Глава 3. Встреча на священных землях. Часть 5.

На следующий день после визита в особняк Саяномии.

Во время обеденного перерыва в отделении старшей школы колледжа Джонан на крыше собрались знакомые лица.

Годо, Эрика, Юри, Лилиана — каждый из этой четвёрки или был как-то связан со странными и тайными организациями или принадлежал загадочному святилищу, поэтому они часто собирались после школы. С другой стороны, после уроков они в равной степени могли и разойтись каждый по своим делам, просто попрощавшись.

Тем не менее, они каждый день собирались здесь на обед (в дождливые дни местом сбора была столовая).

Без всяких предварительных договорённостей, это было само собой разумеющимся ежедневным обычным делом.

Стоит отметить, что Шидзука, младшая сестра Годо, которая училась в отделении средней школы, тоже часто сюда приходила, просто не каждый день. Хоть учились они в одном колледже, здания были разные, поэтому она приходила только тогда, когда у неё возникали затруднения с покупкой хлеба в местной столовой.

Сегодня Шидзука отсутствовала, что позволяло им выходить за рамки обычных тем разговора.

— М? Этот женоненавистник явился в Японию? — после того, как она услышала от Годо про этого Лю как его там, глаза Эрики удивлённо распахнулись.

— Женоненавистник?

— Да, похож на того, кому нравится играться с девушками, но на самом деле в отношениях с ними нетерпим и угрюм. А особенную злобу он испытывает в отношении красивых и способных женщин, поэтому я одна из тех, кого он терпеть не может.

Каждый раз, как Эрика говорила о себе, как о сильной и красивой, у неё определённо были на то веские причины.

— В ту пору, когда у меня появлялась возможность поговорить с ним, мне казалось, что рядом с этим парнем есть очень могущественная и жестокая женщина. Возможно, именно поэтому он развил в себе эту демонстративную нетерпимость, а, может, это какая-нибудь детская травма.

— Иными словами, парень он странный.

Соглашаясь с заключением Годо, Эрика кивнула.

— Он крайне странная личность, но просто демонически гениален. Его мастерство в боевых искусствах превосходит таковое у Сира Сальваторе. Настанет время, и он оставит после себя память, как Моцарт или да Винчи.

— Даже более потрясающ, чем этот идиот… Может ли такое быть?

Годо не мог не переспросить. Как-то раз ему на своей собственной шкуре пришлось испытать исключительные навыки Сальваторе Дони в обращении с мечом, поэтому поверить словам Эрики было крайне трудно.

— Если говорить о врождённых талантах, тут никаких сомнений. Разве я не говорила всё время? Единственное, в чём Сир Сальваторе просто бог, это в обращении с мечом. До становления Чемпионом, его конституция не позволяла ему даже магическую силу запасать. Магической силой мы называем то, что для китайцев известно, как «ки». Понимаешь, что это означает?

— Ты, случайно, не про цигун говоришь?

После вопроса Эрики у Годо тут же возникла мысль «боевые искусства = кунг-фу = ки = цигун?»

Более того, магическая сила являлась «топливом» заклинаний и способностей. Если сравнивать с обычным магом, тело Чемпиона содержало этой магической силы в несколько сотен раз больше. Раньше Годо об этом слышал.

— Верно. Обычно это известно, как цигун, а китайские мастера боевых искусств называют его нэйгун. Мастер нэйгуна окружает своё тело мощной магической силой. Кроме того, что подобное используется в даосских техниках, то же самое вполне возможно применять в таинственных техниках боевых искусств.

Это как в РПГ, воин поглощает очки магии, чтобы применить добивающий удар? Годо вспомнил игры, в которые играла Шидзука, и попытался представить сказанное.

— Следовательно, достигнуть уровня нэйгуна это всё равно, что стать мастером боя без оружия и мастером боя с мечом, без этого невозможно постигнуть самые продвинутые тайные техники боевых искусств. Умения обращаться с мечом у наших рыцарей следуют тому же принципу, владение мечом и управление магией должны изучаться одновременно. А так как таланты Сира Сальваторе сосредоточены исключительно в одной области, его можно описать как гения-еретика.

Гений-еретик, владелец злобного меча, пользующийся им так, что это выходило за все приемлемые рамки.

С этим Годо мог согласиться, так как это было очень подходящее описание, которое прекрасно соответствовало данному человеку.

— По возможности, избегай противостояния с этим парнем. Что касается пробивной силы и мобильности, тут, наверное, мне с ним не сравниться… Но я уверена, что жестокой конфронтации между нами не возникнет.

