Глава 7. Убийство гиганта. Часть 2.

Наложив на себя столько защитных заклинаний, сколько было возможно, Эрика бежала вверх по каменным ступеням.

К самому высокому месту Тосё-гу — внутреннему святилищу.

Естественно, глава культа Лю Хао прямо там и была, она стояла на коленях, спиной к Эрике. Перед демоническим лидером культа находилась Ашера с двумя ранами на горле. И вместе с вытекающей кровью из неё медленно вытекала и жизнь.

На земле рядом с ведьмой были начертаны геометрические фигуры и китайские иероглифы.

Скорее всего, магический круг, относящийся к даосским техникам. И восемь символов в нём — Цянь, Дуй, Ли, Чжэнь, Сюнь, Кань, Гэнь и Кунь[1] — были особенно большими. Скорее всего, именно этот круг и поддерживал в Ашере жизнь.

— Мы снова встретились, рыцарь-блондинка, — Лю Хао даже головы не повернула. — Должна воздать вам должное за то, что вы догадались о ключевой роли змеи в прерывании ритуала и за план её первоочередного уничтожения. Однако больше вы никаких препятствий чинить не будете.

Удивительным было то, что в голосе Лю Хао не слышалось никакого раздражения.

Произносилось всё спокойно и с изяществом.

Наверное, это и называют благородством великих, Эрика была крайне впечатлена. Лю Хао совершенно не признавала в ней равную себе и, скорее всего, воспринимала её поступки так, словно это кошка или собака набедокурила.

— Приношу свои извинения, Основательница, но я не могу последовать вашему приказу.

— В таком случае, Великий рыцарь, учитывая твои выдающиеся таланты, мне будет крайне жаль убивать тебя, поэтому я специально и предупредила… Какая, всё же, жалость, но с тобой покончено.

В то самое мгновение, как прозвучало последнее предложение, Эрика ощутила, как всё её тело словно раздавило.

Она даже не заметила, как оказалась лежащей на земле.

Эрика решила, что это её ударной волной смело, но при этом понятия не имела, когда это Лю Хао напала. Чувство такое, что её огромный грузовик снёс.

— О… Всё ещё жива, ясно, применила на себе защитную магию. Какая хорошо подготовившаяся девочка. Если бы только мой юный орёл был таким же осторожным и предусмотрительным, как ты, я бы признала, что он, наконец, вырос…

В поле зрения лежащей на спине Эрики попадало небо над Никко, окрашенное в красные тона заходящим солнцем.

Девушка не могла видеть, какое выражение лица было у Лю Хао, но, скорее всего, та продолжала сидеть спиной к Эрике. Что Великий рыцарь, что Архимаг, и тот и другой для неё, что придорожная трава. Из того набора ценностей, что одобряла глава культа, у людей не было ничего.

Подумав об этом, Эрика начала медленно вставать.

Сначала тело. Стоять сейчас не особо важно, но, по крайней мере, надо хотя бы верхнюю часть туловища поднять и показать, что она ещё жива. Так хоть минимум достоинства сохранится. А затем она произнесла его имя.

— Основательница, мой долг состоит в том, чтобы кое-что вам сообщить! — изо всех сил выкрикнула Эрика, напрягая горло.

Вместе с голосом оттуда и кровь пошла, наверное, признак внутренних повреждений.

— Выставлять против вас Великого рыцаря — нарушение, — поэтому я призову своего господина.

— О? Твой господин — Король Кусанаги?

— Да, он Король из Королей и однажды настанет день, когда он превзойдёт всех Чемпионов, что старше его, и станет править миром как Наисильнейший Демонический Король, подняв клинок противления вашей тирании.

Эрика ощутила на щеке холодный осенний ветер и сделала вдох.

Она не была уверена в том, явится ли он, это всего лишь вероятно.

После столь сильного заявления, если её постигнет неудача, это всю семью опозорит.

Но, несмотря на риск, она должна была сказать это.

Эрика хотела, чтобы личность перед ней или, скорее, девушка, которая смотрелась как личность, стала свидетельницей тому, что нельзя судить о вещах по внешнему виду.

