Глава 7. Убийство гиганта. Часть 4.

Кедровый лес Тосё-гу.

Лю Иньхуа и Лилиана Краничар летели по воздуху даже выше самых высоких деревьев. Эти двое были заняты воздушным боем, смотря на тёмно-зелёные массивы кедровых деревьев сверху.

Лю Иньхуа, естественно, был тем, кто летел выше, приблизительно в метре над Лилианой.

Тот, кто выше, тот и преимуществом владеет — это принцип воздушных боёв.

Лю Иньхуа проворно развернулся и сделал выпад с вращением, чтобы вышел воздушный удар ногой с разворота. Его пятка опускалась точно вниз! Лилиана поставила саблю ближе к себе, приготовившись воспользоваться Иль Маэстро, но было уже поздно. Слишком быстр!

Поспешно подтянув свой излюбленный меч в форме нагинаты, она заблокировала удар частью рукояти.

Когда они двое начали опускаться на землю, Лю Иньхуа яростно атаковал во время падения. Кончики его пальцев казались острыми, словно когти совы, и двигались так, словно пытались выдрать Лилиане глаза. Его рука чуть не прошлась разрезом по горлу, ладонь, казалось, плечо ей раздробит, он наносил мощные удары, которые могли остановить биение сердца.

Двенадцать священных ударов ладонями феникса — сильнейшая техника боевых искусств, которой юноша обучился у своей наставницы.

Сребровласая девушка-рыцарь в синем использовала рукоять и клинок Иль Маэстро, чтобы блокировать каждую атаку. Всё было отражено практически за мгновение до удара.

Запоздай Лилиана хоть на миг, её фееподобная фигура оказалась бы жестоко побита и изрублена.

Однако защитные взмахи мечом породили ошеломляющую магическую мелодию, нарушая концентрацию рукопашного бойца.

Лю Иньхуа сделал глубокий вдох, чтобы увеличить свою ки для защиты, и это заставило его прекратить атаки. Пользуясь моментом, Лилиана применила магию, чтобы выстрелить стрелой света.

Этот обмен атаками произошёл во время падения. Продемонстрированное ими мастерство воздушной битвы уже намного превосходило таковое у большинства воинов в мире. Для этих двоих отсутствие опоры под ногами во время драки совершенно не играло роли.

Но хоть битва и проходила довольно яростно, она, тем не менее, зашла в тупик.

Хоть у рукопашного бойца и было преимущество благодаря технике и физической форме, девушка-рыцарь компенсировала всё это заклинаниями и магическими мелодиями.

Поединки двух умелых бойцов обычно всегда заканчиваются либо мгновенно, либо становятся затяжными. Сейчас получалась вторая ситуация. Но тут с востока как раз явилось копьё света, удар которого смогли выдержать лишь два гиганта — и вместо драки Лю Иньхуа с Лилианой засмотрелись на это невероятное зрелище.

— У меня совершенно нет желания конфликтовать, когда рядом идёт противостояние куда более превосходящего уровня…

— Верно, а я ещё думала, что мы довольно неплохо битву ведём, но по сравнению с этим всё просто блекнет.

Утратив всякий интерес, Лю Иньхуа и Лилиана одновременно опустили оружие, ладони и Иль Маэстро.

— Что до меня, то достаточным будет считаться, если я дрался столько, сколько требуется для исполнения своего долга перед мастером. Как насчёт тебя, нее-сан?

— То же и у меня. Мой господин, Кусанаги Годо, не кровожадное животное.

Понимая, что предлагает вторая сторона, Лилиана нахмурилась.

— Если не желаешь драться, то я не возражаю против прекращения огня. Но неужели для тебя это нормально? Ведь твоя цель — пробуждение военачальника «Стали», верно?

— Не моя, это только у моего мастера такая цель.

Лю Иньхуа пожал плечами.

— Эта женщина-змея почти мертва, наверное, надежд нет. Нет смысла жилы рвать. В конце концов, мне всего лишь надо дать мастеру удовлетворительное объяснение, и затем я готов вернуться в Гонконг. Да, скорее всего, испытание почти смертельное предстоит.

Похоже, быть непосредственным учеником Чемпиона, означало иметь свою долю трудностей. В общем, противник всё равно драться не желает, нет смысла в опрометчивом продолжении боя.

— О, тут всё прекращением огня завершилось?..

Из-за кедровых деревьев появилась светловолосая девушка. Это была Эрика, которая, скорее всего, обнаружила их посредством магии. Она выглядела сильно раненной, шаги тяжёлые, движения медленные.

— Да, сначала битва была довольно яростной, но, в конце концов, всё пришло к этому.