Эрика говорила с несколько недовольным видом. Это вполне естественно. Быть Красным Дьяволом означало использовать ум и превосходно владеть стратегическими навыками. И если уж она решалась, то атаковала слабости врага со всей жестокостью, реагируя на всё, как умный преступник, чтобы достичь победы. Хотя по сути своей она была рыцарем, обожавшим лобовые атаки.

Победа в прямом противостоянии это истинная награда на поле боя. И очень опасно вступать в бой с теми, кто придерживается такой же этики. Это означало, что ради победы она может поступиться своей гордостью.

— Ладно, давайте уже обедать начнём. О, кажется, Юри сегодня немало принесла?

Оставив неприятную тему, Эрика посмотрела на то, что было на сегодняшний обед.

— А, да. Пожалуйста, угощайтесь, прошу.

Юри достала коробку с обедом, в которой был сом с рисом.

В другой коробке оказались жареные яйца, кимпира[1] из лопухов, тушёная курица, терияки из макрели, маринованная пекинская капуста и так далее. А в термосе был суп мисо с водорослями и тофу.

Эрика достала целое блюдо ассорти из китайских дим-сум[2] с кальмарами, сяомай[3] с крабовой икрой, и рисовые шарики с индейкой и каштанами. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — всё это приготовила её служанка и помощница Арианна. Жаль, конечно, что уже остыло, но восхитительный вкус сохранялся до сих пор.

Заодно Годо решил поблагодарить небеса за то, что среди всего, наготовленного Арианной, не было ничего тушёного.

— Мария Юри, что с тобой? Как и сказала Эрика, в последнее время твои обеды стали особенно щедрыми, — недоверчивым тоном спросила Лилиана, получив от Юри бумажный стаканчик, наполненный супом мисо.

— Недавние проблемы Хикари затронули всех, поэтому я подумала, что должна отблагодарить хоть немного… — застенчиво ответила красивая химе-мико.

Из-за того, что число обедавших возросло, каждый из них в последнее время стал приносить меньше. Но даже если бы из-за Хикари Юри не стала готовить дополнительные блюда, принесённого ей всё равно было бы очень много.

— Не стоит беспокоиться об этом. Забота о близкой ему девушке, это обязанность Короля, подобное вполне обыденная вещь… Я тоже не думаю, что из-за этого какие-то дополнительные проблемы появились.

— Ясно, я поняла.

Лилиана говорила, подцепив внушительный кусок жареного яйца, а Юри оставалась смущённой.

Сребровласая девушка-рыцарь сохраняла полное спокойствие, внушительная и сдержанная. Подобное поведение было преисполнено какой-то уникальности, действия, которые возможны только для того, кто принял для себя некое великое решение.

И такая атмосфера сохранялась с тех самых пор, как было заключено вчерашнее пари.

Она словно пребывала в ожидании следующего шага, безмолвно накапливая силы…

Годо повернул голову и посмотрел на Эрику. Светловолосая девушка-рыцарь недоверчиво наблюдала за своей давней подругой и соперницей, она словно в сомнениях стояла перед каким-то невиданным животным и раздумывала, это какая-то редкая зверюшка или свирепый хищник… что-то типа того.

В этот момент среди вещей Юри что-то задрожало.

Возле сумки, в которой были коробки с обедами, звонил сотовый телефон.

— Прошу прощения, не обращайте внимания, ешьте без меня.

Читая высветившееся на экране сообщение, Юри вежливо встала. Она отошла от их компании и ответила на звонок в уголке крыши.

— Кусанаги Годо, на сегодня я тоже десерт приготовила. Благодаря похвале в адрес предыдущего торта, я поэкспериментировала с другими начинками, пожалуйста, попробуй этот, а ещё возьми джем из инжира.

Лилиана неожиданно открыла коробку с обедом, в которой аккуратно расположился торт. Сбоку нашлась небольшая баночка с джемом оранжевого цвета. Раз уж это Лилиана принесла, то, скорее всего, и приготовлено всё лично ею.

— О, редкость какая, Лили. Обычно ты на обед готовила главные блюда.

Эрика зачастую обожала говорить, вкладывая в свои тона скрытый подтекст, но на этот раз она была довольно прямолинейна, и даже подозрение на лице не скрывала.

Как и сказала Эрика, Лилиана действительно предпочитала готовить основные блюда, скорее всего потому, что хотела занять главенствующую позицию в организации обеденного стола и подсознательно решила готовить вышеупомянутые блюда.