Юноша, которого она любила, никогда не позволит ей в одиночку бороться в подобных условиях. А если у него не получиться прийти, то она будет преследовать его до конца жизни. Именно такие глупости пришли Эрике на ум, когда она выкрикнула:

— Явись, Кусанаги Годо! Твоя женщина тут умирает, и ты позволишь нападкам твоего противника безнаказанно продолжаться?! Немедленно лети сюда и отомсти за меня!

Тут же стал подниматься ветер, начинаясь с осеннего бриза.

Он без промедления усилился, от простого дуновения до циклона, а затем до пробирающих до костей порывов, наконец, превратившись в штормовой ветер-предвестник бури.

— Ты в качестве моей женщины… Думается мне, что тут надо кое-какие коррективы внести, но оставлю это на потом. Я обязательно отомщу за тебя, так что сейчас, прошу, отдохни. К тому же, хочу поблагодарить тебя за напоминание об этой силе.

Голос юноши, который исчез несколько часов назад.

Его внешность начала постепенно проявляться в центре кружащего штормового ветра. Позади него находились Мария Юри, Хикари, а заодно и принцесса. Эрика поняла, что её ставка выиграла.

 

Древний Персидский военачальник по имени Веретрагна был богом победы и обладал десятью воплощениями. Изменяясь с течением времени, он превратился в защитника людей, и данное его качество именно «Ветер» и символизировал. Обратившись ветром, дующим через весь Евразийский континент, он защищал людей всех этих земель.

В качестве одной из сил Кусанаги Годо, это был метод перемещения с очень строгим ограничением применения.

Только когда кто-то близкий Годо находился в критической ситуации, он мог прилететь на помощь, минуя ограничения расстояния и пространства.

— Но способна ли сила Веретрагны перемещать между землёй и Загробным миром?

Они как раз связались с реальным миром после победы над маленькими обезьянками.

Услышав от принцессы о предложении Эрики, Годо сомневался.

— В Персии его почитали в качестве бога, который указывал путь, как Гермес в Греции — бог-посланник и покровитель путешествий, который путешествовал по миру и мог свободно перемещаться между землёй и подземным миром. Если всё это принять во внимание, то рассматриваемый вариант не так уж и невероятен. Вопрос как раз в том, сможет ли Кусанаги-сама реально активировать свою силу…

В ответ на пояснения Элис, Годо кивнул, кроме данного варианта им больше ничего и не оставалось. Но тогда, что им сейчас делать?

Как раз когда он над этим раздумывал, его взгляду предстало решительное лицо Юри.

— Я чувствую, что идея Эрики-сан окажется успешной, Годо-сан, пожалуйста, прими решение.

Её голос переполняла абсолютная уверенность, и Годо тут же понял почему. Раньше он слышал, что в Загробном мире над этой силой прорицания возможна какая-то определённая степень контроля.

— Мария, ты духовное зрение использовала?

— Да, хотя, конечно, оно не на все сто процентов точное, бывает, случаются ошибки… Но я хочу верить.

— Верить?

— Годо-сан точно не станет игнорировать катастрофу на земле, и не сможет оставить Эрику-сан в смертельной опасности, когда будет нужен ей, так что ты точно вернёшься в реальный мир.

Слова полные доверия, но в то же время серьёзные и налагающие тяжёлое бремя.

Годо едва заметно вздохнул, поднимая голову. Если потерпит неудачу, то, возможно, больше никогда не сможет держать голову высоко поднятой.

Тема хоть и была тяжёлой, но Годо был благодарен. Разве для мужчины не самое большое счастье, когда на него полагаются и доверяют такие девушки?

Кроме того, он всегда полагался на помощь духовного зрения Юри, так что сомневаться не стоит.

— Значит, решено. Пожалуйста, скажите Эрике так: «Разбираться со всем на поверхности оставляю на тебя и Лилиану. Я точно вернусь, а ты должна вызвать меня по имени».

Вот что он сказал Элис, чтобы их план пришёл в действие.

Всё, что ему после этого оставалось — это ждать.

Стоя на берегу озера, Годо ожидал призыва Эрики. Использование воплощения «Ветра» требовало наличия открытой местности, где ветер мог дуть. И это место подходило.

Тут Годо заметил, что Юри ведёт себя немного странно.

На некотором расстоянии от него девушки вели дискуссию, склонив головы. Годо их разговора не слышал, но Хикари и Элис быстро скрылись из виду.

