Глава 3. Кусанаги Годо входит на территорию обезьяньего короля. Часть 2.

Амакасу Тома и Энни Чарльтон.

Вокруг этих двоих собрались Кусанаги Годо, Мария Юри, Эрика Бланделли, Лилиана Краничар, а также Саяномия Каору и Лю Иньхуа.

Очень неожиданное собрание влиятельных людей.

Пересказывая обстоятельства появления Ша Сэна, Амакасу не переставал дрожать.

— Вы всё ещё не оправились с тех пор? Выглядите не очень хорошо.

— Н-нет, дело не в этом, мои раны уже излечены магией. Но из-за того, что я немало часов провалялся вымокшим и без сознания, я подхватил жесточайшую простуду, и сейчас меня сильно лихорадит.

Иными словами, воздействие магии лечения на болезни было куда менее эффективным, чем на физические травмы — вспомнил Годо незначительную информацию, как-то рассказанную ему Эрикой.

— Если бы мисс Энни не помогла мне, я-я, н-наверное, пневмонию бы заработал. М-мисс Энни, в-вроде, как маг из Лос-Анджелеса.

— Позвольте сразу сказать. Я прибыла в Японию, чтобы выследить божественного предка Ашеру, — Энни продолжила рассказ Амакасу чистым голосом, который очень соответствовал её ледяной холодности.

— Неужели вы… великодушный маг?

— Верно, я никогда не состояла ни в одной из фракций колдунов, — кивнула рыжеволосая эфемерная красавица в ответ на вопрос Эрики.

Великодушный маг. Годо стало интересно, ведь этого термина ему раньше слышать не приходилось.

— В силу различных исторических причин, магов в Северной Америке не очень много. Что же касается преступников, которые стекались туда после изгнания законопослушными магическими организациями Европы, то таких там называли «колдунами». А всех магов, которые им противостояли, стали называть великодушными, чтобы как-то отличать одних от других, — внесла ясность Лилиана.

— Я слышала, что китайский Чемпион использовала Ашеру, и та снова превратилась в Левиафана. Также я знаю, что Великий Мудрец, Равный Небу, явился в мир, завладев телом юной девочки, и что вы команда, сформированная для решения проблемы, — Энни прошлась взглядом по всем присутствующим и заявила. — Раз секретность в данном инциденте не важна, позвольте мне начать с объяснения сути моей миссии. Лос-Анджелесский Король послал меня сюда, чтобы убедиться в смерти Ашеры. И закончится моё задание тогда, когда ведьма будет мертва. Но, тем не менее, я считаю, что было бы грубо уйти, не поприветствовав всех вовлечённых в эти катастрофические события, поэтому позвольте помочь вам.

— Лос-Анджелесский Король? Значит вы?..

— Подчинённая Джона Плуто Смита?

Юри и Лилиана были немало удивлены, но Энни тихо поправила их.

— Пожалуйста, не называйте меня его подчинённой, лучше считайте меня его соратницей. Он хоть и правит Лос-Анджелесом, подобно Королю, мысли о создании собственного королевства ему никогда даже в голову не приходили. Таков стиль Джона Плуто Смита, помните об этом, пожалуйста.

— Именно поэтому я так хотела представить её Кусанаги-сану. Возможно, это превосходный шанс подписать мирный договор между Японией и Америкой.

Пока Каору, озорным образом озвучивала своё предложение, Годо бросил в её сторону мимолётный взгляд.

— Чтобы пробраться через Окуникко и при этом не превратиться в обезьяну, необходимо обладать значительной магической силой. Я уже связалась и получила подтверждение от её гарантов — Трёх Мудрецов Северной Америки, что Энни Чарльтон совершенно вне подозрений, и что проблем с её способностями тоже нет.

Каору повернулась к Энни, чтобы представить Годо.

— Мисс Чарльтон, это лидер нашей антикризисной команды, Кусанаги Годо-сан.

Одна из центральных фигур Комитета компиляции истории не открыла того, что Годо был Чемпионом Японии. Это явно был преднамеренный ход с целью дать Годо выбор, раскрывать себя или нет.

В текущей ситуации, когда людей сильно не хватает, предложение Энни было как нельзя кстати.

Однако когда всё стало настолько хуже всего за одну ночь, правильно ли было втягивать её?

— В любом случае… Прежде чем мы решим, принимать предложение мисс Энни или не принимать, позвольте я расскажу самую последнюю информацию.

