Глава 2. Изворотливые колдуньи. Часть 4.

Есть люди, которые всегда держат свой сотовый рядом, и которые так не делают.

Мария Юри относилась ко второй категории. Она обычно оставляла свой сотовый в спальне и никогда его не трогала, кроме тех случаев, когда он звонил, и часто забывала брать его, когда куда-то выходила.

Такая технически безграмотная, как Юри, никогда не станет играться со своим телефоном или же использовать его без всякой причины.

— Вчера, когда онее-чан была не в комнате, я зашла и отправила то текстовое послание, — честно призналась Мария Хикари.

Они перебрались в парк возле школы и расположились возле скамейки, на которой она давала объяснения. Для группы, в которую входили Годо, Эрика, Лилиана и сёстры Юри с Хикари, получилось то ещё зрелище.

— С тех пор как я услышала про онии-саму от сестрицы Эны, я всё время хотела познакомиться с тобой. И вчера я, наконец, приняла решение, но мне жаль, что я использовала такой обманный метод.

— Всё в порядке, только можешь мне кое-что сказать? — спросил Годо дружелюбную, открытую и невинную Марию Хикари. — Почему ты зовёшь меня онии-сама?

— Раз ты «муж» онее-чан и сестрицы Эны, то тогда для меня ты «онии-сама»… Или лучше звать тебя «Ваше Величество»?

— Нет, просто обращайся ко мне нормально, «Кусанаги-сан» вполне подойдёт!

Всё-таки она то самое и имела в виду.

На предложение Годо Хикари покачала головой.

— Нет, не годится, ты муж моих старших сестёр, как я могу обращаться к тебе настолько обезличено, это грубо, пожалуйста, позволь мне звать тебя «онии-сама».

Основания, которые вели к настолько вопиющему умозаключению, были предоставлены с безупречно чистой улыбкой.

Услышав имя Эны и способ обращения к королевской особе, Кусанаги Годо понял, что Хикари была в курсе о том, кто он.

Сидя рядом с такой вот младшей сестрой, Юри робко произнесла:

— Прошу прощения, Годо-сан… Вчера вечером я ощутила какую-то нестабильность, но при этом никак не ожидала, что Хикари сотворит нечто настолько бездумное, и вина за упущения в надзоре лежит на мне.

Извиняясь, она множество раз склоняла голову.

На Юри был шерстяной свитер вишнёвого цвета и длинное платье, выглядела она при этом стильной дочерью из семьи аристократов. Благодаря своему выдающемуся духовному зрению Юри смогла узнать о планах своей сестры.

— Это довольно-таки смущает, но обращению со словами Хикари одарена гораздо больше, чем я, к тому же она куда смелее. Даже когда я расспрашивала её, она сменяла тему разговора. Вот почему я последовала за ней, когда она вышла из дома. Надеялась поймать её на месте преступления.

— Да. Но когда онее-чан действительно выходит из себя, сопротивляться я не в состоянии… — запротестовала младшая сестра, сидя рядом со смущённой старшей.

Смотря на сестёр Мария, Эрика с чувством произнесла:

— Уголки глаз очень похожи, поэтому-то я и задумалась, а не сестра ли это Юри… Но вот характеры у них совсем разные, она напоминает мне Сэйшууин Эну.

— А, с сестрицей Эной мы большие подруги! Ладим очень хорошо!

— Неужели Хикари тоже химе-мико?

Это был вопрос Лилианы, и Хикари энергично кивнула в ответ:

— Да, верно… Ну, сейчас я всего лишь ученица.

После всего этого они купили в парковом торговом автомате чай с кофе и все уселись на скамейке, чтобы полакомиться тортом, который приготовила Лилиана.

— Мне действительно очень жаль, хоть она часто и действует неподобающе, на самом деле Хикари очень послушный ребёнок. Наверное, она подумала, что ничего страшного не произойдёт… Поэтому так и поступила…

Держа бутылку с чаем, Юри становилась всё более и более робкой по мере того, как говорила.