— Готовка только основных блюд для всеобщего насыщения, это слишком обыденно, время от времени, неплохо и что-то подобное делать… Тебе, которая вечно является объектом всеобщего внимания, никогда не понять эти чувства, — спокойно произнесла сребровласая девушка-рыцарь, хотя окончание её фразы содержало вызов.

На самом деле, не до такой крайности как Эрика, конечно, но Лилиана тоже привлекала к себе очень много внимания. Если бы этого не было, эта пара из красного и синего рыцарей не смогла бы стать соперницами. Хоть и правдивое, но подобное заявление, да ещё и со стороны Лилианы — вчера явно что-то произошло, и это что-то смогло вызвать в ней подобные изменения.

— Лили, что у тебя сегодня произошло? Ты кажешься несколько необычной.

Наконец, Эрика задала прямой вопрос.

— Совершенно ничего необычного… Просто я сделала решительный выбор, как первый рыцарь на службе Кусанаги Годо, публичное признание этой моей позиции им самим и окружающими неизбежно, поэтому я должна действовать и думать в манере, которая подобает данному положению и обязанностям.

Ответ Лилианы звучал торжественно, а голос был твёрд, в нём слышалась сила.

— Поэтому, Эрика, что касается твоих действий по соблазнению. Я решила не обращать на них внимания. Тот, кто за всё отвечает, не может ревновать к обычной любовнице. Естественно, так будет только в том случае, если твои действия не начнут влиять на расписание Кусанаги Годо.

Это заявление было сделано с таким превосходством, что Эрика даже бросила на Лилиану зловещий взгляд.

— О? Иными словами, очень скоро ты станешь самым доверенным партнёром Годо?

— Приблизительно через месяц — верно, Кусанаги Годо?

Лилиана украдкой посмотрела на Годо, она была абсолютно уверена в победе.

Верно, но не совсем. Что бы ни случилось, но с теми условиями, Годо был уверен, что не проиграет.

— Кажется, тут у нас какое-то тайное соглашение? Но для того, чтобы быть первым рыцарем и возлюбленной, обычной силы и магии недостаточно. Важна способность давать королю советы, важен стратегический ум, дипломатия, владение словом и искусством ведения переговоров… И у тебя всё это есть, Лили? — когда Эрика задавала вопрос, на её лице появилась изящная улыбка, вероятно, красивый побочный эффект от повышения боевого духа. Коварное поведение, которое так подходило Красному Дьяволу. — Я признаю остроту твоего ума с ограниченным кругозором, но считать это достаточным, чтобы стать советником короля, не слишком ли далеко зашло твоё хвастовство? Доверие это самая важная вещь в отношениях рыцаря и короля. И в данном отношении я не позволю, чтобы его чистое сердце было украдено другими.

Лилиана была необычайно спокойна. В серьёзном споре Эрика бы выиграла, но нынешняя ситуация тоже была беспрецедентной.

— Раз уж на то пошло, то покажи мне свои способности в качестве первого рыцаря… Как насчёт текущей ситуации с прибытием Лю Иньхуа в Японию, каково твоё мнение?

— А, ты про то дело с непосредственным учеником Главы культа Лю Хао, — Лилиана легонько кивнула в ответ на игривый вопрос Эрики. — Ну, хоть это и несколько наивно, я думаю, что важнее всего держать ухо востро. Существует возможность того, что демоническая глава культа планирует организовать в Японии какие-нибудь беспорядки и послала своего ученика вперёд.

— Да, прямо как Маркиз Вобан. Поэтому лучше всего быть готовыми, — ответила Эрика на нехарактерное предложение Лилианы.

— Казалось бы, что вероятность подобного развития события близка к невозможности. Но за последние шесть месяцев я, наконец, осознала. Чемпионы всегда превращают тлеющие вокруг угольки в катастрофический пожар. Годо такой, Вобан и Сир Сальваторе тоже такие. Глава культа Лю Хао вряд ли будет исключением.

— Верно, все они известны тем, что доставляют неприятности без всякой на то причины.

Предположения двух рыцарей больше походили на иллюзии страдающих манией преследования, и Годо просто не обратил на них внимания, посчитав просто несбыточными выдумками.

«И да, пожалуйста, не мешайте меня в кучу с той группой людей с таким видом, словно это неоспоримый факт».

