Глава 1. Странствующий монах Сунь, разрушения в святая святых. Часть 3.

Сотрясая каменную землю под своими ногами, две обезьяны приближались к группе Годо.

Наблюдая за ними, Лю Иньхуа произнёс:

— Похоже, смертельной битвы не избежать. Кусанаги-сама, я атакую первым, чтобы привлечь их внимание. Пожалуйста, используйте данную возможность для побега.

— Погоди, я не могу позволить тому, с кем сегодня впервые повстречался, оказывать мне такую услугу!

— Всё не так. Если Кусанаги-сама вернулся вместо мастера, значит, сейчас вы её представитель. Если я не проявлю к вам свою наивысшую лояльность, то, рано или поздно, меня накажут самым жестоким образом. Думайте о моём поступке, как о самосохранении.

Годо вдруг стало жалко парня, произнёсшего такие слова. Если подумать, раз та женщина была его мастером, должно быть, все эти годы жизнь он вёл довольно тяжёлую.

Но, увидев отвратительно улыбающееся лицо Лю Иньхуа, Годо тут же передумал.

— Кроме того, как ученик Лю Цуйлянь, я не привык сражаться, когда мне ещё и о балласте заботиться надо. Так что позвольте мне биться в одиночку. Нее-сан, не против? Думаю, присутствующие здесь не настолько невежественны, чтобы считать, что способны сравниться с моей скоростью?

Услышав эти столь громкие слова, обе девушки-рыцаря нехотя кивнули.

Иметь смелость и возможность так хвастаться перед лицом гениальной пары одарённых Великих рыцарей — воистину, тот случай, когда можно утверждать: «Что мастер, что ученик». У Годо возникло такое ощущение, что эта парочка мастер-ученик очень хорошо подходила друг другу.

Ясно обозначив свои намерения, юноша, двигаясь, словно скользящая на крыльях птица, совершил прыжок по направлению к окаменевшему лесу. Это послужило для обезьян в качестве приманки.

Члены обезьяньей армии, чей рост составлял от полуметра до метра, начали скакать за юношей. Как дикие животные, эти обезьяны, несмотря на свои малые размеры, далеко превосходили обычных людей физически, а ещё у них были острые когти и зубы.

Тем не менее, Лю Иньхуа оказался гораздо быстрее и подвижнее обезьян.

Двигаясь сквозь кедровые ветви у всех на виду, он ловко уклонялся от нападок обезьяньей армии. Он даже использовал свою технику Таньцишэньтон и бил обезьян по лбу или в живот указательным и средним пальцами. Обезьяны, которые напоролись на его атаку, либо теряли сознание, либо складывались от боли не в силах сдержать рвоту.

Одна из двух огромных обезьян начала двигаться вслед за Лю Иньхуа, привлечённая его демонстративными скачками.

Она прокладывала к юноше прямую дорогу, с силой сминая кедровые деревья по ходу движения. Мелкие обезьяны разбегались с её пути во все стороны, словно пауки.

Наконец, огромная человекоподобная обезьяна вытянула свою длиннющую руку, намереваясь схватить свою добычу.

Лю Иньхуа с лёгкостью заскочил на ветку ближайшего дерева. Удерживая на себе внимание огромной обезьяны, он двигался среди веток, словно белка, и очень быстро скрылся в чаще леса.

Огромная обезьяна во время погони за ним, без проблем сметала со своего пути деревья, которые в данный момент представляли собой каменные колонны.

Её массивное тело ростом более десяти метров неслось, словно жестокий штормовой ветер, постепенно уничтожая окаменевший кедровый лес на своём пути с разрушающей силой тайфуна. Более того, ещё одна из этих гигантских обезьян всё ещё оставалась рядом с группой Годо.

— Свет с Востока, яви мне свою загадочную силу! — внезапно зачитала слова заклинания принцесса Элис и нацелила свою ладонь в сторону оставшейся огромной обезьяны.

Из ладони выстрелила ярчайшая вспышка света, обжигая большой обезьяне глаза.

— Раааааааа! — завывания обезьяны эхом разнеслись вокруг.

— Элис-сан, что это только что было?

— Благословение света священной мико, которое призвано отгонять врагов. В бою против божественных зверей оно эффективно лишь в качестве отвлекающего манёвра, но в качестве «прощального приветствия» его более чем достаточно.

Называвшая себя принцессой держалась элегантно и невозмутимо.

Огромная обезьяна рядом с ними размахивала руками и ногами, атакуя, куда попало, и усиленно завывая. Храбрость принцессы Элис просто выдающаяся.

— Как только что сказал тот ребёнок, нам лучше уходить. Кусанаги-сама, хоть вы Дьявольский Король и Чемпион, в вашем нынешнем состоянии вам лучше отдохнуть.

Годо согласно кивнул. В данный момент его тело было покрыто ранами.

Даже без побочных эффектов «Хищной птицы», травм от атак Лю Хао было вполне достаточно, чтобы обездвижить его.

