло не озадачить Джека.

— Победа? Смит, не будь таким легкомысленным. Битва ещё не окончена!

— Окончена… Ведь так, Ашера?

Он повернул забрало своей маски в сторону сверхъестественной ведьмы.

Несмотря на то, что её сердце пронзила вспышка света из магического пистолета, Ашера всё ещё была жива.

Но выглядела она при этом так, словно у неё даже стоять сил не было. Она сидела на коленях на палубе, при этом из огромной дыры в её груди вытекало множество крови. И хотя она непрерывно кашляла кровью, Ашера была жива.

Налитые кровью глаза ведьмы, устрашающе уставились на чёрную маску.

— Этот пистолет существует лишь для того, чтобы стрелять моей силой. Если меня рядом нет, это, как ты и говорила, бесполезный кусок металла. Но стоит мне появиться неподалёку и использовать свою силу, им могут пользоваться и другие стрелки.

Так вот по какой причине Джек только что смог спустить курок.

Услышав объяснение своего друга, Джек, наконец, понял.

— Из-за моего отсутствия ты стала невнимательна и получила удар стрелой Артемиды. В подобной ситуации даже у Еретической Змеи не выйдет изменить ход битвы. Это наша победа.

Безмерно мощный магический пистолет имел ограничения на использование.

Он перезаряжался один раз в лунный цикл, и каждый месяц из него можно было выстрелить только шесть раз.

С другой стороны, он обладал невероятной мощью. Пуля, выпущенная из этого магического пистолета, превращалась во взлетающего синего дракона из света, проходящего сквозь здания, испаряющего массивные камни и способного даже ландшафт изменить.

Траекторией полёта могла управлять воля стрелка, заставляя пулю гоняться за врагами. Согласно слухам, если сконцентрировать и сжать силу всех пуль, можно добиться намного большей огневой мощи.

Как и предполагало имя магического пистолета, он был словно оружием демонов.

— Джек… Честно говоря, я ещё несколько часов назад вернулся в Лос-Анджелес и узнал о твоём плане. Хоть я и мог тебя остановить, мне надо было тихо понаблюдать, я предвкушал подобное развитие событий.

— Что ты сказал? Смит, ты используешь других, словно они инструменты…

— Такая оценка разбивает мне сердце. Я действительно верю в своих друзей, поэтому я и возложил на тебя все свои надежды… Вот как всё это стоит понимать.

Заявление просто вопиющее, поступок Смита напоминал поведение свихнувшегося азартного игрока, всё сойдёт, если в результате счастливый конец получим.

Как обычно, всё вернулось на круги своя. Пожаловавшись, Джек протестующе фыркнул. Если бы тип перед ним действовал иначе, то не был бы тем героем в маске, которого он знал!

— Не спеши радоваться себе, Джон Плуто Смит! Со мной ещё не покончено! Не недооценивай меня, потомка бессмертной змеи! — громогласно проревела Ашера.

Её красивые черты были красными от крови, и она завывала с лицом настолько отвратительным, что походила на демона.

Её заляпанное кровью тело взмыло в небо и начало раздуваться и преображаться, превращаясь в огромную змею, которую они видели неделю назад.

— Ну конечно я не забыл, но твой маленький трюк я уже разгадал, больше он не представляет угрозы.

Джон Плуто Смит, как и прошлый раз, взмахнул накидкой.

— Сначала покинь корабль. Сегодня я хочу хорошенько выпить, поэтому, празднуя успешное изгнание этой ведьмы из Лос-Анджелеса, пить до самого рассвета будем!

Нелюдимый и скрытный человек.

Человек, который отказывался от нормальной дружбы и никогда не раскрывал свою личность.

Джек был шокирован предложением, которое шло наперекор обычному поведению Смита. Итак, зрелищная битва героя в маске и ведьмы, которая обратилась змеёй, добралась до своей финальной стадии.


[1] Энлиль (букв. «Владыка-ветер) — в шумеро-аккадской мифологии — один из трех великих богов (наряду с Ану и Эа). Сын Ану (неба) и богини Ки (земли), которых в аккадской мифологии звали соответственно Аншар и Кишар. Персонификация природных сил, бог воздуха и, видимо, бог плодородия. Бог-покровитель города Ниппура.

Согласно мифам, Энлиль отделил небо от земли, создал сельскохозяйственные орудия, божеств скотоводства и земледелия, приобщил к культуре людей. Считалось также, что Энлиль насылает стихийные бедствия. В эпосе о Гильгамеше Энлиль назван одним из инициаторов всемирного потопа с целью уничтожения человечества.

[2] Ураш — божество-покровитель Дильбата; в одних текстах — ипостась богини Ки, супргуни Ана; в других текстах персонаж мужского пола.

[3] Нинлиль («Владычица воздуха») — в шумеро-аккадской мифологии богиня, супруга бога Энлиля.

В шумерской религии Нинлиль — «госпожа открытого поля», или «Госпожа Воздуха», другие имена — Суд. Её происхождение описывают по-разному. Чаще всего она дочь Хайя, бога хранилищ и Ниншербаргунну (богини ячменя) или Нисабы. Другие источники утверждают, что она дочь Ану и Анту, или Ан и Намму.

[4] Лугаль — один из эпитетов Энлиля. Латарак — бог, связанный с жертвоприношениями.

[5] Плутон — в древнегреческой и римской мифологии одно из имён бога подземного царства и смерти. Начиная с V в. До н. э. это имя прибавлялось к более древнему имени Гадес (Аид) и окончательно вытеснило его. Плутон — старший сын Сатурна и Опы. Брат Юпитера, Нептуна, Цереры, Весты и Юноны. Дядя и супруг богини Прозерпины. После победы над титанами и гигантами братья поделили вселенную, и Плутону досталось в удел подземное царство и власть над тенями умерших. Плутон считался «гостеприимным», но неумолимым богом, который охотно принимал всех в свою обитель, но никого не отпускает обратно.