Глава 2. Три духа, воссоединившиеся на священной горе Вакоку. Часть 1.

Плато Кирифури находилось от улиц города Никко приблизительно в нескольких десятках минут на машине.

Эта высокогорная местность была одарена прекрасными пейзажами гор Аканаги и Мару, и столь же красивой рекой Кирифури. Кроме пеших горных маршрутов, здесь располагались лыжные курорты, ранчо, гольф клубы и иные объекты.

Годо и его группа сбежали в кемпинговую часть плато Кирифури.

— Ай. Болит всё ещё сильно… — пожаловался Годо, усаживаясь на деревянный стул, стоявший на крыльце небольшого лесного домика.

Палаточный район на плато. До них доносился аромат ближайшей готовки на свежем воздухе. Почти все туристы, приехавшие целыми семьями, а также Лилиана и Юри, готовили ужин.

При взгляде вверх можно было увидеть красивейшие осенние созвездия, мерцающие в ночном небе.

Но, несмотря на прекрасный пейзаж, Годо всё ещё был в плохом настроении.

Он получил множество травм во время боя против Лю Хао. Нормальный человек мгновенно бы умер всего от нескольких случаев, когда ему кости ломали, или пары вариантов повреждения внутренних органов. Всё тело Годо болело просто неимоверно, и несколько раз он ощущал приступы тошноты.

Больше всего он беспокоился за Марию Хикари.

Управляемая Великим Мудрецом, она стала заложницей. Он хотел идти спасать её прямо сейчас, но…

— С моими текущими тяжелейшими травмами, скорее всего, ничего не выйдет… — вздохнул Годо.

Раньше бы он бездумно рванул спасать Хикари без всяких раздумий.

Но Годо уже стал привычен к подобного рода кризисным ситуациям.

В любом случае, как он может доказать, что сейчас Мария Хикари это Великий Мудрец, Равный Небу? Что он может сделать, чтобы изгнать божество из её тела? Как ему справиться с той ужасающей божественной силой, которой он недавно стал свидетелем?

Слишком много вопросов. И в данный момент ему необходимо было найти ответы на них.

Так как Лю Хао отсутствовала, единственным из всех, кто мог спасти Хикари был Кусанаги Годо. И, как мужчина, если в данной ситуации он потеряет контроль над своими эмоциями, это будет непростительной глупостью.

Предупреждённый своим здравым смыслом и ответственностью, Годо намеревался решительно придерживаться данного принципа.

Тем не менее, при этом он ненавидел нынешнего себя, взвешивающего всё рационально, ему больше хотелось действовать, поддавшись эмоциям. Был бы он обычным человеком, живущим мирной жизнью, паника оказалась бы нормальной реакцией на подобную ситуацию…

— Ладно, позвоню Саяномии-сан, а там видно будет.

Годо подавил отвращение к самому себе и достал свой сотовый.

Сейчас ему больше всего требовалась информация. После набора номера из списка контактов соединение произошло немедленно.

«Чудесно, я как раз сама собиралась тебе набрать. Кстати, я уже знаю о результатах твоей битвы с главой культа, а также о том, что после произошло, так что можно не объяснять».

— Амакасу-сан тебе уже рассказал?

Данный вывод Годо сделал, на основании слов Саяномии.

Этот потомок ниндзя уж точно о настолько важных новостях доложит, так что тут нечему удивляться.

«Ты прав… Но час назад связь с ним прервалась. В настоящее время мы с подчинёнными думаем, не занести ли его в списки пропавших без вести в бою, — мягко, но несколько угрюмо произнесла глава Токийского отделения Комитета компиляции истории, которая заодно и химе-мико являлась. — Благодаря ему, мне придётся лично явиться в Никко. Так что, Кусанаги-сан, встретимся завтра утром. Пожалуйста, отдохни, как следует, и береги силы. Когда бы ни появился бог, Чемпионы — это единственные спасители человечества».

— Саяномия-сан, ты тоже сюда собираешься приехать?

«Если бы Амакасу где-то рядом находился, я бы оставила его наблюдать возле Утсуномии, чтобы принимать решения на основе его докладов о происходящем. Ведь понимание ситуации тем лучше, чем точнее данные».

Кажется, Амакасу пользовался у своей начальницы большим доверием. Вместо того чтобы выслушивать доклады кого-нибудь другого, а не его, Каору предпочла сама явиться на место событий.

