Глава 2. Три духа, воссоединившиеся на священной горе Вакоку. Часть 4.

Заснуть в эту ночь стало для Кусанаги Годо проблемой.

Чтобы подготовиться к битве, ему был необходим нормальный отдых, но как он умудрился так попасть? А причиной явилось произошедшее прямо перед сном.

Распределив всех по комнатам домика, Эрика последовала в одну комнату с Годо.

— И-и сколько ты ещё за мной идти собираешься? Я спать вот-вот лягу.

— Уже так много времени прошло с тех пор, как мы проводили ночь под одной крышей. Само собой, я должна извлечь максимум из представившейся возможности. Разве ты не думаешь, что будет здорово провести сегодняшнюю ночь в одной кровати?

На вопросы Годо Эрика ответила с чистой и невинной улыбкой на лице. А как только он уже собирался выгнать её из комнаты, ещё и Лилиана с Юри вошли. Оценив ситуацию, сребровласая девушка-рыцарь предложила следующее:

— Кусанаги Годо, нет сомнений в том, что Эрика это проблема. Подозреваю, что столь шумное соседство не даст тебе отдохнуть как следует. Поэтому я тоже буду спать в этой комнате и охранять тебя, пока ты отдыхаешь!

— П-послушайте, всем стоит вникнуть в ситуацию! Спящие в одной комнате молодые юноши и девушки, это же более чем неподобающе! — выкрикнула Юри с красным лицом.

Годо уже собирался, было, всецело с ней согласиться, но следующие слова девушки заставили его умолкнуть.

— Я тоже буду тут спать, чтобы не дать вам заняться чем-нибудь непристойным!

Такое вот заявление сделала прекрасная химе-мико. В комнату с единственной кроватью принесли три футона.

— Мария, как ты можешь говорить такое?

— Т-тут ничего не поделаешь… Если все вы останетесь в одной комнате, кто знает, что может произойти, п-поэтому я тоже должна тут быть.

Вопрос Годо задавал девушке, которая, как предполагалось, была самой адекватной, и в результате вот такой ответ он услышал.

Таким образом, началась бессонная ночь. Четыре человека в крохотной комнате, тут не будет преувеличением, если использовать термин «перенаселение». Хоть Годо и был единственным человеком, лежавшим в кровати, у него даже глаз сомкнуть не получалось.

Какие бы усилия он ни прилагал, не мог он не замечать присутствующее в комнате трио.

Перед сном все три девушки переоделись в своих комнатах. На Лилиане и Юри были обычные пижамы, которые, судя по виду, взяты дома, но всё равно это нельзя назвать обычным зрелищем, которое Годо имел шанс созерцать в нормальных условиях. С другой стороны, он считал невероятным тот факт, что не мог прямо смотреть на девушек, укрытых простой тонкой тканью без всяких причудливых украшательств. Кроме того, ещё существовала проблема с Эрикой.

Как обычно, она легла спать в одном нижнем белье, укрывшись одеялом.

Зрение Чемпиона позволяло Годо хорошо видеть даже в темноте. Хватало одного взгляда, чтобы он мог заметить выступающие из-под одеяла ничем не прикрытые участки тела Эрики с белой, словно снег, кожей, а также её светлые волосы, разметавшиеся во сне. Годо поспешно накрылся своим хлопковым одеялом и изо всех сил попытался уснуть, закрыв глаза.

Звуки дыхания девушек и их периодические фразы во сне крайне волновали Годо.

Несмотря на возбуждённый ум, его истощённому телу требовался сон. Когда его сознание начало погружаться в дрёму, он смог заснуть некрепким сном на два-три часа.

Когда Годо снова очнулся, было уже раннее утро, и в окне виднелись розовые лучи рассвета.

— Ч-что происходит? Моё тело…

Лёжа на кровати, Годо был застигнут врасплох.