— Мария, что происходит? Чтобы все вернулись вместе, им лучше всего будет держаться рядом, — спросил он у химе-мико, которая медленно приближалась к нему с неожиданно красным лицом.

При мгновенном перемещении воплощение «Ветра» обладало способностью захватывать с собой и людей, находящихся поблизости.

— Я-я знаю, но полагаю, что лучше бы им на время уйти…

— Почему? Если Эрика нас позовёт, Элис и Хикари здесь останутся. Скорее, позови их обратно.

С точки зрения Годо это было очень разумно, но Юри ответила ему с шокированным выражением лица:

— Н-но разве сейчас мы не собираемся заняться этим?..

— Что? Этим? Что ты имеешь в виду под этим?

— Сказав этим, я, конечно же, имела в виду это самое. Разве я уже не говорила, даже если мы будем этим заниматься, я совершенно не против… Н-не заставляй меня повторяться.

Хоть и смущённая, Юри была полна решимости.

Когда всё было сказано таким вот образом, Годо, естественно, понял, и почувствовал, как его пульс начал ускоряться.

— Скоро ты будешь биться с главой культа Лю Хао. Чтобы нейтрализовать её способность словами заклинания «Меча», тебе сначала подготовиться надо как следует. Я думала, что ты и так уже знаешь.

Явно в курсе, что действует в отношении Годо довольно смело, Юри густо покраснела. Выглядела она при этом крайне восхитительно.

— Н-но, Мария, ты же едва видела мой бой с Лю Хао, верно? Поэтому не могла получить знания о её способностях?

— Нет… Нет, на самом деле, я всё увидела, — Юри тут же отвергла его импровизированную отговорку. — В конюшне, когда мы сбежали от обезьяньего божественного монарха, я видела бой Годо-сана и Лю Хао посредством духовного зрения, как тогда она использовала песнь разрушения… Во время последнего перемещения с целью побега, я ещё увидела Будд-охранителей, получившихся из Благосклонных королей, а с помощью духовного зрения разузнала о происхождении этой божественной способности. Поэтому…

В какой-то момент времени Юри стала смотреть на Годо со слезами на глазах.

— Годо-сан, это единственный способ, которым я способна помочь тебе в бою. Поэтому хотя бы позволь мне сделать всё то немногое, что я могу, чтобы тебе помочь. Ил-ли эт-то неприемлемо?..

Когда Юри его упрашивала, её розовые губы нежно дрожали.

Заставлять подобную ей девушку заходить настолько далеко — он настоящий идиот. Видя всё это, Годо подготовил себя и приблизил свои губы к губам девушки.

— Мария, начинаем, всё в порядке?

— Да, всё хорошо. Просто делай, что пожелаешь, я готова в любое время, да.

Первый контакт между губами начался с лёгких соприкосновений.

Второй раз был более интенсивным, глубоким и насыщенным. Юри ответила Годо тем же, буквально всасывая его губы. Два языка переплелись, и слюна постоянно смешивалась.

Передача знаний и образов посредством рта.

Это был единственный способ обойти абсолютную магическую сопротивляемость Чемпиона, позволявший заклинаниям быть эффективными. С самого старта передачи знаний полученная духовным зрением Юри информация непрерывно струилась в голову Годо.

Об источнике происхождения «Божественной силы Ваджрапани» — Благосклонных королях, Буддах-охранителях.

Об источнике происхождения «Рёва дракона и рыка тигра» — богине индуизма Гаятри.

— Годо-сан… Пожалуйста… Прими ещё больше, возьми от меня все знания, используй ещё больше силы, чтобы впитать всё, я не возражаю, если ты даже чуть грубее действовать станешь… Да…

— Мария!..

Мягкий стон, ритуал обоюдной гармонии.

Захваченный этим водоворотом, Годо услышал какой-то едва различимый шум на заднем фоне.

— Ух ты!.. Всё, как и говорила принцесса. Онее-чан и онии-сама занимаются удивительными вещами!

— Ну конечно, повезло, что посмотреть пришли, а? Твоя старшая сестра явно пыталась какой-то секрет утаить!.. Но я бы никогда не подумала, что это будет нечто настолько шокирующее.

