Глава 6. Последствия хаотической битвы. Часть 3.

Пока сильнейшая буря набрасывалась на небольшой домик в горах, Годо смотрел на старика.

Он уже второй раз здесь оказался, в жилище Сусаноо, престарелого бога, «уединённо» живущего в Загробном мире. Внушительный хозяин жилища, подняв колено, сидел напротив скрестившего ноги Годо.

Позади Сусаноо сидели два других знакомых персонажа.

Принцесса с каштановыми волосами, принявшая формальную позу сэйза, и живой Будда в позе лотоса.

— И почему из всех возможных мест я именно здесь оказался?

— Да потому что мой меч доставил тебя сюда, просто внимательно посмотри на Амэ-но муракумо.

Годо жаловался, а Сусаноо отвечал несерьёзным тоном.

— Значит, этот меч всё-таки стал принадлежать мне.

Вспоминая ту боль, которую он ощутил до перемещения, Годо взглянул на свою правую руку.

Загнанные в угол Лю Хао, они прямо здесь появились, а он даже и заметить не успел. В самый момент их переноса, должно быть, действовала воля Амэ-но муракумо-но цуруги, который прорубился сквозь стену запечатывающего барьера, чтобы они смогли выбраться наружу.

Он явно оправдывал имя божественного меча, который отделил землю от Загробного мира.

— А, похоже, до тебя ещё не дошло, но однажды ты всецело овладеешь этим мечом, верно ведь? Он долго был мне напарником, да-а, цени его как следует.

— У меня нет желания нарушать законы о ношении огнестрельного и холодного оружия…

Годо вздохнул. Несмотря на сказанное, если бы этот меч не появился, чтобы их спасти, скорее всего, к этому моменту они бы уже были мертвы.

Хоть браться за меч у него никакого интереса не было, за неблагодарность последует кара. По крайней мере, загадка разрешилась, самым известным мечу местом в Загробном мире оказалось жилище его изначального обладателя, поэтому он и выбрал вариант сбежать сюда.

— Ладно, сменим тему, вы можете вернуть сестрам Мария их прежнюю форму?

— Нет. Несмотря на мой прямолинейный характер, я, в конце концов, бог. Даже монах и принцесса так просто перед простым народом не покажутся. Как мы можем позволить обычным людям, которые даже Дьявольскими Королями не являются, присутствовать рядом с нами? Так что пока тебе потерпеть придётся.

Ответ Сусаноо заставил Годо посмотреть на гребни в своих руках.

Пара бамбуковых гребней, один большой, один маленький, получились путём превращения сестёр Мария. Когда они перенеслись в этот небольшой домик, Юри и Хикари уже успели потерять сознание. А затем Годо заметил, как престарелый бог бормочет что-то непонятное, превратившее сестёр в бамбуковые гребни.

Обнаружив, что это только на него не повлияло, Годо, естественно, разозлился.

Но Сусаноо сказал, что они примут свой прежний вид, как только покинут его дом. В качестве извинения бог предупредил свою мико Сэйшууин Эну о том факте, что они трое в безопасности, тем самым временно успокоив гнев Годо.

— Суметь превратить двух девушек в нечто подобное…

— На территории Загробного мира многое неоднозначно, здесь стираются границы между выдумкой и реальностью. Вот почему возможно путешествовать посредством мыслей, а боги, типа нас, даже менять этот мир могут. Такое превращение делается проще простого.

Несмотря на его брутальную внешность, пояснения Сусаноо оказались довольно сложными. «А если сестёр невозможно вернуть в прежнее состояние, что я делать буду?» Пока Годо втайне раздумывал над этим, слово взял монах в чёрном.

— Кстати, ты снова устроил интересный беспорядок?

— Я ничего не «устроил», а всего лишь заложником событий стал!

Мумия без бинтов, ставшая Буддой с этим высушенным телом. Годо упорно возразил монаху с вышеупомянутой внешностью.

— Пожалуйста, взгляните, Король Ракшаса, в настоящее время обезьяний король превратился в это.

Принцесса, на которой было кимоно типа дзюни-хитоэ, передала чашу с водой.

На водной поверхности отражалась конюшня с каменной обезьяной, но всё выше груди уже являлось плотью. Глаза красные, с золотыми зрачками. Очень интригующий вид.

— Честно говоря, мы как раз и являемся теми, кто заключил обезьяньего короля во дворце «Смотрителя лошадей», и главной фигурой в решении данной проблемы…

Когда принцесса бросила взгляд в сторону монаха в чёрном, он продемонстрировал свой беззубый рот и произнёс:

— Именно я это и сделал, когда ещё на земле был.