Сидя рядом с ней, Хикари счастливо уплетала торт с множеством фруктов. В настоящее время второй дочери семьи Мария было двенадцать лет, она училась в шестом классе начальной школы и представляла собой бесстрашную маленькую леди.

— Нет проблем. Я хоть и был довольно-таки удивлён, но я совсем не злюсь. Не беспокойся об этом, Мария, — сказал Годо, поедая торт.

— Кстати, раз она тоже химе-мико, есть у неё какие-нибудь интересные способности?

— Я на самом деле тоже хотела спросить об этом. Являясь химе-мико, как Сэйшууин Эна и Мария Юри, она должна быть очень талантлива в чём-то?

Услышав вопрос Эрики, свой интерес выразила и Лилиана.

На этот раз Годо напомнили, что все выбранные в качестве химе-мико девочки могут использовать особые духовные способности.

— А, ну да, я могу чуть-чуть пользоваться своей силой, но, так как сейчас всё ещё в процессе обучения…

Покончив с тортом, Хикари собралась, было, объяснить, но тут послышалась быстрая ритмичная мелодия.

Скорее всего, звонок сотового. Хикари открыла свою сумку и достала телефон. После того, как она увидела, кто звонит, на её лице возникло обеспокоенное выражение.

— Да, это Мария… Здравствуйте, давно мы не связывались. Что, сегодня? Эмм, так и есть, у меня сегодня ничего важного нет…

Отвечала она сбивчиво. Встретившись взглядом с Годо, она резко произнесла «Извините, я перезвоню!» и повесила трубку.

— Эмм, онии-сама, могу я попросить тебя об одолжении?

— Об одолжении? Каком?

Годо смотрел на явно пребывавшую в сомнениях Хикари.

— Онии-сама, я прошу тебя только потому, что ты любимый муж онее-чан и сестрицы Эны!

— Погоди, с этим вступлением явно что-то не так!

— Честно говоря, в последнее время меня кое-что беспокоит. Когда чуть раньше я обсудила это с сестрицей Эной, она предложила мне попросить помощи у онии-самы!..

Хоть Годо и попросил её обращаться к нему иным способом, Хикари полностью проигнорировала Дьявольского Короля. Но выглядит она действительно обеспокоенной, вроде? Юри, кажется, тоже что-то поняла, и на её лице возникло неверие.

— Хикари! Ты на самом деле собираешься обсудить этот вопрос с Годо-саном?!

— Да, верно. Только что мне позвонил молодой господин семьи Кухоцука и спросил: «Не могли бы мы встретиться…»

Вид у неё такой, словно она в беду попала, и, кажется, ещё какая-то тёмная личность появилась, которая и заставила радостную девочку почувствовать беспокойство.

Руководствуясь чувством героизма, Годо тут же ответил:

— Если это в моих силах, то я обязательно тебе помогу — но что ты хочешь, чтобы я сделал?

После этого Хикари потратила несколько минут, чтобы объяснить суть дела.

«Что? Ты хочешь, чтобы я сыграл такую роль?» — Годо был немало шокирован, а Юри чрезмерно извинялась.

— П-прости, мне очень, очень жаль. Перед тем, как вернуться в своё родовое поместье, Эна гостила у нас, и я слышала, как она обсуждает это с Хикари, но даже мысли не допускала…

— Обратиться с подобной просьбой к непобедимому Чемпиону… Хотя, нет, возможно, это окажется отличным шансом ещё больше укрепить его великую репутацию?..

— Да, я тоже думаю, что это интересная идея, мне очень даже нравится.

Лилиана говорила это себе на полном серьёзе, а Эрика только хихикала.

 

Тридцать минут спустя, перед входом в парк остановился роскошный лимузин чёрного цвета.