— В любом случае проблема у нас с Главой культа Лю Хао, чей внешний вид и характер нам совершенно неизвестны, так же как и то, с какими божествами она билась в прошлом. Эрика, ты одно время жила в Гонконге, пожалуйста, дай мне знать, если у тебя есть о ней какая-нибудь информация.

— Что касается информации по Главе культа, то связанные с этим китайские круги хранят свои тайны куда строже. Ходят слухи, что последователи культа обязаны ослеплять себя, если увидят её лично, и отрезать себе уши, если услышат её голос.

Когда беседа дошла до этого самого момента, вернулась Юри, окончившая телефонный разговор.

— Годо-сан, я действительно должна поблагодарить тебя за это.

Неожиданные слова благодарности Юри озадачили Годо, что уже там произошло?

— Только что звонил Амакасу-сан. Вчера Годо-сан попросил об испытательном сроке в Сайтэнгу, и семья Кухоцука уже дала согласие.

— Правда? Разве они не говорили, что нам придётся подождать?

— Хотя подобных прецедентов и не было, но, в конце концов, это же просьба Короля, поэтому они могли только согласиться. Они сказали, что мы можем приезжать в Никко в любое время, если готовы.

Юри уважительно склонила голову, её превосходное воспитание с раннего детства было очевидно для всех, она вела себя как истинная Ямато Надэсико.

— За то, что ты использовал своё влияние ради моей младшей сестры Хикари, я воистину благодарна. Позволь мне, как старшей сестре, выразить здесь данную благодарность.

— В этом нет нужды, по сути, я ничего и не делал.

— Конечно, я поблагодарю и Каору, которая вела сами переговоры, но сначала, Годо-сан, позволь мне выразить свою благодарность тебе.

Ответила Юри со спокойной и признательной улыбкой. Благодаря её изяществу и уважительному обращению, перечить было трудно. Если бы Годо отказался, то чувствовал бы, что вёл себя неразумно. Улыбнувшись, он кивнул.

— Значит, проблема Марии Хикари решена. Должна сказать, это замечательно, — подвела итог Лилиана.

А Годо вдруг подумал. Лидером (предполагаемым) собравшейся здесь группы, вроде как, должен быть Кусанаги Годо, следующей за ним была Эрика Бланделли. Так роли обычно и распределялись.

Сейчас, когда Лилиана хотела занять место сразу после него, хорошо это или плохо?

— Ладно, Юри, со временем испытательного срока уже решено? — внезапно спросила Эрика.

— Да, конец недели как раз приходится на трёхдневный праздник, поэтому со временем определились.

— О… Полагаю, ты тоже едешь, Юри?

— Конечно, так как я её старшая сестра и такая же химе-мико, как и она… А что, есть какие-то проблемы?

Неоднозначный вопрос Эрики заставил Юри ответить озадаченно.

— Тогда у меня есть предложение. Младшая сестра Юри, это всё равно, что младшая сестра Годо — а заодно как младшая сестра остальным здесь присутствующим. Поэтому, почему бы нам не поехать всем вместе?

— Что ты сказала?

— Годо, один этот ответ Комитета никак не означает, что с твоими обязанностями уже покончено. Ты должен взять на себя всю полноту ответственности и защищать Хикари до самого конца. Если к этому ребёнку отнесутся несправедливо, что ты будешь делать?

Слова Красного Дьявола звучали верно, но вот уголки её губ изогнулись в предвкушающей улыбке, а её глаза блестели, как у озорного ребёнка.

— На самом деле есть кое-что, что я хотела бы разузнать, а ещё в окрестностях этого храма расположены известные туристические места и есть живописные виды. Время просто идеально совпало, давайте же съездим все вместе.

Годо вздохнул. Мотивы девушки он понял ещё в середине её речи.

Эрика назвала очень вескую причину в виде принятия всей полноты ответственности, заставив его вспомнить о том, что упоминала Саяномия Каору. Божественный монарх явно не принадлежал к числу безопасных существ.

Хоть он и был запечатан, но что, если это окажется Бог-еретик…

Годо принял решение поехать в Никко.

 

Границы Национального парка Никко простирались довольно широко и включали в себя не только префектуру Точиги, но ещё и префектуры Гунма с Фукусимой.

Что же касается самого Никко, естественно, там находится Тосё-гу, святилище Футарасан, гора Риннодзи, а ещё окрестности Окуникко. Не говоря уже прекрасной природе таких мест как Нантаисан, озеро Тюдзэндзи или Сэндзёгахара.

Сайтэнгу представляло собой святилище, построенное в укромном уголке горы Никко.