— Так это вы были, ребята? И зачем вы это сделали… Та обезьяна, это же божество «Стали»?

Годо подумал, что эта троица безнадёжна, разве они не сами посеяли семена будущего конфликта?

— Этот обезьяний король, одновременно и обезьяна и владелец божественной стали, великий герой, окружённый пламенем, подчинявший себе драконов и змей. Лишь необычайно мощная «Сталь» способна стать убийцей драконов или змей.

— Убийца драконов и змей?

— Что тут сказать, моя нация сейчас обладает доставляющим проблемы божественным ребёнком, который в настоящее время спит. Это иноземный бог, приплывший сюда из-за моря, божественное дитя, которое является сильнейшей «Сталью». Чтобы предотвратить пробуждение этого бога, мы доставили сюда обезьяньего короля для разбирательств с драконами и убийства змей.

Сильнейшая «Сталь», где же Годо слышал об этом ранее?

У него почему-то возникло ощущение дежавю, но насущной темой сейчас была обезьяна.

— Почему драконы и змеи представляют собой такую проблему?

— Ты уже должен знать, что божества-драконы и змеи могут заставить богов «Стали» стать яростнее, а также могут пробудить их.

Годо вспомни происшествие с героем Персеем.

И тогда его появление было ускорено наличием дракона, Годо сообщили об этом намного позже.

— Кстати, ты тоже как-то раз дрался с божеством-змеёй южных варваров. Если бы тогда ты потерпел неудачу, то мы бы точно провели обезьяньему королю ритуал освобождения «Смотрителя лошадей».

— Я постоянно слышу термин «Смотритель лошадей», это так того обезьяньего бога зовут?

— Нет, это название официальной должности, поста на небесах… Проще говоря, это назначение приглядывать за конюшнями, обихаживать лошадей небесного двора, такая у смотрителя лошадей работа.

— И под небесами вы имеете в виду?

— Мир богов и бессмертных, которым правит Нефритовый Император.

В мыслях Годо всплыло имя, настоящее имя той игривой обезьяны, имя в качестве бога.

Он попытался его произнести. Сусаноо тут же выдохнул «Хе!»; глаза принцессы широко открылись; монах в чёрном молчаливо ухмыльнулся, словно злодей.

— Понял, кто этот обезьяний король на самом деле?

— Как раз на ум пришло. Проклятье, он вполне может оказаться куда известнее Афины!

У Годо даже дыхание перехватило, это совершенно превосходило уровень Токугавы Иэясу.

И если подобное создание развернётся на земле вовсю, серьёзность бедствия недооценивать нельзя.

— И что мы можем сделать, чтобы снова эту обезьяну запечатать?

— Запечатывающее заклинание «Смотрителя лошадей» сняла Королева Тан. Если вам удастся лично её одолеть, обезьяний король снова успокоится…

Говорила принцесса с беспокойством. Иными словами необходимо драться с главой культа Лю Хао.

Годо не мог не пожаловаться. Это прямо как в пословице про тигра у парадного входа и волка у чёрного. Какой бы выбор он ни сделал, везде проблемы будут. Но по сравнению с одновременным противостоянием и тигру и волку сразу, лучше уж с одним тигром подраться.

Но, что более важно, он беспокоился за своих друзей на земле и хотел вернуться как можно скорее.

— Приложу все свои силы… Но я хочу кое-что спросить. Вы можете отослать меня обратно на поверхность?

Перед лицом решительной просьбы Сусаноо и монах в чёрном переглянулись.

— И как нам поступить? Мы же этому парню не враги, но и не соратники тоже.

Если вспомнить недавний случай, то всё именно так, как и описал престарелый бог. Но тут монах в чёрном сказал, как бы подумав:

— Нет-нет, Старейший, он для нас словно заблудший беспризорник. Не то, чтобы мы его совсем не знали, но и сильно близкими нас не назовёшь. К тому же, не можем мы пойти наперекор пути богов ради блага людей. Да ещё и способ возвращения Короля Ракшасы в реальный мир… несколько труден для нас.

— А разве прошлый раз не вы меня специально сюда затянули? — спросил Годо, чувствуя, что они притворяются.

— В прошлый раз это всё идиотка Эна своими трюками на земле подстроила. Мы не способны позволять тебе свободно приходить и уходить отсюда.

«Если вспомнить про заклинание, которым Сэйшууин Эна тогда в школе воспользовалась, неужто это значит, что я навсегда в Загробном мире застрял?!» Годо был крайне потрясён.