«В данный момент я собираю персонал для экспедиции в Никко. А, кстати, первой на место прибудет Эна, так что там она вас встретит, Кусанаги-сан».

— Сэйшууин!

«Да. Подозреваю, что, прежде чем незамедлительно появиться у вас, она ещё по окрестностям шастать будет, скорее всего. Но это девушка с невероятно сильными инстинктами, так что она точно появится в подходящее время. И ещё — решение вопроса с Хикари всецело вверяю тебе. Какой бы выбор ты ни сделал, всю полноту ответственности возьму на себя».

— Ты хочешь сказать, что… Всё будет нормально, даже если я её брошу?

Годо не мог остановить себя, произнося столь холодные слова.

В этот самый момент он ощутил по отношению к Каору такое же отвращение, как недавно испытывал к себе.

«Скажем иначе… Если ты не станешь обращать внимания на бедственное положение невинных жителей, чьё единственное желание жить мирно, или даже пожертвуешь ими, чтобы спасти Хикари, мы последуем твоим приказам… Кусанаги-сан, это особое право и ответственность, которые возложены на тебя».

— Специальное право и ответственность?

«Да, наверное, это можно назвать работой рыцаря, иными словами — это право принимать решения».

Годо, наконец, понял, что Каору хотела ему сказать.

То, как должен быть разрешён данный инцидент, полностью зависит от решения Годо, так как Чемпион это не просто воин, но ещё и Король, чья сила повелевает миру.

С возложенным на него доверием в виде тяжёлой ответственности и права принимать решения, Годо нажал отбой.

— Годо-сан, ужин готов.

Юри вернулась на крыльцо, чтобы позвать Годо.

Она сменила свои одежды мико на рубашку с длинным рукавом и юбку с оборками. При помощи какой-то одному лишь богу известной магии девушки непонятным образом смогли достать багаж, который оставили в машине Амакасу.

— Хорошо, Мария… Насчёт Хикари…

— Что касается этого, то только что я обсуждала данный вопрос с Эрикой-сан и Лилианой-сан. Так как Хикари использует очищение катастроф, чтобы снять с Великого Мудреца заклинание «Смотрителя лошадей», с ней всё должно быть в порядке. В конце концов, сейчас сам Великий Мудрец её защищает… — чётко и решительно ответила Юри. — Поэтому Эрика-сан и Лилиана-сан обе согласились, что Годо-сану не стоит делать скоропалительных решений, основанных на беспокойстве. И как химе-мико я также одобряю их мнение.

Её слова были преисполнены праведного вдохновения и ответственности, что очень соответствовало носимому Юри титулу «Химе».

Беда, в которой оказалась её младшая сестра, совершенно не повлияла на Юри. Стоп… Её действительно совершенно не волнует? Вполне возможно, что она всего лишь притворяется, что спокойна.

— Кстати, раз уж ты упомянула об этом, где там эта Эрика?

— Разговаривает с двумя людьми, которые предоставили нам в пользование место, где можно остановиться… Она у них уже немалую популярность завоевала. Удивительное качество, верно? Как только я сказала ей, что нам необходимо приготовить ужин, она помогла мне раздобыть рыбу и мясо, которые нам требовались, даже десерт и фрукты достала.

В отличие от окрестностей Тосё-гу здесь было очень мирно. И Эрика явно прибегла к своей гибкой дипломатии, как обычно.

— Ясно… Её раны уже почти излечиться успели? Рад слышать.

Полученные Эрикой травмы определённо не были лёгкими, но магия лечения явно возымела эффект.

И тут Юри нахмурилась.

— Говоря «её раны», ты же Эрику-сан имел в виду? Годо-сан, неужели это означает, что сам ты ещё не полностью восстановился?

— А? Нет, я почти в порядке, тебе не стоит беспокоиться, — заметив свою ошибку, Годо в спешке попытался всё исправить.

— Не врать. Почему ты пытаешься притвориться, что с тобой всё хорошо?

— Этот вопрос… Как бы это сказать…

Губы вопрошавшей Юри мерцали ярким оттенком розового цвета.

Всё ещё не померкнувшие воспоминания Годо снова начали пробуждаться. Он вспомнил её лечение во время инцидента с Амэ-но муракумо-но цуруги, а также недавнюю передачу ему знаний с целью победить Лю Хао.

Если Годо откроет правду о текущем бедственном состоянии своего организма, она, скорее всего, использует «тот метод» для его лечения!