Голоса, обладательницам которых представляться не требовалось. Диалог девочки и красавицы.

Поцелуй Годо и Юри

— Ух ты, вот это да! Я… я видела, как туда внутрь язык пролез! Онее-чан вечно такая серьёзная, подумать только, чтобы она и так вот себя вела — э-это глубокий взрослый поцелуй?

— Э-эти двое такие дерзкие, солнце-то всё ещё высоко, да ещё и открыты со всех сторон…

Слушая эти возбуждённые шепотки, Годо начал несколько смущаться.

Почему этим двоим подглядывать понадобилось?!

Годо незаметно взглянул на лицо девушки, чьи губы множество раз соприкасались с его собственными. Юри была уже всецело поглощена действием, отдавая этому всю себя, от всего сердца предлагая свои губы, подобные лепесткам вишни, прислонившись к нему всем своим разгорячённым телом. Чудесно, она не заметила.

— Мария… Ты тоже… Должна сильнее сконцентрировать внимание на моём теле, не думай о лишнем, просто сфокусируйся на передаче мне знаний, поняла?

Легонько шепча Юри на ухо, Годо походу куснул его и лизнул языком. Тело химе-мико чуть вздрогнуло, и девушка обняла его руками.

— Да… Хорошо, Годо-сан… Я буду думать только о тебе!

Сейчас тонкие руки Юри крепко, насколько хватало её сил, обнимали спину Годо.

Когда она смотрела на него глазами, в которых стояли слёзы, выражение лица девушки было не только красивым, но и несло в себе определённую степень соблазнительности, что шло вразрез с образом чистой Ямато Надэсико. Нет! Именно из-за этого в ней открывался ещё больший женский шарм.

В данный момент Годо уже забыл о подглядывающей за ним откуда-то парочке. Он в свою очередь схватил Юри и безжалостно сжал её в объятиях.

—Ах… Г-Годо-сан, это немного больно…

Хоть она так и говорила, Юри продолжала отдавать своё тело Годо, закрыв глаза. Расслабившись, она подалась в его грубые объятия.

Годо всем своим телом мог ощущать то, как химе-мико крепко прижималась к нему.

Тепло кожи, чувство тела, которое передавалось даже через одеяния мико, на удивление полная грудь, мягкие бёдра, обхватывавшие его, Годо ощущал всё.

— Я-я больше не буду колебаться… Останусь рядом с тобой навсегда, отдавая тебе всю себя, поэтому, Годо-сан, никогда меня не отпускай!..

— Знаю, ты должна всегда оставаться рядом, Мария, начиная с этого момента, будь со мной — абсолютно никогда меня не покидай!

— Да! Обещаю — нет, это наше соглашение, я отдам тебе всё, поэтому, пожалуйста, одержи победу в этот раз!.. Я буду ждать твоего возвращения целым и невредимым!

— Да, положись на меня, Мария, дай мне ещё больше силы!

Её тёмные с коричневым отливом волосы блестели, словно чёрный жемчуг.

Несмотря на своё хрупкое и худощавое тело, она была исключительно женственной, скрывая за внешним видом более чем соблазнительную фигуру.

Вдыхая запах девушки, Годо поцеловал её в розовую щёку, а затем вернулся к губам Юри, легонько раздвигая её зубы, позволяя их языкам переплестись, обменяться слюной. В настоящий момент они были всецело поглощены происходящим.

Без всяких посторонних мыслей о чём-либо ином, только мысли друг о друге, передача знаний и образов, два сердца, бьющиеся в унисон, поцелуи без пауз, страстные объятия.

— П-просто потрясающе…

— Д-да… Эти двое куда более страстные и смелые, чем выглядят…

Тихие шепотки каким-то образом ещё тише стали.

Одновременно с исчезновением мешающих наблюдателей, Годо получил необходимые знания.

Осознав, что нет нужды продолжать дальше, пара разомкнула губы, между которыми повисла нить слюны — свидетельство прошедшей сильнейшей страсти. Почему-то оставалось нежелание разделяться.

Смотря друг на друга, Годо и Юри были красные от смущения, но глаза при этом не отводили.

В конце они улыбнулись, так как в данный момент единым целым ощущались не только знания и тела, но и сердца, хотя уже…

Шурх… Шурх…Хикари медленно вышла из-за каких-то кустов и деревьев поблизости.

