Глава 3. Встреча на священных землях. Часть 2.

Лилиана Краничар была очень талантлива с заклинаниями иллюзий. При их использовании она могла заставить своё тело выглядеть корой дерева, такое заклинание работало как камуфляж.

— Это называется очищение катастроф, верно? Способность нарушить мою «Маскировку» говорит о твоих явно неплохих умениях. Похожий эффект можно получить через благословение удачей, взятой в долг у фей, но это требует длительного периода накопления. В общем, твоя способность является самой превосходной из всех антимагических техник, — пояснила Лилиана после того, как её заклинание было нейтрализовано.

— О, впечатляет, и даже очень. И, тем не менее, Лилиана.

— Д-да.

— Как бы то ни было, тайно следовать за мной — это уже слишком. Попридержи коней.

Годо уже привык иметь дело с этой сребровласой девушкой-рыцарем.

Она не то чтобы непонятливая, скорее, она даже сверхчувствительная, из-за чего иногда кажется назойливой. В подобных ситуациях лучше всего говорить с ней соответствующим образом, дать ей понять, что не стоит заходить настолько далеко в заботе о нём.

Однако Лилиана ответила ему с обеспокоенным лицом:

— Но сегодня ты встречаешься с другой женщиной у меня за спиной!

— Не женщиной, а девушкой! Кроме того, разве меня её сестра при этом не сопровождает?!

— Кусанаги Годо, в твоём объяснении удовлетворительного мало. Но я всё хорошо понимаю, японцы всегда сохраняли интерес к молодым девушкам ещё с самого периода Хэйан. Типа того Хикару Гэндзи[1], который тоже обманул маленькую девочку, чтобы сделать её своей женой.

Так же себя вела и Лукреция Дзола. Они обе что, настолько сильно хотят насолить Мурасаки Сикибу?

Видя на лице Годо сомнения, Лилиана продолжила:

— Вероятность того, что младшая сестра Мария станет твоей малолетней невестой явно очень высока. По статистике, мужчины автоматически западают на молоденьких, если те сами охотно себя предлагают.

— Онее-чан, это правда?! Онии-сама планирует взять меня в качестве своей любовницы?!

— Н-ничего подобного, и тебе нельзя использовать такое определение, как любовница!

Наблюдая удивление честной Хикари и отчитывающую её Юри, Годо принял решение.

Он не может позволить, чтобы это недопонимание продолжалось и дальше. Необходимо воспользоваться данной возможностью и всё прояснить.

— Не надо слов типа малолетней невесты. Сейчас как раз хорошая возможность, я чётко всё объясню.

— Да, я поняла.

— Лилиана, не заблуждайся, я не плейбой из твоего воображения, и я никогда не был популярен среди девушек. Если тебе действительно так уж необходимо описание, то я из тех очень серьёзных типов, которые так и не могут привыкнуть к общению с женщинами.

Пока он высказывал ей своё искреннее мнение, Лилиана слушала и кивала.

— Кусанаги Годо, я хорошо понимаю, я уже знаю, что ты за человек.

— Хоть ты так и говоришь… Сама вечно действуешь совершенно непредсказуемо.

— Я делаю всё то, что делаю именно потому, что понимаю тебя. Несмотря на твою разветвлённую сеть взаимоотношений с женщинами, ты предпочитаешь скромную и простую жизнь, верно? Хоть все твои действия говорят в пользу сладкой жизни в полигамии, на интеллектуальном уровне ты настаиваешь на моногамии…

— Да, да… Только убери лишние части про разветвлённую сеть взаимоотношений с женщинами и про сладкую жизнь.

— Вот как? Касательно этого, я кое-какое расследование провела.

«И что же такое Лилиана расследовала?» — озадаченно раздумывал Годо.

— До недавнего времени я считала это просто невероятным. Всё это время, следуя за тобой по пятам, я смогла понять твой характер и предпочтения. Тем не менее, я считала совершенно невозможным принять тот факт, что ты каким-то образом справляешься с гаремом из Эрики и Марии Юри. Как такое вообще возможно… Чтобы решить данную загадку, я исследовала все твои взаимоотношения с женщинами за последние пять лет.

И она этим вот занималась. Но даже если кто-то и возьмётся разузнать обо всех взаимоотношениях с женщинами Кусанаги Годо, возраст которого равнялся количеству лет без девушки, ничего значительного обнаружить не получится.

Пока у Годо появлялось ощущение, что всё становится только невероятнее, сребровласая девушка-рыцарь задала ему вопрос:

— Помнишь третий год средней школы и твою очень близкую одноклассницу Кёно Эмили?