По сравнению с великолепием Тосё-гу или Футарасан на западе, оно являлось тихим святым убежищем, расположенным вдалеке от обычных туристических маршрутов.

Находясь на его территории Кухоцука Микихико, одетый в одеяния служителя святилища, звонил по телефону.

— Даже Кусанаги-сама собирается прибыть во всём своём великолепии? Конечно, мы будем приветствовать его появление от всей души. Да, верно, пожалуйста, заодно передайте Хикари-сан мои наилучшие пожелания…

Стоя рядом с ним, разговор слушали юноша и девушка, это были Лю Иньхуа и Ашера.

— Удивительно-то как, слушая эту манеру разговора, действительно невозможно понять, что им сестрёнка управляет.

— Конечно, я же та, кто находится на вершине могущества среди ведьм, — безразлично ответила девушка на похвалу юноши.

Она смотрела на Кухоцуку Микихико как на куклу, с которой она уже устала играть.

— Единственная неприятность состоит в том, что сюда явится не только мико, которая будет использована в качестве ключа, но ещё и Кусанаги Годо — Король этой страны, и это составляет некоторую проблему.

Уши Лю Иньхуа слышали не только голос Кухоцуки Микихико, но и все звуки, шедшие из динамика телефона. А голос там был очень даже красивый, несколько выше мужского, но и для женского немного низок…

— Пф, пусть приезжает, если посмеет. Я с готовностью бросала вызов Джону Плуто Смиту. А что касается сопляка, который Чемпионом и года не пробыл, это будет проще простого.

— Ясно, причина, по которой сестрёнка провалилась в Лос-Анджелесе — теперь я её понял, — Лю Иньхуа усмехнулся, видя столь высокий боевой дух зло смотрящей ведьмы.

— Будь ты проклят…

— До сестрёнки так и не дошло то, насколько проблемными существами являются эти Короли. И их опыт тут никакой роли не играет. Ещё в то время, когда они только забрали силу бога, даже до становления Чемпионами они уже были выдающимися существами. Хоть я и сестрица являемся мастерами в своём деле, даже самый слабый Король окажется гораздо могущественнее нас, — с поникшим взглядом описывал Чемпионов Лю Иньхуа. — Они не такие люди, которых можно одолеть техниками, заклинаниями, стратегией или ловушками. Хоть уровень моего мастерства ближнего боя, скорее всего, превосходит таковой у пятерых из семи Королей, в прямое противостояние я вступать не посмею. Люди, вроде них, вечно находят «путь к победе», с каким бы противником они ни столкнулись. Обладаешь ты исключительным талантом или столетним опытом тренировок, всё это бесполезно против них. Поэтому их и называют Королями, — мрачно объяснил юноша, который из своих четырнадцати лет десять провёл вместе со своим учителем. — Тут наилучший вариант действий — позволить королям самим решить всё боем. А нам просто надо заниматься своим делом.

— Тогда… Ты вызовешь своего учителя?

Самую жестокую, ту, что достигла вершины на поприще боевых искусств. Чемпион, который искал поражения, но так и не находил.

Лю Иньхуа кивнул.

— Раз это необходимо... Скажи ей, что если она не появится, плану воспрепятствуют. Убеждай её, как только можно, а затем уважительно чествуй её великое прибытие. В конце концов, ради встречи с божественным монархом она всё равно должна будет приехать, рано или поздно. И рано будет лучше, чем поздно… Так я думаю…

Вспомнив о чрезмерном упрямстве своего учителя, энергичный юноша вздохнул.

— В ином случае, если мы потерпим неудачу, я даже представить не могу, насколько ужасным будет наказание — даже думать об этом не смею. С тем же успехом можно пригласить учителя, которой обычно слишком лениво что-либо делать, просто так — будет куда практичнее сразу получить несколько тяжёлых ударов и покончить с этим…

Участники представления на сцене в святая святых храма далёкого востока постепенно собирались.

До того, как они все сойдутся, оставалось ещё несколько дней. А пока что усиливались признаки надвигающейся бури.


[1] Кимпира — японская техника приготовления еды, заключающаяся в предварительной обжарке ингредиентов на растительном масле и последующем тушении в бульоне на основе соевого соуса и сладкого рисового вина до полного упаривания жидкости.

[2] Дим-сум (дим-сам) — небольшие порции десерта, фруктов, овощей, морепродуктов или мяса, завернутых в тонкий слой теста.

[3] Ещё одна «разновидность» пельменей, которые завёрнуты в тесто не полностью. Верх оставляют открытым.