Глава 1. Странствующий монах Сунь, разрушения в святая святых. Часть 1.

Солнце уже зашло, и Никко Тосё-гу приветствовал наступление ночи.

Внутреннее святилище для поклонения возведённому в святые Токугаве Иэясу находилось приблизительно в двухстах метрах от главного холла и зала молебнов.

Угловая часть внутреннего святилища превратилась в оголённую скалу, окружавшие её кедровые деревья полностью исчезли. Наверху, в небе, находилась юная девочка, созерцающая эту голую скалу.

На ней были одеяния мико, белый верх и красные хакама, стояла она на золотом облаке, парящем в воздухе.

Лицо девочки было закрыто маской в виде обезьяньей морды, а в руках она держала Цзиньгубан. Этот непритязательного вида железный посох был легендарным оружием, за именем которого тянулось неисчислимое количество побед.

— Да, похоже, надо сменить эту одежду на что-то более подобающее моему статусу.

Именно такие слова произнесла девочка — хотя нет, это был Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, который украл тело Марии Хикари.

Одеяния мико превратились в жёлтый костюм, украшенный замысловатой чёрно-зелёной вышивкой. Длина рукавов доходила до лодыжек, по бокам было два длинных разреза, а нижняя часть представляла собой красные штаны.

Это был костюм, известный в Пекинской опере как Као[1].

Маска обезьяны была сдвинута на бок, открывая лицо Хикари и золотой взгляд огненных глаз — а именно, красные глаза с золотыми зрачками.

— Отлично, пока что сойдёт. Благодарю всех за ваше терпение!

Наблюдавших за этой трансформацией людей было пятеро: Кусанаги Годо, глава культа Лю Хао, Эрика Бланделли, Лилиана Краничар и Лю Иньхуа.

Лю Хао, Годо и Сунь Укун

— Одновременно убить двух богоубийц будет несколько проблематично… Хотя, нет, в определённом смысле, это идеальная возможность. Хо-хо-хо, даже небеса на этот раз мою сторону приняли.

После того, как Великий Мудрец, Равный Небу, произнёс эти противоречивые слова, его божественная сила начала невероятно возрастать.

Что за мощь такая?! Годо оказался немало удивлён. Демонстрируемая здесь сила далеко превосходила силу богов, с которыми он встречался до этого — Мелькарта, Афины и Персея.

— Вероятно, эта змея даже и пригодиться может, так что возьму-ка я её с собой.

На вершине горы лежала красивая юная девочка с ранами по всему телу. Её звали Ашера.

Великий Мудрец на золотом облаке растянул Цзиньгубан и легонько ткнул ведьму на земле. Тело Ашеры мгновенно исчезло, словно какой-то магический трюк был проделан.

— Не будем пока о твоей внешности, но, по меньшей мере, ты восстановил природу «Стали»… Очень хорошо, Великий Мудрец! Теперь настало время положить всему этому решительный конец! — громким голосом крикнула Лю Хао, обращаясь к Великому Мудрецу, который восстановил прежнюю длину Цзиньгубана.

Тем не менее, тело девушки всё ещё дрожало, похоже, её травмам ещё предстояло излечиться.

Чтобы спасти Хикари, Годо тоже собирался бросить вызов Великому Мудрецу, но его тело не могло сдвинуться. Побочный эффект после использования воплощения «Хищной птицы», который в настоящее время парализовал его и заставлял испытывать сильнейшие боли в сердце.

— Годо, если собираешься бросить ему вызов в твоём теперешнем состоянии, я думаю, битва будет очень тяжёлой.

— Так и есть, я хоть и прекрасно понимаю твоё желание вернуть тело Марии Хикари, но ты и Основательница Лю Хао должны отдохнуть и восстановить свои силы. Сейчас для нас лучше отступить будет.

Предупредила стоявшая рядом Эрика, и выдвинула предложение Лилиана.

Годо был согласен с этим. Но вопрос в том, позволит ли ему уйти Великий Мудрец.