Саяномия Каору передала им новости от разведчиков на местах событий. Затем Лю Иньхуа дал краткое описание того, чему стал свидетелем — собрание трёх божеств на вершине горы Нантайсан, а также исчезновение заклинания «Смотрителя лошадей».

Под конец Годо рассказал свои последние новости. Узнав всю имеющуюся на данный момент информацию, Эрика сосредоточенно кивнула, а Лилиана огорчённо покачала головой. От понимания ситуации и того, что сейчас её сестру стало спасти ещё труднее, лицо Юри застыло. Что же касается Амакасу, то его и так болезненное состояние стало ещё немного хуже.

С другой стороны, Энни Чарльтон…

— Вот, значит, как? Положение действительно тяжёлое. Раз так, мы должны поспешить к месту событий и приложить все усилия, чтобы разобраться с данным инцидентом. Года, ты согласен?

Энни говорила, не меняясь в лице, а её спокойный голос ярко свидетельствовал об искренности и сильной воле девушки.

Может ли он ей доверять? Эта женщина является соратницей североамериканского Чемпиона, а веет от неё вообще чем-то невероятным. Годо согласно кивнул ей в ответ.

 

Час спустя.

Годо вместе со всеми ехал на полицейской машине, вызванной Комитетом компиляции истории, они прибыли к въезду на шоссе Ирохадзака.

Он никогда не думал, что будет вот так вот сидеть в чёрно-белом государственном автомобиле.

У Годо были смешанные чувства.

Как и говорила Каору, шоссе Ирохадзака было закрыто мобильной полицейской командой и их автомобилями. Они не стали препятствовать группе Годо, представившейся членами Комитета компиляции истории. Тут они пересели в подготовленный Комитетом серебристый внедорожник с плавным ходом.

На водительском сиденье была Энни Чарльтон, Годо сидел рядом с ней, а Эрика, Лилиана и Юри расположились сзади.

Оставшимися на улицах Никко были Лю Иньхуа, Амакасу — из-за своей простуды, и Каору, как высшее должностное лицо Комитета, которое принимает решения. Ладно последние двое, но Годо очень хотелось, чтобы рукопашный боец из Гонконга мог составить им компанию в качестве одного из основных бойцов…

— У меня есть кое-какое запутанное дело, поэтому я должен остаться здесь.

— Ясно… Но если сможешь присоединиться, это сильно поможет.

Годо был крайне разочарован отказом. Ему и правда хотелось, чтобы в его обычной группе соратниц плюс Энни появился ещё один участник мужского пола.

— Приношу самые искренние извинения, но так как Мастер похоронена здесь заживо, я должен продемонстрировать усилия в попытках спасти её или же наступят всевозможные ужасающие последствия.

— Иньхуа, я даже и подумать не мог, что тебе так не хватает мастера, беспокоишься о Лю Хао?

Но стоило только Годо подумать, что он обнаружил у Лю Иньхуа заботливые и внимательные черты, как тот покачал головой.

— Неа, я вообще о ней не беспокоюсь. Это же Мастер, а раз так, то она определённо может разнести каменную тюрьму и сбежать оттуда, полагаясь лишь на свои силы. Однако, как её ученик, если я не сделаю очевидным то, что провёл три дня, выполняя спасательную операцию, она может заявить нечто вроде: «Тебе стоит относиться к Мастеру, как к члену семьи, что же ты за холодный и безжалостный ребёнок!» Так что, пока я не позабочусь о доказательствах своего присутствия здесь, пойти с вами я не могу.

Уметь заставить этого неустрашимого юношу быть настолько осторожным…

Годо молчаливо сопереживал ему, представляя, какие травмы нанесла парню Лю Хао.

— Как я и опасалась, все разосланные мною «глаза», были отважены, Саяномия Каору предупреждала об этом. Пока не пересечём горную тропу, магическое наблюдение использовать не получится, — перед самой отправкой поясняла Лилиана, сидя на заднем сиденье с закрытыми глазами.

— Что ты имеешь в виду под глазами?

— Лили обладает способностью «Глаз ведьмы», она же вчера ей пользовалась, разве нет? — объяснила Эрика.

Колдовская техника «Глаз ведьмы», дополняющая зрение, как говорят, создаёт третий глаз из ничего, и её можно использовать для разведки издалека.

— Я слышала, как работники Комитета, которые могут использовать следящие заклинания, упоминали, что не могут посылать «глаза» в Окуникко. Как и поведало ранее духовное зрение, божественная сила Великого Мудреца насытила воздух в тамошних окрестностях. И эта же божественная сила, судя по всему, создаёт эффект, похожий на барьер, — доложила Юри о том, что увидела посредством духовного зрения.