Хоть Лилиана и не полностью расслабилась, плечи у неё больше напряжены не были.

Если битва идёт не из-за ненависти или мести, то существует множество способов вступить в переговоры и прекратить бой. Сейчас они просто вступили в данную фазу раньше, чем ожидалось.

— Если Кусанаги Годо дерётся, это означает, что сёстры Мария и принцесса вернулись? Чем они сейчас заняты?

— Ждать недалеко от святилища слишком опасно, поэтому я отправила их к подножию горы.

Согласно словам Эрики, всю дорогу досюда, они были вместе, что успокаивало. Лилиана кивнула и начала размышлять над своим следующим ходом.

— Нам надо посмотреть, как идёт дуэль между Кусанаги Годо и главой культа, давай поднимемся вверх и понаблюдаем.

Битва между подчинёнными завершилась, но победитель в поединке Королей ещё не определился.

Если им захочется подыскать иное место для переговоров, то придётся подождать до тех пор, пока представление не закончится. А уже потом, в зависимости от того, чья сторона победила, определяться и условия переговоров, которые будут сильно отличаться.

— Ну, и у какого из королей преимущество?

— О? Не собираешься говорить, что твоя наставница обязательно победит? — недоверчиво спросила Эрика, услышав негромкий вопрос Лю Иньхуа.

Лилиана тоже оказалась заинтригована. В подобных ситуациях люди обычно надеются на то, что победит близкая им сторона.

— Если полагаться чисто на старшинство и боевые искусства, то мастер, несомненно, победит, — молодой боец изобразил на лице горечь. — Но были бы они настолько предсказуемыми личностями, то умерли бы ещё в своей первой битве против бога. Я не настолько глуп, чтобы ожидать, что дьявольские короли будут действовать, как обычные смертные, так ведь?

 

Воплощение «Хищной птицы» было быстрейшим из всех воплощений, полученных благодаря силе Веретрагны.

Используется только в ответ на высокоскоростные атаки, тело приобретает необычайную скорость и становится легче. Но с этим воплощением было две проблемы — побочные эффекты после использования и невозможность совершения точных движений из-за слишком большой скорости.

Например, если он направлял кулак в лицо противника, это заканчивалось ударом по воздуху в пятидесяти сантиметрах от цели. Даже сам Годо ощущал, что скорость слишком высокая, из-за чего невозможно точно рассчитывать атаки. Поэтому, если нет неподвижного противника или противника с медленной реакцией, он никогда не нанесёт удара.

Но что касается защиты, то тут сверхвысокая скорость оказывалась просто сокровищем для тактики типа партизанской войны.

Правда, это если противник не монстр вроде главы культа Лю Хао или Сальваторе Дони.

— Воистину очень быстро. Но, Король Кусанаги, если скорость это всё, что у тебя есть, я быстро тебя поймаю.

После использования сверхскорости, чтобы избежать мощного удара ладонью, Годо услышал, как издалека кто-то зовёт его по имени.

— Те, кто наблюдают за противником глазами, обыватели — никак не могут увидеть твоих движений на такой скорости. Но существуют и такие, чей слух достиг экстремальных уровней, и эксперты в мастерстве овладевшие оком разума, как я! — Годо снова услышал далёкий голос.

К тому времени, как этот голос до него донёсся, тонкие пальцы мягкой ладони прошлись по его левому плечу.

Всё тело Годо пронзила сильнейшая боль. Вполне возможно, что плечо оказалось вывихнуто. Надо же, всего лишь касание таким мощным оказалось, глава культа Лю Хао всё-таки действительно обладала достаточной скоростью, чтобы уследить за движениями «Хищной птицы».

Верно. Сальваторе Дони тоже пробудил в себе технику ока разума.

Этот оптимистичный болван, гордился собой за способность рассекать капли дождя. Иными словами, каким бы Годо ни был быстрым, Дони всё равно мог его увидеть, и данная ситуация бесила.

Прямо как в одном романе о мастере меча, в той истории тоже был такой же заслуживающий порицания персонаж.

Более того, чтобы перехватить врага Сальваторе использовал минимальные движения мечом. При божественно быстрых техниках меча, которые были способны разрубить Годо, как бы быстр он ни был, да ещё в комбинации с указующим оком разума, сверхскорость «Хищной птицы» была незамедлительно повержена.

Этот человек вполне может оказаться мечником, способным сравниться с Миямото Мусаси[1] или Ягю Дзюбэем[2].

И, конечно же, глава культа Лю Хао была такой же.

Для взгляда Годо её движения казались заторможенными и медленными, как во время лагов при игре в онлайн игру на дешёвом компьютере. Вот как для него выглядели удары Лю Хао ладонями.

