Глава 3. Встреча на священных землях. Часть 3.

Назначив встречу, Годо и Лилиана вместе отправились в особняк Саяномия на улице Санбанчоу в Токио специального района Тиёда. Из-за обязанностей и обучения две химе-мико остались в святилище Нанао.

Когда Годо с Лилианой вошли в рабочий кабинет, личность, с которой они пришли повидаться, уже ждала их.

Глава токийского отделения Комитета компиляции истории, а именно, Саяномия Каору, была одета в серую рубашку с галстуком и мужской костюм. Естественно, одетая в мужское химе-мико, была, как всегда, прекрасна.

Стоит заметить, что её подчинённый, Амакасу Тома, ожидающе стоял в углу кабинета в поношенного вида костюме.

— Вы ведь уже в курсе о Четырёх Семьях, верно? Семьи Саяномия, Сэйшууин, Рэнджу и Кухоцука управляют магическим миром Японии. У каждой семьи свои обязанности, и на Кухоцука лежит ответственность за охрану Сайтэнгу в Никко Тосёгу. Это святилище было построено в ранний период Эдо с первоначальной целью поклонения «Божественному Монарху», — ясным голосом пояснила Саяномия Каору.

— О, — среагировала на упоминание божественного монарха Лилиана, стоявшая позади дивана, на котором сидел Годо.

Она явно знала о японской культуре больше, чем Эрика.

— Сайтэнгу это храм божественного монарха, который защищён сильным барьером и запечатывающим заклинанием. Во исполнение приказов семьи Кухоцука химе-мико может использовать очищение катастроф, чтобы ослабить печать. Это позволяет их семье получить мощь божественного монарха — иными словами, они могут пользоваться силой божественного монарха, — дойдя до этого момента, Каору слышимо хихикнула с озорной улыбкой, которая, к тому же, была необычайно соблазнительной. — Или так ещё можно сказать, Кухоцука является семьёй, которая не способна выполнить возложенную на неё миссию без химе-мико. И хотя этого мало, чтобы они утратили своё положение, но это, определённо, огромный конфуз. Уже известно, что Микихико-сан в следующем году займёт место главы семьи. И если до этого момента он сможет найти химе-мико на вакантную позицию, это очень сильно укрепит его репутацию.

Услышав это объяснение, Годо поднял беспокоящий его вопрос:

— Так получается, что божественный монарх это всё-таки божество?

— Да, бог, тут ошибки быть не может… К тому же, доставляющий немало проблем, — с готовностью ответила Каору.

Ожидающий тут же рядом подчинённый добавил:

— Да, там великое заклинание, над которым всю свою жизнь работал наш предок, великий человек, превративший еретическую «Сталь» в меч-защитник нации, затем запечатанный в Никко. Дальше объяснять?

— А… Нет, спасибо, я не особо хочу знать о вещах, связанных с богами, — покачал головой Годо, отказываясь от предложения Амакасу.

Он не ожидал, что это окажется «Сталь». Когда Годо услышал данный термин, это его сильно обеспокоило.

— Спасибо вам двоим за подробные разъяснения. Прошу прощения за это неожиданное беспокойство.

Каору и Амакасу были старше его, поэтому Годо самым естественным образом обращался к ним уважительным тоном.

— Всё в порядке, это настолько тривиальная проблема, что мы ответим, сколько бы вопросов ты ни задал. Ты же дьявольский король, один из немногих в этом мире.

На лице Каору появилась кривая улыбка. Хоть слова она подобрала такие же, как и джентльмен из семьи Кухоцука, при этом не возникало ощущения неестественной натянутости.

Каждое её движение было донельзя естественным и красивым. Даже несерьёзная беседа превращалась в стильную шутку. Она из тех людей, что обладают невероятной харизмой, такая вот андрогинная личность.

— Однако, данное место остаётся вакантным уже почти век. Существует божественный монарх на самом деле или нет, никто явных доказательств не представил, поэтому тут тяжело судить, — Каору озорно улыбнулась. — Несмотря на внешний вид, характер у Хикари такой же серьёзный, как и у её сестры. «Если это в моих силах, сделаю всё возможное… Хоть мне и страшно немного». Что-то типа того. И сейчас, вероятно, она в затруднительном положении. Честно говоря, я чувствую, что это слишком рискованно. Лучше отвергнуть то предложение. Иногда необходимо защищать себя.

— Данная вакансия предполагает служение мико Богу-еретику, хоть и запечатанному.

Пока его начальница несерьёзным тоном давала пояснения, Амакасу, как обычно, влез со своими комментариями.

Годо кивнул, после их слов, всё это дело стало ясным и легко понятным. Семья Кухоцука сразу же начала процесс переговоров о занятии вакантной позиции, не уточняя, что существует риск стать «химе-мико божественного монарха», и не говоря о важности данного поста.

Поэтому-то Хикари и было трудно принять решение, а ему, естественно, трудно что-то ей советовать.

— А возможно ли… сначала поработать на испытательном сроке, посмотреть, что и как? — выдвинул идею Годо.

Даже ученик третьего года средней школы, занимающийся бейсболом и нацеленный на национальный чемпионат, сначала посмотрит ту старшую школу, которую собрался выбрать. Дать Хикари сделать что-то подобное — такое простое предложение напрашивалось само собой.

После этих его слов Саяномия Каору разразилась громким смехом.