— Что ж, давай уже прекратим это сплетение наших судеб, начавшееся давным-давно. Хоть вас тут и двое, я сразу с двумя и разберусь.

Как Годо и подозревал, Великий Мудрец насмешливо улыбался, используя лицо Хикари, даже говорил её голосом.

Стоя на золотом облаке, он холодным взглядом осматривал всё вокруг. Однако в качестве целей его глаза замечали лишь Лю Хао и Кусанаги Годо, совершенно игнорируя всех остальных.

— Состояние земли — это восприимчивая преданность, так вышестоящий человек с широкой натурой несёт на себе внешний мир. Кунь — это суть земли!

Сложив одной рукой мудру, Великий Мудрец начал читать мантру.

И тут же начались изменения. Окаменение. Земля во внутреннем святилище Тосё-гу оголённой горы Никко полностью превратилась в прочный камень белого цвета — словно всё снегом покрыло.

Годо и остальные теперь стояли на земле, которая за одно мгновение превратилась в камень.

— Ха-ха-ха! Я воспользуюсь тайным искусством каменных пещер скалистых гор, чтобы запереть вас двоих!

В кедровом лесу вокруг внутреннего святилища все деревья начали постепенно обращаться в камень. Со святилищем в центре окаменение распространялось вокруг подобно волнам.

И тело Годо при этом постепенно начало уходить в землю — тонуло в камне. Сначала до лодыжек, потом по колено, затем практически сразу по пояс, вскоре до груди и головы дойдёт. Повернув голову, он увидел, что неземная красавица, второй Чемпион, тоже погружается в землю!

— Хмм!.. Планируешь запереть нас?!

— Ха-ха, верно! Хоть вы двое и ранены, я не собираюсь недооценивать вас, богоубийц… Даже так скажу, наличие ран делает обстановку ещё более угрожающей, так как вы сумасшедшие, что совершенно не подчиняются здравому смыслу. Я так долго восстанавливался не для того, чтобы потом так глупо рисковать! — ответил Лю Хао Великий Мудрец, пользуясь голосом Хикари.

— Годо!

— Кусанаги Годо?!

— Мастер!

К тому времени, как раздались крики Эрики, Лилианы и Лю Иньхуа, два Чемпиона уже почти полностью утонули.

Внутри камня стояла непроглядная тьма, но Годо всё равно мог видеть красавицу, тонущую рядом с ним.

— Сунь Укун в мастерстве овладел искусством Бессмертного, и является божеством с неограниченной божественной силой. Он хоть и обладает чертами военачальника «Стали», но при этом ещё в магии крайне искусен. Надо же, попалась в ловушку такого вот трюка, слишком беспечной была, — тихо бормотала во тьме Лю Хао.

Годо уже собирался превозмочь боль в груди, чтобы ответить ей, но Лю Хао внезапно улыбнулась.

— В недавней битве ты все свои силы израсходовал? Биться без оглядки на будущее хоть и является привилегией молодых, но ещё и победить такой ценой… Король Кусанаги… Ты — это что-то.

— Я-я победил тебя? Пожалуйста, не надо так шутить.

— Всё нормально. Хоть официально это и ничья, если брать в расчёт разницу в опыте, то победитель очевиден. Для прославленного мастера, вроде меня, проиграть начинающему, вроде тебя, это непростительная ошибка. Я, Лю Хао, не из тех глупцов, что обманывают самих себя.

На лице демонической главы культа появилось несколько недовольное выражение.

— Как Властительница мира боевых искусств, я признаю твои способности. В прошедшей только что битве, я определённо потерпела поражение.

Всё ещё испытывая боль, Годо не знал, что и сказать. Недавняя битва не на жизнь, а на смерть, была для неё простым соревнованием, словно матч по кендо. И сейчас она просто негодует от мысли «Я проиграла раунд этому парню!» — такие чувства она испытывает что ли?

— Кстати, Король Кусанаги, ты знаешь, что магия позволит тебе выжить без воды и воздуха?

