Глава 4. Святилище, в котором восседает божество. Часть 1.

Сёстры Мария, Юри и Хикари, а заодно их защитник Кусанаги Годо.

Плюс Эрика Бланделли и Лилиана Краничар, которые тоже последовали за ними по какой-то причине.

Пользуясь трёхдневными выходными в начале октября, они впятером планировали небольшую поездку в Никко. Но вместо того, чтобы ехать поездом, на машине, с точки зрения стоимости, выходило эффективнее.

Горничная одной из участниц вызвалась быть их водителем, но Годо вежливо отказался. Хоть его жизнь и так уже полна опасностей, но при этом нет никакой необходимости в прибавке ещё одной беды.

Так как же решить проблему с водителем? После некоторых раздумий Годо позвонил одному человеку.

«Если не возражаете, то я бы мог вам помочь. Я и машину подготовлю. Нет-нет, не благодарите. В конце концов, я бы тоже хотел выведать внутренние тайны семьи Кухоцука».

Годо с радостью принял предложение, и в первый день путешествия с утра пораньше все собрались в доме семьи Кусанаги.

Сегодня они все поедут в Никко.

— Эм, Амакасу-сан.

Не прошло и часа, как Годо уже пожалел о решении, которое принял без тщательного обдумывания.

Он обращался с пассажирского сиденья к водителю рядом с ним:

— Из Токио в Никко Точиги, я думаю, что нам надо поехать по скоростной магистрали Тохоку, верно? Это самый быстрый маршрут, так почему мы едем обычными дорогами?

— Когда путешествуешь, сам процесс достижения цели тоже очень важен, — с серьёзным видом ответил Амакасу Тома, держа руль.

— Слушайте внимательно, этот путь в Никко существует с давних времён и ведёт из Нихонбаси в Никко, где поклоняются Токугаве Иэясу. На протяжении этой дороги расположено двадцать дорожных станций, из которых мы уже проехали Сэнджу, Соука и Кошигаю. А ведь в прошлом люди пешком этот путь проходили.

Токайдо, Накасэндо, Косюу кайдо[1], Никко кайдо и, наконец, Осюу кайдо.

Одна из Пяти дорог Эдо, Никко кайдо превратилась в национальную дорогу и дорогу префектуры. Всё это Амакасу с немалой торжественностью объяснял, пока они ехали в семиместном микроавтобусе.

— Стремление к удобствам и к тому, чтобы сделать всё поскорее — скверная привычка современных людей. Кусанаги-сан, разве вы не считаете, что мы должны знать о путешествиях предков и сами испытать на себе тяготы прошлого?

— Нет! Всё, чего мне хочется прямо сейчас, так это как можно скорее добраться до места, чтобы завершить эту адскую пытку!

Пока двое мужчин впереди вели уединённую беседу, девушки сзади болтали очень даже увлечённо.

Само по себе это проблемой не было, но проблему представлял предмет их обсуждения.

— З-значит, сестрица Эрика главная жена онии-самы?

— Да, верно. В будущем ты, Хикари, тоже будешь служить ему рядом с нами, поэтому тебе лучше быть послушной и помогать своей старшей сестре Юри.

— Иными словами, взаимодействие в группе очень важно?!.

— Не совсем. Скорее, чем гармонично ладить, лучше поддерживать определённый уровень соперничества. Но этому соперничеству должно быть своё время и место, иначе в кризисной ситуации возникнут проблемы, поэтому знание иерархии это ключ ко всему. Когда в чрезвычайной ситуации ты знаешь, чьим приказам следовать, большую часть проблем становится легко решить.

— Ух ты… Я много чего узнала, прямо, как и говорила сестрица Эна — сестрица Эрика очень удивительный человек.

— Это Эна меня так описала?

— Она сказала, что ты очень сильная, что у тебя ум не хуже, чем у Каору-сан, плюс характер очень высокомерный.