На этот раз их прервала принцесса со зрачками цвета стекла:

— Просвещённый мастер, Старейший, прошу, попридержите ваши шутки. Король Ракшаса, пожалуйста, возьмите это, аккуратнее.

Она протянула Годо драгоценный камень магатаму[1].

Он был сделан из жадеита. Годо намерений принцессы не понял и озадаченно посмотрел на камень.

— Это всего лишь обычная магатама, но так как я длительное время её носила, она впитала мою мощную психическую силу. Для женщин, связанных со змеиной кровью, он служит превосходным маяком.

— Змеиной кровью?

— Если вам интересно, попробуйте поинтересоваться о женщинах, известных, как божественные предки. Например, эти вот две мико являются моими дальними потомками, — принцесса скромно улыбнулась. — В Загробном мире вас ищет мико… Эта девушка унаследовала змеиную кровь в результате проявления атавизма. И одного лишь этого камня достаточно, чтобы она с лёгкостью нашла путь к вам.

— Забрать меня… Да! Должно быть, это Эрика и остальные!

Связаться с Эной оказалось неожиданно эффективным. Сусаноо и монах в чёрном, скорее всего, обо всём знали и просто строили из себя дурачков. Вот уж где неприятная парочка старичков.

— Позвольте мне отвести вас к месту, которое будет удобнее для ищущей вас… Остальное будет зависеть от вашей совместимости, желаю вам удачи.

— Я очень благодарен. Если будет возможность, надеюсь, настанет такой день, когда я смогу отплатить вам за вашу великую доброту и благосклонность, — Годо не замедлил склонить голову в благодарном поклоне.

Его вежливое обращение к принцессе проявлялось совершенно естественно, неужто именно это люди и называют разницей характеров?

В чаше принцессы показался пейзаж, никогда до этого не виденный. Инструкций не требовалось, в конце концов, это она обучила его способу путешествия в этом загадочном мире.

Годо посмотрел на появившийся в воде пейзаж, сконцентрировался и переместился туда.

 

Когда он пришёл в себя, то оказался на берегу озера.

Живописный озёрный берег на плато, именно такие ощущения испытывал Годо, стоя здесь.

Вода была кристально чистой, а веющий бриз очень приятным. Вдоль берега росли ряды кедров.

— Точно, что там с сёстрами! — вспомнил он о двух мико, обращённых в бамбуковые гребни.

Гребни исчезли у него из рук, и Годо чуть ли не в панике осматривался вокруг. Найдя Юри и Хикари, одетых в одежды мико, на берегу того же озера, он вздохнул с облегчением.

Вскоре после того, как он потряс их за плечи, сёстры очнулись.

— Это место… Мы всё ещё в Загробном мире?..

— Да… Онии-сама… У меня голова болит… Я совсем сил в себе не чувствую.

Во время битвы с Лю Хао Хикари вела себя странно, но, похоже, она пришла в себя.

Годо коротко объяснил, как они здесь оказались.

— Вот так всё и случилось, вы обе были превращены… Хорошо себя чувствуете?

— Да, да, вроде нормально. У нас нет никаких воспоминаний о том времени, в течение которого мы были превращены в гребни.

— Я чувствую себя такой усталой, словно потратила все свои силы.

По сравнению со старшей сестрой, которая могла подтвердить, что она в порядке, младшая сестра всё ещё выглядела ослабленной.

— В любом случае, раз все целы, можно считать это везением посреди невезения… Кстати, они мне как раз сказали, что кто-то нас забрать идёт, интересно, сколько это займёт?

— Должно быть это Лилиана-сан, верно?

Годо покачал головой. Кто знает?

Эрика, вроде бы, не знала магии для путешествия в этот Загробный мир, что и означало, что это должна быть Лилиана. Но судя по тому, каким тоном говорила принцесса, это явно не она.

— Прибыла. Наконец-то, я вас нашла Кусанаги Годо-сама.

— А?!

Внезапно услышав своё имя, Годо удивлённо подскочил, в то время как Юри и Хикари стали пристально рассматривать говорившую.

Каким-то образом перед ними появилась очень красивая женщина.

— Извините за этот сюрприз. Возможно, вы меня не знаете, но я тоже ваша соратница. На самом деле, Эрику Бланделли я ещё раньше знала.

Прекрасная леди европейской наружности с ослепительно светлыми волосами.

Спокойная и плавная речь, элегантная одежда и ощущение какого-то благоухания. До Годо, наконец, дошло, ощущения очень похожи на те, что и Эрика вызывала.

Юри смотрела на неё с недоверием.

— Духовное тело?.. Вы используете заклинание духовного отделения от тела?