При скорости «Хищной птицы», увернуться должно быть проще простого. Однако в следующую же секунду ладонь оказывалась прямо перед лицом Годо. И, в конце концов, ему стоило огромных усилий, чтобы избегать её атак.

Годо знал, что если так и продолжится, его скоро загонят в угол, поэтому решил контратаковать.

Благодаря восстановлению в воплощении «Верблюда», в его руках снова появились ощущения, и он попытался нанести прямой удар правым кулаком. Плохо, на полметра мимо прекрасного лица Лю Хао промахнулся.

— Такой удар даже тени моей не коснётся! Король Кусанаги, ты слишком неопытен! — прокричала Лю Хао, напрягая пальцы правой руки, чтобы сформировать руку-копьё, направленную в горло Годо.

Что же до контратаки — сейчас слишком опасно! Определённо сначала необходимо увернуться!

В самый последний момент Годо сделал небольшой прыжок и избежал опасности оказаться с разорванным горлом.

Тем не менее, Лю Хао тихо, словно призрак, приблизилась к нему и начала плавную серию атак.

— Меч обнажён, луга обратились лесом! Небо, земля, ветер, облака, король-лев ищет власти! Неустанно шагая бесконечным путём героя, приближаясь к наивысшей точке дороги мастера рукопашного боя.

Словно балладу напевая, Лю Хао использовала разнообразие атакующих выпадов.

Удары ладонями, нацеленные вверх, и атаки средней высоты. Её мягкие ладони были словно железные молоты, которые могли дробить кости вместе с мясом.

Рука-копьё била в уязвимые с короткой дистанции точки. Тонкие пальцы были словно копья, несущие катастрофу.

Как знаменитый Клинок зелёного дракона[3], тонкая и бледная рука-нож рубанула по голове Годо, шее и плечу. Агрессивные атаки следовали одна за другой.

Наступательные удары локтями походили на острые стремительные мечи. Захваты цепляли руки и ноги Годо будто укусы дракона. Все эти атаки струились бесконечной чередой, словно величественная река, наподобие полноводной Янцзы или Хуанхэ.

Годо походил на шустрого боксёра, пытающегося увернуться от наступления великой реки.

Но, естественно, от всего увернуться он не мог. Уклоняющаяся фигура Годо постепенно натыкалась на удары ладонями Лю Хао. Даже лоб ему один раз чуть не рассекли и позвоночник едва не сломали.

Хоть жизненно важные участки он защищал, за довольно короткий промежуток времени он превратился в грушу для битья.

Как и ожидалось, продолжение уклонений не сработает.

Отчаявшийся Годо понял один факт, если не нападёт, всё действительно окажется безнадёжным!

При использовании «Хищной птицы» была одна уловка, которая давала удару неплохой шанс попасть в цель, правда, это если противник не Лю Хао. Но кроме этого, для разворота хода битвы вспять иных вариантов не было. Осталось лишь совершить попытку…

Нет, стоило лишь руке-ножу Лю Хао оцарапать бок его живота, как Годо отбросил все сомнения.

Этот метод не назовёшь тем, что может развернуть ход битвы, это просто самоуспокоение. Чисто скорость против Лю Хао бесполезна, и он прекрасно это понимал. Верно, одна лишь скорость…

В этот самый момент озарение и снизошло!

Чтобы принять атакующую стойку, Годо отпрыгнул назад как можно дальше.

— Хоо… Похоже, ты принял решение, Король Кусанаги. Твои глаза демонстрируют великолепную решимость.

Заметив эти изменения, Лю Хао нежно улыбнулась.

Словно стоя в ожидании атаки Годо, она выглядела совершенно беззащитной, но на самом деле такая естественная стойка использовалась, чтобы справиться с любым нападением.

Очевидно, что Лю Хао готовилась к контратаке.

Понимая это, Годо увеличил скорость «Хищной птицы» до предела и рванул вперёд.

Нестись по прямой, это убирало необходимость точного прицеливания, он устремился к своей цели, словно вышедший из-под контроля поезд.

Лю Хао тоже приняла свою стойку.

Возможно, выставив ладони на уровне груди, она готовилась атаковать, соединив их вместе впоследствии.

Эта стойка намекала на то, каким будет следующий приём девушки. До того, как Годо в неё врежется, его голова будет с обеих сторон раздавлена ладоням Лю Хао, монструозная сила которых не даст ему продвинуться дальше. Его череп будет сплющен, а его мозг определённо станет чем-то вроде ухи из морепродуктов.

Обычный противник не сможет увернуться от удара в плечо, усиленного скоростью «Хищной птицы». Но так как врагом Годо была глава культа Лю Хао, его приём, скорее всего, отразят и он точно проиграет.