Со стороны пассажирского сиденья, рядом с водительским, вышел молодой человек приблизительно двадцати пяти лет. С очень мужественной внешностью, на нём был идеально подогнанный костюм, и вообще, он создавал завершённое впечатление подобающего и стильного молодого юноши.

— Так, наш клиент прибыл, все готовы?

Как-то так вышло, что командование взяла на себя Эрика.

Когда сестра Юри только появилась, девушка какое-то время вела себя тихо, но сейчас принимала участие с превеликим интересом.

С другой стороны, Годо пребывал в депрессии. Очевидно же, что ему не было никакой необходимости участвовать в подобном фарсе. Но, всё ради того, чтобы помочь Хикари. Оставив всякую надежду, он мрачно сидел на скамейке.

— Годо, так не пойдёт. Тебе стоит принять более внушительный вид, закинь ногу на ногу, подними голову и выпяти грудь, — из-за его сгорбленной позы Эрика начала раздавать указания.

Иного выбора, кроме как исполнить сказанное, не было. Затем Юри должна была прильнуть к Годо справа.

— Юри у тебя лицо слишком напряжённое, да, если получится, могла бы ты сыграть роскошную любовницу, приклеившуюся к боссу мафии, а ещё изобразить на лице что-нибудь соблазнительное, как роковая женщина?

— К-как такое возможно! Конечно, не могу!

После очередных указаний Эрики Юри неистово замотала головой. Но при этом она подвинулась поближе к Годо, создавая тем самым, очень интимную атмосферу.

— Лили просто должна вести себя, как обычно, в конце концов, от тебя актёрской игры не дождёшься. Но всё же, пожалуйста, создай классное впечатление телохранительницы, которая ещё и любовница.

— То, что я телохранительница Кусанаги Годо — это факт, никакой игры тут не требуется! — резко ответила Эрике Лилиана, став справа от скамейки.

Руки у неё были скрещены, угрожающий взгляд явно принадлежал телохранительнице, но часть про любовницу лучше не упоминать.

— Хикари, ты тоже примостись сбоку от Годо. Да, ты должна на его грудь опереться, веди себя так, будто тебя балуют… А ещё немного покажи, что тебе это нравится.

— В-вот так? Спасибо!

Хикари искренне сделала так, как сказала Эрика, и даже поблагодарила её.

Прямо сейчас Годо ощущал тепло от тела красивой маленькой девочки, прильнувшей к нему, из-за чего ему за голову схватиться захотелось. «Ну действительно, почему это должно происходить со мной?»

И, наконец, Эрика стала за скамейкой, обняв Годо сзади.

Её изящные руки обняли его за плечи, и Годо ощущал, как что-то очень эластичное и обжигающе горячее упирается ему в голову. Он поклялся себе даже не пытаться думать о том, что за объект это был.

— Кстати, Годо, крепко обними Юри за плечи, чтобы показать всем, что «это моя женщина», ну? А затем погладь Хикари по голове так же нежно, как гладил бы котёнка, попробуй.

— Да кто такое вообще делать будет?! — Годо раздражённо огрызнулся в ответ на вопиющие указания Эрики насчёт того, как им себя вести.

Как только они вошли в свои роли, к ним приблизился молодой человек в костюме. Встреча была назначена простым сообщением: «Тогда я с вами встречусь, приходите в такой-то парк через час».

Кажется, его звали Кухоцука, но оставшуюся часть имени Годо вспомнить не мог.

Он был в курсе о семьях Саяномия и Сэйшууин, плюс ещё две, Кухоцука и Рэнджо. Все вместе они были известны как Четыре Семьи.

В среде японских магов это были четыре престижные семьи, ведущие свою родословную с древнейших времён. И это был молодой господин из семьи Кухоцука, который, как говорили, когда-нибудь станет её главой.

— Так, значит, этот ты тот молодой господин, который заставляет Марию Хикари быть с собой, верно? — спросила Эрика у молодого человека, прильнув к Годо.