— Я польщена, правда, последняя часть описания тут не нужна. Я не высокомерна, вместо этого лучше говорить, что я величественна. Следующий раз, Хикари, как увидишь Эну, лучше поправь её насчёт этого.

— Ясно, сестрица!

— Эрика, нечего пользоваться преимуществом её невинности и внушать ей кучу ошибочных идей. Называть себя главной женой Кусанаги Годо это уже слишком!

— Но ведь все же знают, что в будущем так и произойдёт, верно?

— Как минимум, я так не думаю. С моей точки зрения ты просто злокозненный субъект, который ведёт господина к тёмному будущему… Мария Хикари, с твоей стороны лучше всего будет забыть то, о чём говорила Эрика, и запомнить следующее — настоящий рыцарь не позволит себе быть жёстко связанным рамками своего положения и обязанностей.

— Се-сестрица Лилиана! А что это значит?!

— Знать своё место особенно важно, но это не всё. Какую бы позицию ты ни занимала, самое важное это без возражений предлагать господину всю себя, так как это истинный путь рыцаря. Хвастовство тем, что ты главная жена или первая леди, говорит о каких-то проблемах с самовосприятием.

— Не быть связанной путами иерархии и посвятить себя онии-саме… Ясно, вот в чём идея.

— Да, и раз ты осознала благородство подобного отношения, я ожидаю от тебя много хорошего в будущем.

— Понятно, если мы станем для онии-самы «удобными женщинами», то всё будет в порядке, да?

— Уд… Удобная — маленькие дети не должны говорить подобных вещей!

— Хикари! Где ты это услышала?!

— Мне сестрица Эна рассказала, у предыдущих глав семьи Сэйшууин везде «удобные женщины» были, они относились к ним, как к своим любовницам, которые, как минимум, оказывали им поддержку в повседневных делах… Онее-чан, ведь онии-сама позаботится обо мне, да?

— Эммм… Я бы сказала… Наши отношения с Годо-саном не настолько прогнившие…

— Но так сестрица Эна сказала. Кусанаги онии-сама очень мужественный и щедрый, поэтому все женщины вокруг попадают под его чары. И хоть ей жаль, что она вместе с онее-чан не может его монополизировать, но, если король следует по жизни путём разврата, тут уж ничего не поделаешь…

— Пожалуйста, не говори о подобных вещах так громко, это слишком бесстыже!

— О, правда? Кстати, а когда развратом занимаешься, это как?

— Да-а, Хикари явно стремится к знаниям. Ладно, позволь я тебе расскажу, это реальная история, которую я слышала ещё в Гонконге.

— Э-Эрика-сан! Умоляю, избавь её от подобных объяснений.

Кроме своей старшей сестры, Хикари дружелюбно вела себя и со всеми остальными, даже не осознавая этого, она уже называла их сестрицами.

Характер, который более чем далёк от застенчивости. Это в ней нравилось Годо, но над её болтливостью надо немного поработать… Правда, если он обернётся назад, чтобы попенять им, это будет просто упрёк, который не достигнет своей цели, поэтому Годо и говорил с водителем.

— Амакасу-сан, позже, не могли бы вы дать мне контакты Сэйшууин?

— О, планируете какие-то любовные телефонные разговорчики?

— Нет, никоим образом. Чуть погодя я отправлю ей сообщение со списком претензий. А ещё, не могли бы вы высадить меня у следующей станции? Я на поезде поеду.

— Да ладно, что же вы так, в путешествии нужны попутчики. Давайте вместе наслаждаться дорожными пейзажами. Кстати, мы как раз собираемся проехать дорогой Касукабэ, на которой расположена первая дорожная станция, послужившая местом остановки Мацуо Басё, и которая описана в его произведении «По тропинкам севера».

Годо воззрился на забавляющегося Амакасу.