Но всё, что он сейчас мог, так это сделать ставку на ту уловку. Пожалуйста, пусть всё получится…

Смысл уловки Годо был в прекращении использования скорости «Хищной птицы».

Не ускориться, а замедлиться.

Даже если питчер специализируется на быстрых мячах, его быстро одолеют, бросай он одни лишь быстрые мячи с целью запугать бьющего. Ключевая концепция это изменчивость, так как при смешении быстрых и медленных подач глазам трудно к этому приспособиться. Являясь опытным принимающим, Годо просто-напросто не мог не знать, как иметь дело с быстрыми и медленными подачами.

И эксперимент удался.

Из мира божественной скорости он вернулся в мир нормальной скорости.

Сейчас Годо двигался как обычный ученик старшей школы, никакой сверхъестественной скорости. Ожидая сильно ускоренных движений, Лю Хао потеряла цель своей атаки клещами.

Её руки хлопнули ещё до того, как Годо прибыл.

— Вперёд!

В то самый момент, как руки девушки соединились, словно ладони тысячерукого Авалокитешвары[4]

Годо активировал ускорение «Хищной птицы» и снова бросился вперёд с богоподобной скоростью.

Резко выставленный правый кулак, такое же кинжальное движение, как в старых геройских фильмах — именно его Годо пытался воспроизвести.

Этот удар, заодно с инерцией его тела, попал точно в нижнюю часть грудной клетки Лю Хао.

— Оххх!..

Годо впервые услышал стон главы культа.

Лю Хао получила

Подобное орхидее прекрасное тело сложилось наподобие латинской «V», и Лю Хао опустилась на колени. Момент, в который Кусанаги Годо ударил самого устрашающего Чемпиона.

А затем, практически в то же время, произошло что-то совсем неожиданное.

Бум!

Печально взвыл ветер. Между кулаком Годо и грудью Лю Хао возникли ускоряющиеся порывы воющего ветра. Тело девушки по имени Лю Цуйлянь испустило ударную волну, которая, судя по ощущениям, сметёт всё на земле.

Словно само тело Лю Хао произвело эту ударную волну демонического ветра.

Но и Лю Хао начала медленно падать. Что происходит?

— А-а!.. На этот раз мастер проиграла.

Данное насмешливое заявление послышалось чуть позже.

И в это же время чувство ледяного холода в правой руке Годо исчезло.


[1] Миямото Мусаси (1584 — 13 июня 1645), также известен как Симмэн Такэдзо, Миямото Бэнносукэ, Симмэн Мусаси-но-Ками Фудзивара-но-Гэнсин, или под своим буддийским именем Нитэн Дораку — японский ронин, считается одним из самых известных фехтовальщиков в истории Японии. Современники дали ему прозвище Кэнсэй (Святой Меч). Мусаси стал знаменит благодаря выдающейся технике владения мечом, которую он с раннего детства оттачивал во множестве поединков, используя деревянный меч. Является основоположником школы Хёхо Нитэн Ити-рю или самурайского искусства боя на двух мечах нито-рю. Школа «Земли и Неба». Ввёл понятие боккэна как вполне реального боевого оружия, а не тренировочного. Успешно использовал технику боя двумя мечами, длинным — катаной и коротким — вакидзаси. Также за два года до смерти, удалившись в пещеру на горе Кимпо неподалеку от города Кумамото, он написал «Книгу пяти колец» о тактике, стратегии и философии военного ремесла, которая пользуется определённой популярностью и в настоящее время.

[2] Ягю Дзюбэй Мицуёси — знаменитый мастер кэн-дзюцу, личный учитель фехтования сёгуна.

Когда Токугава Иэясу после взятия Осаки учредил службу мэцукэ (тайная полиция), Ягю Дзюбэй стал её начальником (о-мэцукэ).

Однажды Дзюбэй неожиданно исчез из столицы и не появлялся целых 12 лет. Что он делал в этот период своей жизни - неизвестно, предполагают, что все это время он проработал рядовым ниндзя сёгуна. Для прикрытия накануне его исчезновения Токугава даже учинил скандал, обвинив Дзюбэя в пьянстве и официально уволив с поста о-мэцукэ.

Интересно, что по возвращении через 12 лет, Ягю Дзюбэй был немедленно восстановлен в прежней должности. Личность очень загадочная, не имел одного глаза.

[3] Оружие Гуань Юя, знаменитого военачальника царства Шу, эпохи Троецарствия.

[4] Авалокитешвара — бодхисаттва, воплощение бесконечного сострадания всех Будд. Атрибут — веер из хвоста павлина. Далай-лама считается воплощением Авалокитешвары и регулярно проводит инициации Авалокитешвары.