— Года, ты, должно быть, удивительный человек, несмотря на твой возраст. У тебя в команде Красный Дьявол «Медно-чёрного креста», ведьма «Бронзово-чёрного креста» да ещё японский специалист по духовному зрению… Что у тебя за таланты?

— Ммм… Что касается этого, позволь мне немного позже объяснить.

Годо попытался уйти от ответа на вопрос впечатлённой Энни. Очень похоже на то, что ему очень скоро придётся открыть правду, но спешить не стоит. В этот момент машина тронулась с места.

Шоссе Ирохадзака представляло собой извилистую дорогу, которая петляла и поворачивала так же, как и иероглифы, которыми писалось название этого шоссе.

Горная дорога с большим уклоном и чередой резких поворотов. Это был обзорный маршрут, который шёл через гору Нантайсан то вверх, то вниз, и давал возможность насладиться великолепным в своей естественности горным пейзажем.

Энни вела машину очень серьёзно и аккуратно, безопасно преодолевая первую сложную часть.

Вскоре они смогли увидеть горный лес, окрашенный в осенние красные и жёлтые цвета. К этому времени машина добралась до самой трудной части горной дороги. После десятка с чем-то поворотов они подъехали к очередному резкому повороту на сто восемьдесят градусов. И в этот самый момент, расталкивая деревья, перед машиной появилась гигантская обезьяна!

— Это вчерашний священный зверь!

К тому времени, как Эрика вскрикнула, Энни уже действовала. Резко ударив по тормозам, она открыла окно со стороны водителя и высунула из машины руку, которая держала с изящный револьвер.

БАМ! Энни выстрелила из пистолета без единой тени сомнения.

Прочертив серебряную траекторию, пуля ударила в мех гигантской обезьяны, рассыпав серебряные искры. Скорее всего, она обладала каким-то магическим эффектом.

Однако, на огромной обезьяне это, судя по всему, совершенно никак не сказалось, и она протянула к ним свои длинные массивные руки.

— Энни Чарльтон, магическая атака такого уровня не повлияет на священного зверя! — предостерегла Лилиана.

Годо заметил в зеркале заднего вида отражение ещё одного силуэта, но ещё до его предупреждения Юри уже успела выкрикнуть:

— И-и сзади тоже, берегитесь!

Позади также появилась гигантская обезьяна, и теперь они оказались под атакой сразу с двух сторон. Такая встреча с двумя священными зверями на горной дороге обычно представляла бы собой безнадёжную ситуацию.

Несмотря на всё это, Энни оставалась совершенно спокойной, а при взгляде на двух священных зверей в её глазах пылал боевой дух, как и подобает соратнице, которую выбрал американский Чемпион.

Как раз в это время Годо кое-что ощутил и взглядом подал знак девушкам на заднем сиденье.

Первой среагировала Эрика, жестами передавшая приказ сребровласой подруге. Лилиана тут же открыла дверь и две девушки-рыцаря выскочили из машины.

— Что вы собрались делать? Давайте быстро назад!

— Энни-сан, пожалуйста, не беспокойтесь! Предоставьте Годо-сану и остальным разобраться, — объяснила Юри озадаченной американке.

Пока Юри говорила, послышались слова заклинаний, произносимые тремя снаружи машины.

— Я стану тем, кто погрузит свои клыки в плоть грешника, так воля Господа исполнится: Ты искупишь грехи!

— Или́, Или́! лама́ савахфани́?! Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?!

—Услышьте же плач Давида, люди! Пали могучие! Погибло оружие брани!

Годо первым вызвал «Вепря».

Со времени битвы против Лю Хао день уже прошёл, и при одновременном нападении гигантских обезьян с двух сторон Годо понял, что может вызвать здоровенного чёрного зверя.

Было бы под ним прочное основание, вероятно, хватило бы и одного «Вепря», чтобы расправиться с обезьянами. Но на горной дороге, вроде этой, даже энергичному и полному энтузиазма «Вепрю» будет трудно разгуляться вовсю, поэтому и рыцари использовали слова заклинаний Давида и Голгофы для задержки наступления обезьян.

Эрика призвала Куоре ди Леоне, придав ему форму стальной стрелы и влив в него силу слов заклинания. Затем она наколдовала стальной лук и наложила на него стрелу.