— Ну надо же, а ведь с тех пор, как меня настолько быстро раскрыли, так много времени прошло. Вы просто удивительны, — она с элегантной улыбкой похвалила Юри, которая немало испугалась.

«Духовное отделение от тела?»

Наблюдая за сомневающимся Годо, прекрасная блондинка поведала ему правду.

— В магическом мире такое известно под названием эктоплазма или духовное тело, грубо говоря, посредством психических способностей создаётся двойник души. Моё настоящее тело в данный момент спит в кровати в Лондоне… Пожалуйста, держите это в секрете.

— Я-я прошу прощения, я увидела это посредством духовного зрения и сказала, не подумав.

Юри начала истово извиняться, когда собеседница приложила палец к губам, тем самым выражая надежду на сохранение тайны.

— Ничего страшного, это хоть и совершенно секретно, но я не собираюсь зашивать рты тем, кто всё знает. Разве я выгляжу настолько сумасшедшей, как глава культа Лю Хао?

При этом она озорно стреляла глазами, похоже, эта красавица знала, на ком лежит ответственность за весь этот переполох.

— Желаете сохранить всё в тайне, ясно. Кстати, можете мне своё имя сказать?

— В течение этого путешествия я надеялась звать себя «загадочной красавицей, которая хочет сохранить инкогнито»… Но просьбу Короля игнорировать нельзя. Иначе никак, я отвечу.

Юмористическое представление самой себя.

Называя себя, красавица-блондинка элегантно улыбнулась:

— Меня зовут Элис, иногда меня ещё называют принцессой, но саму себя так звать слишком смущает.

— В Витенагемоте!..

— Супер важная личность! Просто потрясающе!

Представление, в котором отсутствовала вторая часть имени, зато имелось прозвище «принцесса».

Чувствуя, что она, вроде как, родом из какой-нибудь королевской или благородной семьи, Годо криво усмехнулся. Судя по сильнейшему удивлению присутствующих здесь Юри и Хикари, можно было сделать вывод, что она довольно известна. А по её поведению, выражению лица и взгляду, становилось очевидным крайнее изящество той, кто принадлежал к высшему обществу.

И хотя оставалась парочка вещей, по поводу которых Годо хотел высказать свою критику, в конце концов, он решил не обращать на них внимания.

За последние несколько месяцев количество его странных друзей увеличилось. И немного странной личности было мало, чтобы вывести Годо из равновесия.

— Элис-сан, это Эрика попросила вас прийти и забрать нас?

— Да, я одновременно мико и ведьма… — принцесса Элис стукнула себя в грудь. — Проведение магического ритуала перемещения меж мирами, из нашего в Астральный, затем, по прибытии, поиск Кусанаги-самы посредством духовного зрения, найти вас трудной задачей оказалось.

Но затем она неожиданно смогла обнаружить местоположение Кусанаги Годо духовным зрением — Годо вспомнил про магатаму, которая лежала у него в кармане.

— На самом деле я шла по следу одной ведьмы, и преследовала её всю дорогу от Франции до Азии. Змея-божество Левиафан, которую глава культа Лю Хао использует в качестве жертвы, до сих пор жива лишь благодаря этой ведьме. Поэтому я появилась в Японни — я сменила свою цель на змею-божество и главу культа. А затем, практически только что, я натолкнулась на Эрику, которую беспокоило отсутствие Кусанаги-самы, и решила оказать ей помощь.

— Оказывается, возмутитель спокойствия исподтишка действовал в мировом масштабе…

Услышав это простое объяснение, Годо ощутил беспомощность. Ну, хоть беда и явилась из-за моря, она принесла с собой и союзника в виде принцессы перед ними. Если так на это посмотреть, то ситуация уже не казалась зловещей.

В этот момент к нему приблизилась Юри.

— Годо-сан, у меня возникли нехорошие предчувствия. Скоро здесь будут преследователи! — предупредила она напряжённым голосом.

«Преследователи?»

Пока Годо, Юри, Хикари и принцесса Элис стояли у озера, рядом с ними внезапно появились крошечные обезьянки с золотистым, почти чайного отлива, мехом и окружили их. Этот способ передвижения тоже перемещение?!

Обезьянок было почти двадцать, и каждая из них напоминала божественного обезьяньего монарха.

— Город «Смотрителя лошадей» был барьером, созданным с целью запечатывания божественного монарха. Но он не может запереть божественных посланников… Годо-сан, как поступить?

Если подумать, то этот обезьяний бог явно имел сильное намерение заполучить Хикари.

Окружавшие их обезьянки медленно сжимали кольцо, внимательно наблюдая за любыми движениями группы Годо.