Всё его тело испытывало невероятную боль, и все основные и не самые основные суставы мучительно пульсировали. А ещё и тошнота. Он впервые такую боль ощущал.

— Может… это травмы от вчерашнего избиения?!

Если подумать, то каждый раз, получая удар от Лю Хао, он ощущал, будто его тело накапливало серьёзные внутренние повреждения. Сейчас уже очевидно, что это не просто его воображение было. Годо в очередной раз получил напоминание об ужасающем существовании Лю Хао.

— Мария… Куда она ушла?

Собравшись поспать ещё, Годо обнаружил, что Юри в комнате больше не было.

Слышалось дыхание спящих Эрики и Лилианы, а вот химе-мико отсутствовала. Её пижама была аккуратно сложена поверх одеяла, которым она укрывалась.

Если девушка отправилась на утреннюю прогулку, то сейчас для этого как-то рановато…

Решив, что это немного странно, Годо тихо выскользнул из комнаты.

Покинув деревянный домик, он глубоко вдохнул свежий утренний воздух. С постепенно восходящим из-за горного хребта солнцем — вид на рассвет просто превосходный.

Однако это означало, что битва против Великого Мудреца становилась всё ближе.

Несмотря на это, Кусанаги Годо всё ещё переполняли сомнения.

— И всё-таки я до сих пор не могу стать решительным… Тоже мне, король.

Бормоча себе под нос, Годо ощутил чьё-то присутствие.

К нему приближалась химе-мико в бело-красном одеянии.

— Вы проснулись, Король.

— Ты куда ходила? Мария…

Годо был где-то на полпути до полного озвучивания свое вопроса, когда заметил, что с Юри что-то не так.

Потерянное выражение лица, рассеянный взгляд, и, более того, зрачки цвета стекла!

— Позвольте дать ответ на заботы Короля. В предстоящей битве может пригодиться меч мудрости в вашей руке. Его сила не только богов разит, но и лишает их духовной мощи, поэтому его и называют изгоняющим мечом. Можно снять даже заклинание обезьяньего короля, которое держит в заключении маленькую мико.

Стеклянные зрачки Юри неестественно дрогнули.

В битве против Маркиза Вобана на Юри тоже снисходило божественное откровение посредством духовного зрения.

Но сейчас цвет её глаз был точно таким же, как и у принцессы в Загробном мире. Если подумать, то сама же принцесса и упоминала, что химе-мико являлись её дальними потомками, у них общая родословная.

— Пожалуйста, не забывайте, боевые навыки Великого Мудреца, Равного Небу, не имеют себе равных. Сможете вы поразить его своим острым клинком или нет, зависит от вашей отваги и решимости. Битва будет страшная и отчаянная. Ой? Я что-то сказала?

Цвет глаз Юри пришёл в норму, и зрачки снова стали обычного чёрного цвета. Она вернулась.

— Ты только что дала мне… ответ на беспокоящий меня вопрос! — воскликнул Годо.

По сравнению с Эрикой и Лилианой Юри не особо выделялась, но обладала удивительными силами.

Она часто могла дать чёткие указания во время тупиковых ситуаций, иногда это даже было стратегией, которая устраняла первопричину проблем.

— Правда? Если так, то ранний подъём с целью медитации не стал напрасной тратой времени.

— Что? А зачем ты вообще этим занимаешься?

— Со вчерашнего дня я заметила, что Годо-сан беспокоится по поводу многих вещей… И раздумывала над тем, смогу ли дать тебе какой-нибудь совет, поэтому пришла сюда, чтобы прояснить мысли, и думала, что было бы здорово получить божественное откровение.

Ласковая улыбка под розовыми облаками рассвета, в настоящий момент здесь не было никого прекраснее, чем Юри.

Духовное зрение имело крошечный шанс получить божественное откровение. Надежда на то, что в ответ боги непременно направят, была сродни несбыточной мечте. Именно так Юри объясняла это в прошлом, поэтому было трудно поверить в то, что он видит её такой активной в данный момент.