— К-Кусанаги-сан! Я хоть и химе-мико, но у меня есть долг помогать тебе… — Юри очевидно думала о том же, и её благородное лицо стало ярко-красным. — Но… То, что я множество раз прощала себе подобные действия, всё ещё вызывает некоторое чувство отвращения, заставляя меня многократно сомневаться…

— Ты совершенно права. Да, я всё понимаю!

Чудесно, похоже, этого можно избежать… Но стоило Годо почувствовать облегчение, как Юри сделала довольно проблемное заявление:

— И всё же… Если тебе действительно больно… Я всё равно хотела бы предложить свою силу тебе в помощь. Принимая во внимание всё случившееся, ты пострадал ради блага моей младшей сестры, ради блага нас обеих. И если после всего этого я могу тебе помочь, то я…

Юри застенчиво опустила взгляд — на самом деле она пыталась саму себя убедить.

И хоть смущённая настолько, что у неё даже шея покраснела, Юри всё равно громко произнесла:

— В конце концов, я… всё равно хочу… с тобой…

Годо сглотнул. Заикающийся тон Юри делал её ещё более очаровательной, чем недавний разозлённый внешний вид.

Конечно, он хотел, чтобы его полечили при возможности, но Годо не мог позволить себе заставлять её делать те вещи. Абсолютно никак. Со смешанными чувствами он умолк.

Как Юри воспримет его молчание?

Выражение лица девушки менялось от агонии к сомнению и неуверенности. Затем она мягко произнесла:

— Нас… Нас здесь будет видно, но я не возражаю, если мы туда пойдём…

Говорила Юри тихо, показывая при этом на деревянный домик.

Что?! Как оказалось, её слова означали… У Годо просто не было слов.

— А не обождёшь ли минутку, пожалуйста? Как ты можешь продолжать сваливать на бедную Юри подобные задачи, это ведь немного нечестно, а? Настало время должным и честным образом распределить области ответственности.

— Эрика-сан?!

Красный Дьявол какое-то время стояла у крыльца незаметно для них.

Блестящие с красным отливом светлые волосы Эрики словно короной были. Когда Годо посмотрел на её непременно чарующую внешность, то почему-то ощутил испуг, смешанный с чувством вины.

— Полагаю, что будь то я или Юри, каждой из нас требуется равное количество времени, чтобы насладиться любовью с Годо. В конце концов, если несправедливость не исправить, это запросто может повлиять на гармонию группы. Скажи, Юри, ты же сегодня много чем с Годо занималась, верно?

Прямолинейная и неопытная в делах мирских, врать Юри вообще не умела. Она даже не попыталась дать сколь-нибудь невразумительного ответа и сразу же призналась в содеянном.

— Эту задачку даже ученик младшей школы решить может. Так как в бою против Лю Хао Годо использовал «Меч», то кто ему знания дал? Сегодня только у одного человека была такая возможность.

— Д-да, ты совершенно права…

— Так что на сегодня ведь хватит уже, верно? Пожалуйста, позволь мне воспользоваться этой редкой возможностью, чтобы подтвердить мою с Годо любовь. Что же касается следующего раза, тут никаких вопросов, я уступлю Юри первую очередь…

«Что она несёт, да ещё прямо перед «предметом» обсуждения?!»

Годо поспешно вскочил со стула, намереваясь сбежать.

Эрика беззвучно оказалась рядом и надавила ему на плечо. С виду хоть и казалось, что она всего лишь руку грациозно пристроила, но давило сверху просто чудовищно. Как обычно — пользовалась своей монструозной силой.

— Годо, прости, тебе так долго ждать пришлось. Теперь, когда решение очевидно, давай же вместе насладимся этими страстными моментами? О-о, как же много времени прошло с тех пор, как я в последний раз вот так тебя ощущала.

Пока Эрика садилась ему на колени, её лицо озарила соблазнительная улыбка.

Ощущаемые на коленях мягкость и нежность, дополнялись ко всему прочему очень приятными чувствами веса и давления.

— Ну же, расслабься. Я быстро помогу тебе излечить раны, — мягко прошептала Эрика, прильнув всем телом к груди Годо, при этом её собственная сладострастная грудь ощущалась этакими эластичными сферами, зажатыми между ними двумя.

— Эй, ты что, прямо здесь этим заняться собираешься?! Мария же смотрит!

— Верно! Куй железо, пока горячо. Пока ты не передумал…

— Да я даже не думал об этом! У меня изначально никакого желания не было этим заниматься… А!

В результате вишнёвые уста Эрики сомкнулись на его губах.