Они хоть и не голосовали за это, но роль переговорщика досталась ей сама собой. В общем, какая разница, важнее всего, чтобы подходящий человек брал на себя роль, соответствующую его талантам.

— Народ, а в-вы кто? Я пришёл поговорить только с Хикари-сан… — джентльмен из семьи Кухоцука стушевался.

Оказавшись перед столькими людьми, было вполне естественно оказаться сбитым с толку. Итак, раз за переговоры отвечала Эрика, Годо задумался над тем, что говорить ему самому.

— Кстати, ты, который в середине, да, ты, должен же быть хоть какой-то предел бесстыдству. Наслаждаться вниманием такого количества ожидающих тебя девушек… Как японский мужчина… Нет, просто как человек, ты что, совсем стыда не испытываешь?! Мне, как такому же мужчине, тебя жаль!

Какие обидные слова.

Стоп… Это же мы должны жалобы выдвигать, а не он.

Святилище синто, которое было у него в ведении, довольно продолжительное время оставалось без химе-мико, поэтому он хотел, чтобы это место заняла Хикари. С точки зрения Годо это была простая и совсем обыденная ситуация.

Но стоило только узнать о местонахождении святилища, как тут же сами собой появлялись возражения.

Поэтому Годо и пришлось принять участие в этом фарсе. Но слова собеседника оказались крайне благоразумными, возможно, он, всё-таки, хороший и вдумчивый человек? В то время как у Годо начало зарождаться беспокойство…

— Ох уж этот молодой господин, а тебе не кажется, что зрение у тебя очень уж слабое, а? — специально поддела молодого человека Эрика.

Да, позволить ей вести переговоры, было правильным решением, Годо изо всех сил пытался выглядеть спокойно и смотреть на собеседника снисходительным взглядом. Результат не заставил себя ждать.

— Завоевал химе-мико из семьи Мария и ему прислуживают блондинка и сребровласая девушка… Неужели вы…

Лицо джентльмена из семьи Кухоцука тут же побледнело. Он действительно был искренен.

Наверное, он распознал Короля в окружении девушек.

«Да кем он меня считает», — гадал Годо, наблюдая подобную реакцию. Хоть это несколько злило, но он терпел.

— Наконец, заметил, кто тут VIP персона, верно? Медленный ты немного, да?

— Прошу прощения, я из семьи Кухоцука, отвечаю за присмотр над Божественным Монархом в Сайтэнгу в Никко, меня зовут Микихико. Иметь возможность засвидетельствовать великолепие Кусанаги Годо это воистину великая честь.

В ответ на насмешки Эрики джентльмен из семьи Кухоцука немедленно переключился на вежливое обращение.

Звучало это как какая-то фраза из театрального представления, Годо это показалось хлопотным, но говорить ему пришлось, выбора не было.

— Я слышал, что твоё святилище хочет заполучить вот её?

Годо аккуратно положил руку на голову Хикари.

Он говорил о ней небрежно и действовал так, словно они очень близки с этой ученицей химе-мико.

Святилище в Никко, в Точиги, находилось в ведении семьи Кухоцука ещё с периода Эдо. Место химе-мико, служащей в святилище, пустовало довольно давно, так как эта позиция предъявляла к соискательнице особые требования.

И так получилось, что подходящая химе-мико имелась.

Ей была присутствующая здесь Мария Хикари.

— Ты же видишь, что эта малышка всего лишь ученица начальной школы. Вверять ей обязанности мико и заставлять покинуть дом, чтобы она оказалась аж в Никко… Не думаешь, что это слишком уж поспешно?

Около месяца назад, этот молодой человек из семьи Кухоцука начал частенько названивать ей с целью взять её на данное место.

Он не только текстовые сообщения слал, но и лично являлся, чтобы убедить её. Хоть Хикари это и не нравилось, и она отказывалась, он через некоторое время всегда возвращался и продолжал попытки уговоров.

Варианта прекратить любое общение с джентльменом из семьи Кухоцука, одной из Четырёх Семей, попросту не существовало.