— Откуда мне это знать? Кроме того, что я способен драться с богами, во всём остальном я обычный человек.

Ответ Годо на её вопрос погрузил Лю Хао в глубокие раздумья.

— Ясно… Ну раз так, то лучше всего будет вернуть тебя обратно на поверхность.

— Обратно на поверхность?! Я могу выбраться отсюда?!

— Да. Пока заклинание Великого Мудреца не будет завершено, существует такая возможность. Если я воспользуюсь моей оставшейся ки, то смогу отослать одного из нас обратно на поверхность.

Предложение Лю Хао немало его удивило, однако Годо тут же возразил.

— Но в таком случае, Основательница, тебе придётся остаться в Загробном мире!

— Я не против. Король Кусанаги, разве ты не заметил? Воздуха тут становится всё меньше. Великий Мудрец не настолько добр, чтобы ещё и еду с водой нам, пленникам, предоставить.

Годо обладал превосходными инстинктами, но Лю Хао была куда более восприимчивой личностью, чем он.

Услышав её объяснения, Годо невольно задрожал. Верно, у той обезьяны совершенно нет причин хорошо обращаться со своими пленниками.

— Я Властительница мира боевых искусств, та, что стоит на вершине владения даосскими техниками. Я уже давным-давно освоила тренировки аскетов, более ста лет назад, так что позволь мне остаться.

— Т-ты можешь выжить без воздуха и воды, это просто невероятно. Но всё же!

— Нет проблем. Но если я оставлю тебя и вернусь на поверхность одна… Всего лишь мысль об этом ведёт к пониманию ужаснейших последствий!

— У… Ужаснейших последствий?

— Верно. Сам подумай. Если я оставлю тебя, только что выигравшего наш бой, пойдут слухи о том, что я отомстила за своё поражение. Меня станут считать презренной мерзавкой, которая предала путь геройства и отваги!

— А… Теперь понятно, — кивнул Годо, находясь перед соблазнительной фигурой Лю Хао.

Таким заявлением она намеренно понижала уровень благородства своего предложения. Лю Хао воистину была личностью с исключительной гордостью.

— Естественно, я не планирую оставаться навечно погребённой здесь, способ сбежать определённо найдётся… Король Кусанаги, пока я не вернусь, ты должен будешь провести вместо меня превосходную битву с Великим Мудрецом, Равным Небу.

Такова цена за её помощь? Сейчас она приказывает ему, словно подчинённому.

И всё же Годо чувствовал беспокойство. Можно ли уничтожить данную каменную тюрьму так легко, как она сказала?

— Нет проблем… Как я уже сказала, я достигла вершины владения даосскими техниками, и обязательно найду слабое место данной тюрьмы, а затем уничтожу её. Тебе не стоит беспокоиться.

Лёгкое раздражение в упрёке Лю Хао показало, что она угадала ход волновавших его мыслей.

— Тогда давай начинать. Великий Мудрец Семи Звёзд Большого Ковша, развей беды от зловещих духов!

Продекламировав заклинание мелодичным, словно юэцинь, голосом Лю Хао достала прямоугольный листок бумаги. На нём были изображены какие-то сложные письмена вместе с шестью большими знаками: Ба, Гуа, Чжи, Цинь, Ци, Ци. Затем она этот талисман бросила.

Он превратился в белого тигра. Пролетев по воздуху, яростный зверь напал на Годо.

Белый тигр открыл свои огромные челюсти, аккуратно уцепил клыками шею Годо и поднял его. Годо обнаружил, что его тело непрерывно поднимается.

В мгновение ока он оказался довольно далеко от медленно погружавшейся Лю Хао.

— Король Кусанаги, желаю тебе победы. Иди и сразись в битве, достойной героя.

Произнося эти прощальные слова в адрес Годо, неземная красавица всё так же продолжала вести себя покровительственно.


[1] Као — броня, её носили генералы, находясь в суде или в бою, идет третьей по статусу.