Выражение лица у неё было каким-то ошеломлённым, словно она лихорадку схватила. Позади неё и Элис показалась. Они обе выглядели очень смущёнными, и ни одна из них не смела бросить прямого взгляда на Годо или Юри.

— Х-Хикари?! Разве я не попросила вас обеих уйти?! Почему вы здесь?

Юри была немало шокирована, так как не ожидала, что за ней будут наблюдать.

Стоявший рядом Годо не мог даже слова вымолвить. Он совершенно позабыл о существовании этой парочки, состав которой был далёк от понятия леди. В любом случае, лучше всего не упоминать о том, что он заметил их недавнее подглядывание.

— Прости, онее-чан… Я всё видела.

—?!

Смущённое признание младшей сестры вызвало жалобное восклицание старшей. Вероятно, на этот раз её обычная собранность помогла ей удержать себя в руках, несмотря на большое потрясение.

— И-и-и, онее-чан, я хочу кое о чём спросить… Целоваться ведь приятно, да? И это действительно заставляет твоё сердце биться быстрее? Онее-чан и онии-сама были так увлечены этим, что мне и правда хочется знать, как себя чувствуешь при этом…

— Т-ты-ты-ты слишком маленькая, чтобы интересоваться подобными вещами! Я этого не позволю! — на полном серьёзе предупредила Юри.

Но хоть она так и говорила, это было совершенно неубедительно, так как она сама только что была увлечена действом, которое никак не назовёшь высокоморальным.

Слушая диалог сестёр, Годо и Элис безмолвно смотрели друг на друга, но как только их взгляды встречались, они тут же отводили глаза, чувствуя немалый стыд.

— Явись, Кусанаги Годо! Твоя женщина тут умирает, и ты позволишь нападкам твоего противника безнаказанно продолжаться?! Немедленно лети сюда и отомсти за меня!

В этот самый миг Годо и услышал призыв.

Прошло всего несколько часов, но по голосу этой девушки он очень соскучился. Чтобы выполнить условия использования «Ветра», она рисковала своей собственной жизнью.

— Какая ещё «моя женщина», не надо единолично такие решения принимать … — запротестовал Годо, но это, всё же, было спасение во многих смыслах слова.

Недавняя неловкость тут же исчезла, и Годо помахал девушкам вокруг него.

Все собрались в ожидании, прямо сейчас готовые улететь отсюда на ветре.

Из Загробного мира обратно на поверхность, отправиться к древнему священному японскому убежищу, где ожидали его товарищи! Когда жестокие порывы ветра вокруг них исчезли, Годо и его группа прибыли во внутреннее святилище на вершине Тосё-гу.

Его взгляду предстали Эрика и лежащая на земле обнажённая девочка, а также спина демонической главы культа. Кто бы мог догадаться, что один лишь вид со спины девушки, одетой в ципао, окажется настолько прекрасным?

Но в то же самое время боевой дух Годо, как Чемпиона, достиг внутри него точки кипения.

— Эрика, ты ещё можешь двигаться?

— Да, немного, я использовала магию лечения, но уже на пределе. Без моей помощи ты сможешь победить?

Пара сестёр Юри и Хикари, бросились к Эрике, которая заставляла себя превозмогать боль.

— Конечно, это не проблема. Как я могу просить раненного присмотреть за мной?!

Годо посмотрел на Элис.

Принцесса, чьё выражение лица стало совершенно серьёзным, кивнула и подала знак Юри и остальным уходить. Сёстры химе-мико взяли Эрику на руки и медленно двинулись к каменным ступеням. Это внутреннее святилище станет полем боя, и уйти отсюда было самым безопасным вариантом действий.

Сёстры с Эрикой, а также охраняющая тылы Элис покинули святилище.

— Король Кусанаги, вижу, пространство между Миром призраков и миром людей ты преодолел на ветре.

Глава культа Лю Хао, наконец, обернулась.

На её улыбающемся лице продолжало оставаться восхитительное выражение, подобное прекрасному цветку.


[1] Названия триграмм, обозначающих стихии.

Чуть больше можно почитать здесь: https://ru.wikipedia.org/wiki/Триграмма