И в то самое время, когда Хикари уже испытывала крайние затруднения по этому поводу, идею ей подала лучшая химе-мико, которая, так уж вышло, в тот момент гостила в доме семьи Мария.

«Такую штуку ты запросто сможешь решить просьбой к Его Величеству! Просто попроси его сказать: «Я не позволю тебе трогать маленькую сестрёнку моей женщины». Такой фразы вполне достаточно, Микихико ничего не останется, как оставить тебя в покое.

Такое объяснение услышал Годо.

«Кто это моя женщина?» И хоть ему хотелось возразить словам Сэйшууин Эны, он не мог игнорировать то, что младшая сестра его подруги нуждалась в помощи, поэтому и согласился принять участие в этом нелепейшем представлении.

— Да. То, что вы сказали, по большому счёту верно. Тем не менее, это применимо лишь к обычным людям. Для тех, кто тесно связан с делами Четырёх Семей, не только химе-мико, но и обучающиеся боевым искусствам и магии, для них вполне обычно покидать отчие дома в раннем детстве, чтобы пройти тренировки…

— Даже если и так, я считаю, что наивысший приоритет должны иметь желания самого человека, — в разговоре лицом к лицу с этим джентльменом из семьи Кухоцука Годо попытался отказать как можно вежливее. — К тому же, Хикари тоже говорила, что ей необходимо подумать, почему бы тебе не дать ей чуть больше времени?

— Я понял… Если так говорит Король, то возражений у меня нет.

Могущественное звание Дьявольского Короля Чемпиона возымело эффект, и джентльмен из семьи Кухоцука с готовностью пошёл на уступки.

Отлично. Годо с облегчением вздохнул. Повезло, что собеседник был так вежлив, ведь Годо думал, что к нему с презрением отнесутся. Внезапно у него возникла одна мысль.

Путём переговоров в такой мирной манере, может, у него получится полностью избавиться от всех этих нежелательных слухов?

Судя по первой реакции, его собеседник из семьи Кухоцука заранее явно имел о нём следующее представление: «Кусанаги Годо = великий и ужасный дьявольский король». Подобную репутацию определённо стоит исправлять шаг за шагом.

Да, способ точно верный. Годо молчаливо согласился с самим собой, но тут молодой человек из семьи Кухоцука произнёс:

— Кстати, вы действительно невероятны.

Он восхищался от всего сердца. И что же такого невероятного?

— Держите рядом с собой столько любовниц, да ещё так открыто это делаете. Как говорят, лев в расцвете сил это царь зверей, а сливовый цветок благоухает куда сильнее других. Я выражаю наивысшее восхищение. Подумать только, я был настолько невежественен, даже не знал о том, что младшая сестра из семьи Мария тоже находится под вашим крылом. Я, Микихико, крайне смущён этим и прошу вашего прощения.

Кто и под чьим это там крылом?

Слушая извинения джентльмена из семьи Кухоцука, которые звучали так, словно были взяты из какой-то древней драмы, Годо не знал, что и сказать.

Тесно прижавшись к нему, благодаря удачному разрешению ситуации, Хикари была словно младшая сестра, которая обнимала старшего брата, или словно котёнок, которого балует хозяин.

Эй, не веди себя так, что это может вызвать неправильное понимание ситуации… Хоть Годо и хотел это произнести, но не смог и звука выдавить. Рядом с ним Юри продолжала раз за разом извиняться со словами: «Прости. Мне очень жаль». Лилиана стояла сбоку с выражением и глубокими чувствами: «Естественно, это воистину мой господин…» Да ладно вам, «естественно» — это совсем не то описание, которое подошло бы в данной ситуации!

Что же касается Эрики, то она удовлетворённо улыбалась.

И хоть это не совсем «миссия выполнена», она, кажется, была очень довольна. Само собой, улыбка на её лице была дьявольской, той, с которой она обожала шутить над Годо.