— Кёно… Да была такая, девушка с плохой памятью, вечно забывала учебники, поэтому часто ставила свою парту к моей и мы совместно пользовались моими книгами. Почему-то она всегда была дружелюбна со мной, заговаривала без особой причины, может, потому, что мы в одном классе учились.

— Тогда что насчёт близкой подруги Кёно Эмили — Учиды Кёко?

— Ты имеешь в виду ту очень тихую и правильную девочку, которая всегда ходила вместе с Кёно. Чрезвычайно молчаливая. Сейчас, когда ты упомянула, я вспомнил, что она написала мне письмо «будем друзьями?», поэтому я с ней и подружился.

— И ещё об одном человеке я должна подтверждение получить, кто такая Токунага Асука?

— Давняя подруга, которая живёт на той же торговой улице, что и я, разве ты не проходила мимо неё уже много раз, Лилиана? У неё сильный характер, она вечно попрекает, но иногда ведёт себя настолько дружелюбно, что мне даже неудобно становится, типа вдруг коробку с обедом мне силой всучит со словами: «Я случайно слишком много приготовила, поэтому держи!» И тому подобное.

Затем Лилиана продолжила со списком имён.

Эндо Мая, Нарасаки Саяка, Назакава Каори и многие другие. Выдала список всех этих людей, о которых у Годо сохранились лишь смутные воспоминания — чтобы всех их вспомнить, пришлось потрудиться.

— Так что, в детстве ты даже обещания жениться раздавал… Такова ситуация, Кусанаги Годо.

— Что? Все эти друзья уже в прошлом. Что ты имеешь в виду под словами «такова ситуация»?

Пытаясь возражать, Годо заметил, что сёстры Мария как-то странно на него уставились.

— Я-я никогда не думала, что у Годо-сана отношения со столькими людьми…

— Поразительно, онии-сама! Как и говорят слухи, популярен среди леди, ну настоящий мужчина!

Хикари и Лилиана

Юри была удивлена откровением типа «что, у этого человека такое вот прошлое?!» и в её взгляде сквозило беспокойство. С другой стороны, Хикари смотрела на Годо искренне восхищенным взглядом.

— Столько девушек из-за тебя страдали, а ты даже не подозревал об этом… У тебя врождённое свойство губителя женщин. Я, Лилиана Краничар, поражена до глубины души. Кусанаги Годо, ты словно серийный убийца-лунатик, редкий, и при том совершенно не подозревающий об этом убийца женщин!

Лилиана объявила свои выводы суровым тоном. «Как такое возможно, я, Кусанаги Годо, не настолько популярен».

Но стоявшая тут же Юри раз за разом кивала, а Хикари имела вид «ух ты, это дела взрослых» и смотрела на него глазами полными почтения. Они обе были согласны. Да что же такое творится?!

— Поэтому сегодня я пошла на грубость и последовала за тобой, чтобы не дать молодой и невинной девушке быть схваченной твоими ядовитыми клыками — то есть, извини, твоим обаянием.

— Погоди, Лилиана, у меня насчёт Хикари никогда не было даже единой аморальной мысли!

— Верно, тут ты прав. Твоё чувство добродетели сильно и очень благородно, в отличие от презренных людишек, лелеющих сексуальные желания по отношению к малолетним девочкам, и ты никогда не стал бы рассматривать подобную девочку в качестве романтической цели. Но, посмотри на неё.

— ?

Лилиана указала пальцем на младшую из сестёр Мария, недоумевающую Хикари.

— Мария Хикари уже полностью захвачена восхищением по отношению к тебе. Ты разве не видишь опасной ситуации?

— А? Она же просто дружелюбно ведёт себя по отношению к старшим, разве нет?

— Обычно такое объяснение оказалось бы верным. Но ты же совершенно не воспринимаешь себя в качестве губителя женщин… Потому-то я и подумала над возможным будущим.

Годо вспомнил увлечения Лилианы. Похожая на фею и прекрасная молодая леди восточноевропейского происхождения являлась страстным автором смелых любовных романов. От этого у Годо возникло очень нехорошее предчувствие.

— Итак… Сперва идёт судьбоносное начало с этим вот детским восхищением, Мария Хикари начинает с малого обожания, а затем она уже предложит тебе свою чистую невинность. Стоит этой неоперившейся и бесстрашной любви развиться до следующего уровня, как она пожелает, чтобы её душа и тело стали принадлежать тебе. В самом начале ты будешь отказывать ей, используя для оправдания разницу в возрасте, но аморальные мысли всплывут довольно быстро, и ты решишь сорвать этот милый маленький цветок, сделав его своей вещью!..