Годо был несказанно благодарен Юри, и его решительность многократно возросла. Хикари, младшая сестра девушки перед ним, тоже стала ему ближе, и она определённо будет спасена его рукой!

Пока Годо переживал нарождающуюся глубоко внутри волну, Юри вдруг мягко прошептала:

— На самом деле, меня ещё с прошлого вечера беспокоит, стоит ли упоминать это перед Годо-саном?

— В чём дело?

— Да… Хоть Хикари и ученица, но она также одна из химе-мико Мусашино, как я. Когда Бог-еретик приносит в мир катастрофу, мы должны защищать людей от причинения вреда богами, должны ставить на кон свои жизни. Поэтому, если Хикари окажется всецело одержимой, я должна оставить идею спасти её, — печально отводя взгляд, Юри тихо продолжила. — Честно говоря, я прекрасно знаю, что не должна такого говорить, но всё же, как бы то ни было, надеюсь, Годо-сан выслушает моё мнение…

Юри никак не могла сказать прямо и уходила в сторону от основной темы.

Но поведение девушки говорило о её намерениях ясно и чётко. Серьёзную, честную и интеллигентную Юри терзали сомнения, так как она прекрасно знала, насколько безответственна её просьба.

«Достаточно, я уже понял». Годо хотел, чтобы напряжение отпустило её.

— Мария… Я обязательно спасу Хикари. Что бы там ни говорили Саяномия Каору с членами Комитета, моим наивысшим приоритетом является забрать Марию Хикари у этой гадостной обезьяны. Это уже решено. А о вовлечении в происходящее города Никко и его жителей как-нибудь потом беспокоиться буду.

И когда Годо открыто заявил об этом, то ощутил, словно с него какая-то ноша свалилась.

Возможно, прямо сейчас он принимал важное решение. Такие у него подозрения возникли.

— Г-Годо-сан… Спасибо… Я…

Плача навзрыд, Юри склонила голову.

«Я умоляю тебя и надеюсь, что ты сможешь спасти мою младшую сестру». Так Юри выражала благодарность Годо, за то, что он принял её переданную без слов просьбу.

— Ты не обязана меня благодарить, знаешь ли. Я ведь с Великим Мудрецом и не дрался ещё. Возможно, под его натиском, загнанный в угол, я забуду всё только что мной сказанное и одолею обезьяну вместе с Хикари, как знать?

— Нет, ты так не поступишь. Годо-сан точно не сделает подобного. Я это прекрасно знаю, — тихо, но твёрдо произнесла Юри.

Это были преисполненные уверенности слова, сказанные химе-мико, духовное зрение которой видело всё.

— Духовное зрение тебе так сказало?

— Может быть. Я не слишком уверена в том, что заставило меня произнести эти слова, но я знаю, что Годо-сан определённо не оставит Хикари — девочку, которая стала тебе близка. Даже если всё сказанное — результат духовного зрения, я могу утверждать, что оно даёт мне лишь половину уверенности.

«Половину?» Годо был заинтригован столь странным и непрямым способом описания происходящего. Что же она имела в виду на самом деле?

— Вторая половина моей уверенности — это вера в Годо-сана. Не как химе-мико, а как Марии Юри, умоляющей тебя спасти мою сестру.

Надлежаще склонив голову, чтобы озвучить просьбу, Юри решительно произнесла:

— Так как подобная возможность выпадает редко, позволь мне на этот раз всё прояснить. Не имеет значения, каким образом завершится текущий инцидент, я буду следовать за тобой всю жизнь, до тех пор, пока твой путь Чемпиона не завершится, или до конца своей жизни.

— Т-ты имеешь в виду — до смерти кого-то из нас двоих?

Настолько преувеличенное описание происходящего шокировало Годо, когда химе-мико кивнула головой в ответ.