Попросить Юри воспользоваться перемещением, чтобы сбежать? Судя по способу появления преследователей, они, скорее всего, воспользуются тем же методом, чтобы последовать за ними, так что основную проблему так не решить. А ещё прошлый раз Эна утратила контроль над собой во время использования божественной одержимости в Загробном мире. Кто знает, вероятно, то же самое и с Юри произойти может…

— Выжить в битве с ними… кажется несколько проблематичным.

Инстинкты Чемпиона позволили ему определить приблизительную силу врагов перед ним.

Эти обезьянки были очень сильны. Если боеспособность Эрики и Лилианы оценить в десять, то у этих ребят она равняется где-то четырём-пяти.

Иными словами, по сравнению со способностями Чемпиона, они очень слабые враги, но ведь от Годо потребуется применить одно из воплощений Веретрагны…

Плохо, ни одно из условий использования любого из воплощений не выполнено.

— Кусанаги-сама, это довольно затруднительна ситуация. Не могли бы вы прогнать этих обезьян при помощи ваших способностей?

— Прогнал бы, если бы мог. На мою силу налагается слишком много ограничений, поэтому я не могу свободно ей пользоваться. Говоря откровенно, против заурядных противников, типа этих, у меня нет вариантов, — отвечая на вопрос Элис, Годо вздохнул и начал думать.

Обезьяны относятся к диким животным и они гораздо сильнее людей, а эти ещё и божественными слугами являются.

Несмотря на то, что шансы на победу очень низкие, он, в общем, может побороться и устроить драку, или стоит позволить Юри воспользоваться перемещением и убегать, сколько возможно? Что неожиданно, его дилемму разрешили слова принцессы Элис.

— А, понятно, тогда позвольте мне с этим разобраться. Скорее всего, позже это кое-какие проблемы вызовет, но иного выбора нет.

Её прекрасные светлые волосы ярко засияли.

В тот самый момент, когда обезьянки прыгнули, двигаясь как-то гротескно ловко, Годо смотрел за этим широко открытыми глазами, Юри, защищая, заслонила сестру, а Хикари, в свою очередь, прижалась к Юри, принцесса Элис громко продекламировала:

— Если горе у других — как не мучиться за них? Если ближнему невмочь — как же можно не помочь?[2]

Это было заклинание-стих.

Вокруг начал разливаться серебряный свет, поглощая армию обезьянок и группу Годо.

— А!

— Онее-чан!

Юри и Хикари коротко вскрикнули, но, похоже, никакой боли они не испытывали. Обезьянки же, напротив, выглядели просто жалко. Громко вереща, они прикрывали глаза, пытались заткнуть уши и начинали кататься по земле.

— Что вы сделали?..

— Используя психические силы, я внушила им ощущения боли и разрушения прямо в мозг, заставив их всех почувствовать всепоглощающие ментальные страдания.

Слушая беззаботные пояснения Элис, Годо начал задумываться над тем, а правда ли эта леди настолько изящная и смирная. Две мико рядом с ним шокировано смотрели на бедственное положение обезьянок.

— Их всё это немного потрясло, но серьёзной проблемы это не представляет. Само собой, как Чемпион, Кусанаги-сама совсем воздействию не подвергся. Но…

Чемпионы обладают абсолютной сопротивляемостью магии. Как раз сейчас на лице Элис появилось подавленное выражение.

У Годо возникло нехорошее предчувствие.

— Чтобы вывести их из строя, я израсходовала огромное количество магической силы данного духовного тела. И теперь невозможно провести ритуал возвращения обратно на землю, хотя, чтобы поддерживать связь с теми, кто там находится, магии мне хватает… Но в настоящее время они разбираются с Левиафаном и, боюсь, не смогут предоставить вам помощь в возвращении.

Толпа божественных посланников, высвобожденных военачальником «Стали», оказалась неожиданно сильным врагом.

После слов Элис, их будущее показалось Годо несколько мрачным. Чтобы одолеть преследователей они потратили шанс на возвращение. Конечно, защитить всех это наивысший приоритет, поэтому та, кто назвала себя принцессой, приняла верное решение.

Но также правдой являлось и то, что сейчас они оказались в ловушке очередного тупика.

Есть ли способ выбраться из этого затруднительного положения? Годо усиленно раздумывал над решением.


[1] Магатама (изогнутая драгоценность) — изогнутая бусина из драгоценного камня в виде запятой. Бусины-магатама встречаются в археологических находках Японии начиная с периода Дзёмон (с 13 000 года до н. э. по 300 до н. э.).

[2] Уильям Блейк, стихотворение «О скорби ближнего» из сборника «Песни невинности».