— Вот оно как… Однажды я тоже стану служить подле онии-самы…

— Н-ни за что! Твоя старшая сестра не позволит подобному произойти!

Бедовые речи Лилианы стали причиной смятения сестёр Мария, держась от них подальше, Годо начал шептать синему рыцарю:

— Слушай, Лилиана, ты в своих предположениях зашла слишком уж далеко… Хотя, тут, скорее, стоит сказать, что это твои воображаемые заблуждения слишком яркие. Хикари даже младше моей сестры Шидзуки, как я вообще могу лелеять подобные аморальные мысли в отношении такой маленькой девочки?

— Проблема в том, что девушки тянутся к тебе на автомате. Судя по примерам из прошлого, тому существует довольно большое число подтверждений.

Хоть она и вытянула столько всего, что случилось в прошлом, Годо до сих пор не мог принять того, что абсолютно шло вразрез с его убеждениями. Видя его обеспокоенность, Лилиана улыбнулась и произнесла:

— Но я верю, что ты не из тех типов, что станут играться с маленькими девочками… Теперь-то мне ясно, но давай заключим пари. Пленится Мария Хикари Кусанаги Годо или нет.

Чего? Не в состоянии понять предложения девушки-рыцаря Годо не нашёл, что ответить.

— Если вторая дочь семьи Мария не разовьёт в себе романтических чувств к Кусанаги Годо, то победа за тобой. Я признаю, что ты мужчина, способный контролировать своё обаяние. И касательно данной темы, поклянусь, что никогда больше об этом не заговорю. Но если она придёт к тому, что захочет остаться подле тебя и служить тебе… — Лилиана заговорила решительно и крайне сурово. — Тогда, пожалуйста, дай мне право управлять твоими покоями.

«Покои, это же означает что-то типа спальни, верно?»

— В последнее время меня вот что беспокоит, Эрика и Мария Юри соревнуются в качестве твоих возлюбленных, в то время как я, Лилиана Краничар, могу быть рядом с тобой лишь в качестве рыцаря. Неужели это к лучшему? Думаю, что нашла ответ, который искала. Кусанаги Годо, я буду не только твоим мечом, но и помощницей в личной жизни. Если я выиграю пари, то стану твоей незаменимой доверенной советницей, близким другом, дворецким и подчинённой, а также служанкой. Пожалуйста, поразмысли над этим, я буду делать лучшее, на что способна, всё в твоих интересах.

Годо начал размышлять, возможно, это пари он может выиграть довольно легко?

Наблюдая с некоторого расстояния за Хикари, девочкой, которая и была предметом спора, он не видел, чтобы у неё были хоть какие-то признаки влюблённости с первого взгляда или тайного восхищения им с давних пор. «Следовательно, эта девочка точно не втрескается в меня по уши. Нет проблем».

К тому же, ещё и обеспокоенная Юри заявила, что ни за что не позволит случиться чему-то подобному. Лилиана просто рыла себе могилу, увлечённая странными фантазиями. «Прости, но как я могу отказаться и не заключить такое лёгкое пари?»

— Я согласен на пари… как насчёт месячного срока?

— Принято. Итак, Кусанаги Годо, относительно того, как решить нынешнюю проблему. Пожалуйста, позволь дать совет, — уважительно произнесла Лилиана в ответ на слова Годо, принявшего пари. — Насчёт этого дела с Сайтэнгу, почему бы не поговорить с тем, кто больше знает? Если ты поинтересуешься, воспользовавшись своим статусом Короля, тебе не станут отказывать.

А Годо, считай, и забыл то, о чём сейчас речь зашла. Данное предложение показалось ему неожиданным светом в конце тоннеля.


[1] Хикару Гэндзи — побочный сын императора, главный герой «Повести о Гэндзи» за авторством Мурасаки Сикибу. На протяжении 44 частей (весь роман состоит из 54 частей) герой с изысканно скучающим видом покоряет всех попадающихся ему под руку женщин, начиная с податливых сановных дам и кончая дворцовыми служанками.

Однако, в отличие от дона Жуана, Гэндзи представляет собой не любовника-губителя, а надёжного и верного спутника. Именно о таком мечтала бы каждая дама эпохи Хэйан, когда положение женщины было так непрочно, и вся её жизнь зависела от мужчины. Возмужавший Гэндзи берёт на себя заботу о каждой женщине, что подчёркивается автором неоднократно. Совершенно невероятно по благородству (для той эпохи) и его поведение по отношению к госпоже Мурасаки. Ещё девочкой она была полностью в его власти, не имела никакой другой опоры в жизни и не родила ему ни одного ребёнка — и все же оставалась любимой женой!