— Да, исходя из предыдущих событий в твоей жизни, перспективы мирного существования довольно низки. Но каким бы ни был финал, я надеюсь, что ты позволишь мне остаться с тобой до самого конца. Принимаешь ли ты эту мою просьбу?

Это оказалось внезапная и неожиданная просьба. В ответ остолбенело уставившемуся Годо Юри улыбнулась едва заметной улыбкой, прекрасной, как распускающийся цветок вишни.

— Не обязательно отвечать прямо сейчас, потому что я буду ждать тебя вечно…

Совершив элегантный поклон, она вернулась в домик.

 

Прошло три дня с тех пор, как Энни Чарльтон, наконец, узнала новость о том, что Ашера была жива.

Её умудрённый годами друг и помощник Джо Уэст вместе с новостью поведал, что «информацию предоставляет одна личность благородного происхождения».

Энни не была уверена в том, откуда пришли новости, но раз её смертельный враг, ведьма, всё ещё жива, плюс факт вызова из Китая самого жестокого Чемпиона, который планирует что-то в Японии — решение о заказе билета на самолёт было принято немедленно. Делать всё быстро и решительно, было одной из черт Энни.

Она прибыла в аэропорт Нарита вчера вечером. Её конечной целью, судя по всему, было известное туристическое место, привлекательное своей немалой экзотичностью.

По прибытии Энни вызвала такси и поехала в Токио. Первоначально она планировала провести ночь в отеле, чтобы как следует отдохнуть и снять с организма утомление долгим полётом, а затем отправиться в интересующее место.

Однако, как только она получила на сотовый чрезвычайные известия от профессора Уэста, то немедленно изменила планы.

Одна личность благородного происхождения (явно бывшая представительница Витенагемота) выслала череду докладов. В небольшом городке Никко был замечен Бог-еретик. Поэтому Энни пересмотрела свой план отдохнуть в отеле и тут же решила самостоятельно отправиться к месту происшествия на машине, сражаясь с незнакомыми дорогами и пытаясь привыкнуть к рулю справа.

Хоть она была уставшей и страдала от смены часовых поясов, больше не было времени относиться к происходящему легкомысленно.

Энни Чарльтон была женщиной с высочайшим чувством справедливости и ответственности. После многочасовой поездки по ночным дорогам, она прибыла на место к утру следующего дня.

— Помню, что в Японии есть организация, похожая на SSI[1]. Лучше всего было бы связаться с ними и получить информацию. Но… — говорила Энни сама себе во время езды.

Несколько лет назад у неё появился шанс посетить Японию и немного понять эту страну. Ей необходимо как можно скорее разузнать подробности происходящего, чтобы она могла одолеть зачинщика.

Если подумать, то недавно Чемпион и в Японии родился.

Стоит ли дать ему со всем разобраться? Но типичным Чемпионам обычно требуются дни и даже недели, чтобы прибыть на место и вступить в бой с Богом-еретиком. Если она сможет разобраться с происходящим до того, как такое произойдёт, особых проблем быть не должно.

— Было бы отлично, проснись этот парень в скором времени, так как он похож на того, кто может предоставить гору информации.

Энни посмотрела в зеркало заднего вида, чтобы проверить, как там обстоят дела у молодого человека, лежавшего на заднем сиденье.

Некоторое время назад она нашла на берегу Дайягавы человека, потерявшего сознание. Проверив вещи, которые у него были, она убедилась, что многие из них имеют отношение к магии.

Он вполне может оказаться сотрудником японской версии SSI (которая, кажется, называется как-то типа Комитета компиляции истории).

В тот момент Энни Чарльтон ещё понятия не имела, но этим молодым человеком был Амакасу Тома, считавшийся пропавшим сотрудником Комитета компиляции истории.


[1] SSI (Sorcerous Sacrilege Investigation) —что-то типа «Расследования кощунственного колдовства», если кто забыл.