— Позволить кому-либо кроме химе-мико преемницы войти в запретные глубины Сайтэнгу, чтобы посмотреть, что там и как? Это явно повлечёт за собой божественную кару. Микихико-сан очень серьёзный человек и его это точно оскорбит. Твоя идея просто превосходна!

Осознав, что его предложение лишено здравого смысла, Годо ощутил немалый стыд.

Если бы существовала возможность побыть на испытательном сроке, то тогда сёстры Мария так бы и поступили к этому моменту.

— Значит, с этим никак?

— Обычно, такого бы никогда не позволили, но в нашем случае, это же распоряжение Короля.

Радуясь от всей души, Каору достала свой сотовый.

Когда она нашла номер среди своих контактов, звонок последовал очень быстро.

— Микихико-сан? Это Каору. Мне тут с вами есть что обсудить. Да, верно, по делу химе-мико. После всего покровитель Хикари выдвинул предложение… Ну, естественно, это был сам глубокоуважаемый.

Внутренне смеясь, в то же самое время Каору говорила крайне серьёзным тоном.

Великий дьявольский король, злобный донельзя, приказывает, чтобы в святая святых был открыт доступ ради его любимой младшей сестры. Если Кухоцука Микихико согласится удовлетворить данное требование, его положение станет шатким, но ради национальной безопасности, ему в любом случае придётся терпеть.

— Саяномия-сан, никогда бы не подумал, что ты такая.

— Да, она именно такая, любит всякие выходки и обман, а заодно ей нравится становиться чемпионом среди плейбоев третий раз подряд.

Если уж об этих сомнительных фактах речь пошла, то иногда это приводило к угрозам, а иногда к слезам.

Смотря на красавицу в мужской одежде, Годо и Амакасу вздохнули.

— Да, как и ожидалось, сразу же согласиться он не мог, но у меня только что появилось ощущение, что ответ мы получим через три дня. Кусанаги-сан, в этом деле можешь положиться на меня, Саяномию Каору!

— За твоё участие… Премного благодарен, — коротко выразил Годо свою благодарность лидеру Комитета компиляции истории, настрой которой достиг самых высот.

Она явно имела вид того, кого веселит происходящее, хотя при этом была очень надёжным другом. В любом случае, надо дождаться хороших новостей. Годо встал с дивана, и Лилиана последовала за ним.

Когда они уже почти вышли, Амакасу вдруг произнёс:

— Кстати, Кусанаги-сан. Не могли бы вы передать Эрике-сан послание?

Послание? Годо был крайне удивлён этой неожиданной просьбой.

— Два дня назад молодой господин семьи Лю из Гонконга был замечен в аэропорту Нарита. С этим джентльменом я не знаком, поэтому, если возможно, не могла бы она помочь и представить нас друг другу.

— Молодой господин семьи Лю — Лю Иньхуа?! — взволнованно воскликнула Лилиана до того, как успел заговорить Годо.

— Да, единственный и неповторимый ученик Главы культа Лю Хао. Раньше Эрика-сан встречалась с ним в Гонконге. Лилиана-сан тоже с ним пересекалась?

— Нет… Тем не менее, я не раз о нём слышала.

Этот неожиданный разговор несколько встревожил Годо. Чьим учеником был тот парень?

— Этот какой-то там Глава культа, это дьявольский король, типа меня, который живёт в Китае?

— Да, вы же помните, Основательница Лю Хао, лидер Святого культа Пяти гор, Чемпион, которая живёт в Китае. Она редко появляется на людях, личность, которую невозможно понять, — Амакасу радостно продемонстрировал свои знания.

— Вдобавок к даосским и боевым искусствам, она ещё обладает способностями богоубийцы… Супер монстр, которая, вроде как, не очень ладит с Маркизом Вобаном… Более того, обучавшийся боевым искусствам у этого дьявольского короля, только что упомянутый молодой господин из семьи Лю.

— Я часто слышала о его деяниях, он ведь известен, как самый способный из всех среди нашего с Эрикой поколения, — добавила Лилиана.

— На самом деле в Японии он куда более известен, чем Эрика-сан и Лилиана-сан. В конце концов, Китай куда ближе к Японии, чем Европа. Его знают в качестве обладателя сверхскоростных техник и мощных ударов ладонями.

Иными словами, чрезвычайно подвижный и знаменитый рукопашный боец, стиль которого характеризуется ударами ладонью, пояснил Амакасу в дальнейшем.

Годо вздохнул. Ему совсем не хотелось сталкиваться с чем-то, что доставит проблемы, но так уж получилось, что он услышал эти крайне неприятные новости.

— Правда, после того, как он покинул Нариту, его потеряли. Если он планирует какое-то время побыть в Японии, думаю, лучше его поприветствовать.

— Ясно, я дам Эрике знать, но у меня есть вопрос.

— Вопрос? Задавайте, не стесняйтесь.

Амакасу хохотнул, и уже в который раз Годо посчитал, что этого человека совершенно невозможно понять.

— Не думаю, что вам стоит передавать послание через меня. Не быстрее ли будет связаться с Эрикой напрямую? Вы же друг другу не незнакомцы какие-то.

— Нет-нет, мои взаимоотношения с этой леди стоит ограничить контактами через вас или Юри-сан. Этого достаточно. Конечно, я буду связываться с ней напрямую, когда необходимо… В любом случае, спасибо, что сделаете это для меня, — молодой человек, бывший потомком ниндзя, склонил голову перед Годо.