— Мне действительно очень хотелось бы увидеть, чем завершаться все эти беспорядки… Но, с сожалением должна сказать, что время у Золушки вышло, — прекрасная блондинка улыбнулась. — Так как было израсходовано слишком много магической энергии, это тело скоро лишится её полностью. Я вынуждена буду вернуть моё сознание в настоящее тело, чтобы отдохнуть. Следующий раз, как я смогу вас всех навестить… Скорее всего это будет несколько дней спустя.

Иными словами она пролетела сюда весь путь от своего дома в Лондоне, используя что-то вроде эктоплазмы или психической проекции.

Всё ещё испытывая одеревенение, Годо сумел уверенно кивнуть ей.

— Понимаю. Я тут надлежащим образом обо всём позабочусь. Пожалуйста, отдыхайте, я действительно благодарен вам за сегодня.

— Не стоит благодарности, это для меня честью было. Я считаю большой удачей выпавшую мне возможность узнать о том, что вы за человек, — при этом Элис специально весело подмигнула. — Кстати, я хотела бы попросить Эрику и остальных об одолжении. Пожалуйста, сохраните нашу встречу в секрете. Я же, в свою очередь, сохраню всевозможные секреты Кусанаги-самы.

Услышав эту просьбу, прозвучавшую, словно шутка, Эрика грациозно кивнула. Определившись с местом назначения, Лилиана открыла глаза и тоже уважительно кивнула принцессе Элис.

Словно благородной леди своё почтение выказывали — неужели в действительности Элис и является кем-то вроде высокородной дворянки из высшего общества? И пока Годо строил догадки, принцесса внезапно исчезла.

— Только что, это была техника духовного отделения от тела?!

— Сейчас, когда речь об этом зашла, дядя мне как-то сказал, что принцесса — мудрая, о которой нельзя судить по внешности, и что в рукавах у неё немало разнообразных козырей припрятано…

Лилиана заговорила о том, что заметила, а Эрика крайне эмоционально высказалась.

В общем, нынешний состав группы включал в себя синюю и красную девушек-рыцарей, Марию Юри и Кусанаги Годо.

— О, разве это не обычный наш состав? — не смог удержаться Годо от комментария, насчёт трёх девушек перед ним.

— Рррааа! — с явно восстановившимся зрением огромная обезьяна понеслась прямо на них.

— Лили!

— Знаю, Мария Юри, подойди ближе! Мы отправляемся!

— Да, хорошо.

Подгоняемая Эрикой, Лилиана дала указания Юри, которая сделала так, как было сказано, и подошла ближе. Их снова окутало голубое свечение. За сегодня это уже второй раз, когда они пользуются магией полёта.

После очередного взлёта полностью окаменевшая территория святая святых мгновенно оказалась под ними.

Увидев, что цель сбежала, огромная обезьяна и обезьяны поменьше, находившиеся рядом, взревели. Другая гигантская обезьяна, которая ломилась через лес, преследуя Лю Иньхуа, тоже начала реветь.

На мгновение Годо увидел Марию Хикари, чьё тело было похищено Великим Мудрецом.

— Намо Ратнатрая Я Намо Арья Авалокитешвара Я Бодхисатва Я, Махасаттва Я, Махакаруника Я[1].

Звучало как какая-то буддистская молитва. Верно, голос Хикари — голос Великого Мудреца.

И что за эффект будет у этих слов заклинания? Где-то в глубине души Годо зародились зловещие предчувствия.

Раненный Чемпион продолжал лететь посредством голубого свечения.

Сунь Укун являлся Великим Мудрецом, Равным Небу, несравненным в своей способности летать. Обычно, он бы перехватил и сбил их — но в данный момент всё, что мог поделать Великий мудрец, это скрежетать зубами от досады, одновременно читая слова заклинания.

Хоть он и восстановил подавляющую божественную мощь, тело его не слушалось.

Захватив тело мико со способностью очищения катастроф, он никак не ожидал попасть в такую ловушку…

Но раз уж получил столь редкую способность, нельзя её попусту растрачивать, думал Великий Мудрец, всецело сконцентрировавшись на чтении слов заклинания. С нынешним уровнем божественной силы, это конкретное заклинание — великая техника, представлявшая особую трудность даже для военачальника «Стали», вроде него, должна оказаться полезной.

Чтобы снова превратиться в завершённого Великого Мудреца, Равного Небу, сейчас будет лучше довести до конца текущую задачу, а не лезть в битву.


[1] Нилакантха Дхарани Мантра, Мантра Великого Сострадания, называется также Маха Каруна Дхарани Мантра.

Это буддийская мантра в форме ритуального начитывания и песнопения, сохранилась на многих языках — санскрите, тибетском, китайском и корейском — мантра, лежащая в основе одноимённой сутры. Мантра посвящена бодхисаттве Авалокитешваре, очень распространена в странах Азии.