— Как я могу радоваться, когда у меня за спиной такие разговоры идут?! Вам знакомо ощущение сидения как на иголках?! Если уж не собираетесь выпускать меня из машины, то хотя бы до Никко быстрее езжайте!

— Ха-ха-ха, не злитесь, не часто выпадает шанс так проветриться, вам надо чуть больше радоваться.

Скромно одетый работник Комитета компиляции истории искренне смеялся. Скорее всего, он выбрал этот маршрут, чтобы максимально увеличить время поездки.

Описывал свою начальницу, как любительницу розыгрышей, а сам ведь такой же, как и она.

Если не принимать во внимание изводящегося Годо, все остальные поездкой в Никко наслаждались.

 

После оживлённого путешествия Годо и его группа достигли места назначения приблизительно в час пополудни.

Несмотря на огромные пробки во многих местах, им повезло, их это никак не коснулось.

Гора Никко, место расположения Тосё-гу, святилища Футарасан и храма Риннодзи.

Для сезона красных листьев время ещё не настало, но, в оправдание репутации туристического места, здесь всё равно оказалось очень много посетителей, явившихся выказать своё почтение, из-за чего вокруг царили оживление и суета, хотя и не до такой степени, что яблоку упасть некуда… Туристов обоих полов и всех возрастов было много, одиночки или семьи, влюблённые парочки, туристические группы и так далее… В общем, людей тут полное разнообразие.

Первым делом Амакасу остановил микроавтобус на стоянке и все вышли.

Затем они двинулись основным маршрутом посетителей.

Перед входом в святилище Тосё-гу, окружённое кедровыми деревьями, можно было увидеть тории, проход под которыми и вёл к самому святилищу. Храм Риннодзи при этом находился справа, а святилище Футарасан можно было обнаружить, если пройти вглубь по левому пути.

— Кстати, Лилиана, где мы на ночь остановимся?

— Я уже забронировала комнаты недалеко отсюда, так что не волнуйся по поводу той шумной толпы. Более того, согласно твоим приказам, я также выбрала менее дорогую гостиницу, — голосом очень надёжного человека ответила Лилиана на вопрос Годо.

У неё всегда была привычка внимательно относиться к незначительным деталям, и поэтому она очень хорошо подходила для выполнения подобных поручений. И в этом Лилиана совершенно отличалась от Эрики.

— Да, Лили, я хочу такую гостиницу, где можно одеть юкату, с горячим источником на улице, типа тех открытых общественных, чтобы ночью я могла затащить туда Годо и во время купания вместе наслаждаться ночным небом.

На лице Эрики появилась соблазнительная улыбка.

Эта блондинка обладала особыми талантами в политике, стратегии и ведении переговоров. Также она очень хорошо видела картину в целом и разбиралась в экономике. Но всякие повседневные заботы, а также довольно деликатные задачи, типа готовки или же склад ума, направленный на экономность — это не её сильные стороны. Если давать ей подобные поручения, она, наверное, сможет их выполнять, но Годо такую работу ей точно не поручит.

— Место, в котором мы сегодня остановимся, предлагает купание под открытым небом, но для этого необходимо предварительное резервирование. Если Кусанаги Годо пожелает, я заранее всё организую…

— О? Вот как! Годо, давай же насладимся друг другом в уединении!

— И кто это там наслаждаться будет?! — резко рыкнул Годо, отвергая её предложение.

У Эрики были свои причины, чтобы не вести подобные дела самой. Если посмотреть, то в соперничестве между ней и Лилианой, пока что Эрика была впереди, и она была способна самостоятельно поддерживать этот деликатный баланс.

Кстати, насчёт сестёр Мария, которые составляли им компанию в данной поездке…

— Итак, Годо-сан, уже практически время отправляться.

— Онии-сама, мы, наконец, доберёмся до святилища в Сайтэнгу, я немного нервничаю!

Они говорили, игнорируя беседу двух рыцарей.