Возможно, всё из-за помады, которую она сегодня использовала, но губы Эрики ощущались гладкими и лоснящимися, а их вкус сопровождался ощутимой вязкостью.

Светловолосая красавица покусывала и облизывала губы Годо, их языки начали переплетаться. Слюна у них во рту, естественно, начала смешиваться. А клейкая помада стала стираться.

— Кстати, Годо, надеюсь, что в будущем ты проявишь большую инициативу в отношении поцелуев со мной. Сейчас тоже неплохо, но я до сих пор просто влюблена в твою неуправляемость прошлый раз. О да-а… На самом деле, каждый раз, как я вспоминаю о том, что тогда случилось, у меня пульс подскакивает, прошу, пожалуйста…

Пока её поцелуи шли один за другим, подобно каплям дождя, Эрика игриво умоляла Годо, словно желая, чтобы её побаловали.

Взгляд девушки был расслабленным, будто одурманенным, совсем не похоже на её обычный проницательный и интеллектуальный внешний вид. Это редкое выражение лица, такое уязвимое, несло в себе сильнейшее ощущение очарования. Однако это же означало, что Годо терпит крах в исполнении своей изначальной цели…

Краем глаза заметив Юри, он обнаружил, что она печально опустила свой взгляд.

Нет! Годо заставил себя оттолкнуть Эрику, вырываясь из оков её сладких объятий.

— Годо, заклинание лечения ещё не завершено, ты что делаешь?!

— В-в нём нет необходимости. Я всё ещё считаю, что всё это не очень подобающе. Многократно позволять себе подобное поведение ради битвы, это… Поцелуи это не хорошо!

— Как ты можешь говорить такое в подобный момент? Разве не ты в прошлый раз просил меня поклясться тебе в вечной преданности?

Упрёк Эрики заставил Годо опустить взгляд. Сказав тогда те слова на самом пике эмоций… Болезненное воспоминание, которое продолжало его беспокоить. А хуже всего — это текущий шок Юри от всего услышанного.

— Что? Вечная преданность? О чём вообще речь?..

— Кстати, не думаю, что успела рассказать Юри об этом.

Хихикнув самой себе, Эрика торжествующе улыбнулась и ответила на вопрос Юри с одурманенным взглядом:

— Годо был просто что-то с чем-то. Заставил меня сказать нечто подобное. Даже если бы в тот момент мир был готов вот-вот рухнуть, я обязана была поклясться, что останусь рядом с ним при жизни и после смерти. Тогда Годо вёл себя грубо, отважно, но при этом ещё и крайне очаровательно. Мне хоть и обычный Годо сильно нравится, но та агрессивность тоже великолепна, проявляйся она время от времени.

— Г-Годо-сан! Когда это вы с Эрикой сан?!.

— Какие же вы шумные… О чём вообще спор идёт?

Стоило на лице Юри появиться обеспокоенному выражению, как это было несколько дней назад в святилище Нанао, до них донёсся внушающий трепет голос вместе с ароматом специй.

Появилась Лилиана, нёсшая только что приготовленное карри.

— Ни о чём, эмм… Ничего такого, в общем….

Эрика отвернулась, Юри засуетилась, и с попыткой дать объяснение остался лишь Годо.

После того, как она узнала о сути проблемы, Лилиана не смогла сдержать вздох.

— Да уж… Проблема женщин, начинающих конфликтовать по поводу твоей любви, как раз то, о чём я и беспокоилась. Чего и следовало ожидать, я просто обязана быть рядом, как твой первый рыцарь, и помогать тебе, — Лилиана обратилась к Годо таким же тоном, каким жена упрекает неверного мужа. — Итак, у меня есть отличная идея, как разрешить возникший спор. Соизволите выслушать?

— Да, расскажи, пожалуйста. И спасибо, — кивнул Годо.

Возможно, как у ведьмы, у Лилианы имелся какой-нибудь иной способ воздействовать магией на Чемпиона, без контакта рот в рот. Годо ждал с нетерпением.

— Полагаю, что в подобных ситуациях я должна целовать тебя, чтобы применить магию лечения. Если не желаешь видеть, как твои любовницы начинают ссору из-за этой задачи, позволь мне, как первому рыцарю, разобраться с проблемой. Это единственно верный и одновременно лучший выход из ситуации.

— Это совершенно ничего не решает! — решительно отказал Годо преданной и способной, но зачастую непредсказуемой девушке-рыцарю.