Серьёзная Юри уже привыкла к их несдержанности и не начинала проповедовать им принципы праведности. Что же до Хикари, то она была из тех, кто быстро ладит и дружится с кем угодно. Правда, в данной ситуации подобная гибкость девочки явно растрачивалась впустую. Эти мысли посещали Годо всё больше и больше.

— Значит, сейчас мы разделимся. Лили, не возражаешь?

— По-другому никак, если мы отправимся с вами, то может оказаться так, что только помешаем.

Таким образом, Эрика и Лилиана покинули их, так как лучше было избегать наличия не особо причастных людей при прохождении испытаний в святилище божественного монарха.

— Кстати, Мария, ты когда-нибудь посещала этот, как его там, храм?

— Да, однажды, ещё до того как стать химе-мико, я там была, но только в главном зале, в святая святых я не ходила.

Юри без единой тени сомнения направилась к тории Тосё-гу.

Годо и Хикари шли за ней.

Никко Тосё-гу являлся мавзолеем и храмом, построенным ради почитания обожествлённого Токугавы Иэясу — Тосё Даигонгэна. Так как это было роскошное и великолепное святилище, сюда часто ездили на школьные экскурсии. Официальный маршрут тура состоял из подъёма по каменным ступеням к пятиэтажной пагоде, проход через тории, вход в зал почитания через знаменитые врата Ёмеймон, затем в главный зал и, наконец, вход во внутреннее святилище.

Но на полпути Юри повела их к скромного вида постройке.

Если говорить о Тосё-гу, то это роскошный комплекс, цена возведения которого в текущих ценах равнялась нескольким десяткам миллиардов иен. Всё золотое и сверкающее, полно скульптур и изящных маленьких украшений.

Но там, куда они шли, находилось очень маленькое никак не украшенное здание, очень отличавшееся от пятиэтажной пагоды и ворот Омотэмон, видневшихся вдалеке. Но туристов тут всё равно было много, и данное место оказалось неожиданно популярным в качестве любования пейзажем.

— Если сравнивать с великолепием всего остального, то тут уж совсем невзрачно всё смотрится.

— Это Священные конюшни Шинкю… Строение, которое осуществляет судьбоносную связь между Тосё-гу и божественным монархом, — ответила Юри на выражение первого впечатления Годо.

Священные конюшни? Годо заметил, что в стойлах было две лошади, что как раз и означало, что это сарай для содержания лошадей.

— Онии-сама, скорее смотри, обезьяны! — Хикари с немалым оживлением показывала на стену здания.

Вдоль нижнего края карниза этого типичного дома было вырезано множество обезьян. Целый их клан, обезьяны, которые закрывали свои глаза, обезьяны, которые закрывали свои рты, обезьяны, которые закрывали свои уши, сидящие обезьяны, смотревшие на небо обезьяны, разлёгшиеся обезьяны. Всего их было десять не похожих друг на друга скульптур обезьян.

— А, да, это «не вижу зла, не говорю зла, не слышу зла».

Три обезьяны, которые закрывали глаза, рот и уши, соответственно.

Знаменитая скульптура, увидев которую, Годо это и вспомнил.

— Верно, с давних времён, существует поверье, что обезьяны могут лечить болезни лошадей, поэтому в этой конюшне обезьян полно!

— О, я этого не знала. А какое отношение к обезьянам имеет Токугава Иэясу? — удивлённо спросила Юри, услышав пояснения Хикари.

— А разве ты не знала? Божественный монарх это не Тосё Даигонгэн!

На этот раз настал черёд Годо удивляться, если божественный монарх, которому поклоняются в Никко Тосё-гу, это не Токугава Иэясу, то кто это может быть?

Понимая, что информация оказалась слишком предметной, Юри спешно извинилась.

— Прошу прощения, я слышала, что Каору тебя проинформировала, поэтому ты уже всё знаешь. Хотя Сайтэнгу и является частью Никко Тосё-гу, но оно возведено в честь другого бога и представляет собой независимое святилище.

— Божественного монарха, которому поклоняются в Сайтэнгу, называют обезьяний божественный монарх! Воплощение обезьяны и защитник драконов. В общем, это всё, что я знаю.

Хикари чувствовала себя несколько смущённой.

«А почему обезьяна обязана защищать драконов? — озадаченно размышлял Годо. — Как ни посмотри, но дракон должен быть гораздо сильнее обезьяны. Наверное, снова какие-то сложные мифологические причины».

— Итак, пойдёмте в Сайтэнгу, пожалуйста, следуйте за мной.

Юри достала прямоугольную бумажку — талисман. После вопроса о том, зачем он ей, оказалось, что вокруг Сайтэнгу есть барьер, который отталкивает людей.

Со следующими за ней Годо и Хикари Юри, держа талисман, вошла в большой лес позади Священных конюшен Шинкю.

Это было место посреди Тосё-гу, на пути к святилищу Футарасан. Очень неприметное место, ни один из десятков туристов его не замечал.

Уже где-то после десяти минут следования за Юри через лес Годо понятия не имел, где он находится.

Наконец, их троица добралась до древнего святилища.

— Добро пожаловать, я вас ждал.

Приветствовать их вышел джентльмен из семьи Кухоцука в одеждах служителя святилища.

Позади него оказался Амакасу, с которым они расстались чуть раньше. Наверное, пришёл первым, воспользовавшись другим маршрутом. Согласно своему положению на вторых ролях, он лишь поприветствовал Годо взглядом.

— Нам, семье Кухоцука, смотрителям этого святилища, оказана великая честь прибытием Короля. Двери в святая святых скоро откроются, и вы сможете встретиться с божественным монархом. Пожалуйста, подождите немного.

Джентльмен из семьи Кухоцука обращался к ним осторожно и уважительно, а Годо, тем временем, несколько растерялся.

— Ты только что упомянул о встрече с божественным монархом?

— Для прохождения испытательного срока в Сайтэнгу лучше всего будет лицом к лицу поговорить с божественным монархом, которому она будет служить в будущем. Как только Хикари-сан будет способна использовать очищение катастроф, появится возможность открыть святая святых — поэтому её и выбрали.

«Ясно, всё, как и говорили, а если ещё и особого риска нет».

— Но разве встречаться с Богом-еретиком не опасно?

— Вы совершенно правы. Именно поэтому мы поступили согласно вашей просьбе. В святая святых вы пойдёте вместе с Хикари-сан и с божественным монархом тоже встретитесь вместе с ней.

Это предложение заставило Годо призадуматься.

Если он встретится с Богом-еретиком, разве из-за этого никаких проблем не возникнет? Они же естественные враги, это генетически запрограммировано, если из-за этой встречи в Тосё-гу начнётся великая битва, возникнет огромная проблема…

Но и позволять Хикари встречаться с богом в одиночку — тоже слишком опасно. К тому же, именно на Годо лежит ответственность за то, что он заставил их разрешить подобное. Сейчас её должен сопровождать защитник.

Годо ничего не оставалось, кроме как кивнуть.

Годо, Амакасу и Юри, даже несмотря на её духовное зрение, не заметили.

Среди сегодняшних посетителей Сайтэнгу присутствовали не только люди. Из укромного уголка за собравшейся компанией презрительно наблюдала крохотная ящерка.

Так как она расположилась практически у самой поверхности земли, высоким людям было трудно её заметить.

В её глазах стояло надменное выражение королевской особы, и когда джентльмен из семьи Кухоцука повёл мико дальше, ящерка начала медленно двигаться.

И двигалась она очень неспешно, словно являлась правителем этого места.


[1] Кайдо — почтовый тракт, в период Эдо такие тракты представляли собой сеть государственного значения. Вдоль них были оборудованы почтовые станции, о которых и упоминал Амакасу.