Лилиана создала лук Ионафана и подготовила стрелы голубого света.

«Вепрь» рванул к гигантской обезьяне спереди, а красная и синяя девушки-рыцари прижали ту, что была сзади.

Чёрный священный зверь покатился по склону горы вместе с большой обезьяной, оставляя позади ещё одну угрожающую обезьяну, которая с опаской смотрела на луки двух рыцарей. Дорога освободилась.

Девушки вернулись в машину, но, когда и Годо уже собирался за ними последовать, его ноги обессилели и он упал.

— Ч-что происходит? Моё тело…

Его тело не могло пошевелиться, и ощущалась крайняя усталость. Это ужаснуло Годо, раньше он никогда такого не испытывал.

Всё произошло сразу же после призыва «Вепря», неужели это результат от полученных вчера травм?! Если подумать, то боли сегодня утром были довольно сильные, но немного подвигавшись, он о них позабыл…

Поняв, что с Годо что-то не так, взгляд напуганной гигантской обезьяны, остававшейся позади, стал становиться всё более и более угрожающим.

Но опасность не ограничилась лишь обезьяной сзади.

Спереди появилась ещё одна гигантская обезьяна. Неожиданный третий враг. Они снова оказались в опасности атаки с двух сторон!

— Годо-сан! Годо! Кусанаги Годо! Года, быстрее назад!

Энергично размахивая руками, только что прибывшая гигантская обезьяна приближалась, разглядывая беззащитного Годо и серебристый внедорожник.

И тут послышались слова заклинания.

Восемь гряд облаков

Над Идзумо простираются,

Где возвожу я для милой

Покои в восемь оград

Эти покои в восемь оград!

— Сэйшууин Эна прибыла!

— Эна-сан!

Услышав ту, что бесстрашно назвала своё имя, лицо Юри посветлело от счастья.

Из краснеющей листвы выпрыгнул девушка в школьной форме. С японским мечом в руках и с мощными потоками ветра вокруг неё — именно так предстала перед ними химе-мико меча.

Эна преградила путь гигантской обезьяне спереди.

Вокруг неё сила ветра всё возрастала, словно торнадо в миниатюре. Но хоть и в миниатюре, в этот ветер явно была влита божественная сила, ведь Эна обладала способностью использовать технику божественной одержимости. А так как её божество-хранитель это Сусаноо, то сила бога штормов была в её распоряжении!

Этот торнадо оттолкнул руку гигантской обезьяны.

Для священного зверя это даже как-то стыдно. Гигантская обезьяна свирепо взревела, оскалив острые клыки во рту, и начала плеваться алым огнём, словно пытаясь испепелить Годо вместе с Эной.

Но торнадо бога штормов хранил химе-мико меча и отразил пламя.

— Чрез поля и горы Сетарии в шторм… Звучные врата Ава, что определят судьбу их!

Эна прыгнула так, словно её тело было лёгким как ветер, и одним этим прыжком сразу же достигла плеча гигантской обезьяны.

Сверкнув, её меч глубоко вонзился в левый глаз обезьяны.

— РАААААААААААА!!! — вырвался рёв боли из пасти зверя.

Пока это происходило, Эрика выбежала, схватила Годо и затащила его обратно в машину. В то же время Лилиана приготовилась выстрелить второй стрелой из лука Ионафана, чтобы унять вторую обезьяну, которая продолжала приближаться к машине сзади.

Гигантская обезьяна с уничтоженным Эной глазом, в злобном беспорядке замахала руками и ногами, но потеря восприятия глубины сделала удар по цели невозможным.

Приземлившись с беззаботной грацией, Эна побежала к машине.

— Энни-сан, пожалуйста, езжайте быстрее! — поспешно дала указания Юри, как только её подруга химе-мико оказалась внутри.

Энни Чарльтон с силой надавила на педаль газа, и серебристый внедорожник рванул с места, оставляя гигантских обезьян позади.

Находясь на грани потери сознания, спасённый Годо едва понимал, что говорят его спутницы.

— Твоё Величество, с тобой всё в порядке?! По счастью, Эна почувствовала, что тебе уже как раз время прибыть, поэтому я и охраняла данную часть горной дороги.

— Неужели… Нет, так и есть, он точно Король. Иными словами, Чемпион!.. Ты одна из членов его команды?

— Член команды? Нет, у Эны не такие с ним отношения. Эна женщина Его Величества. Ну, официально меня ещё не признали, поэтому я, наверное, прихожусь кем-то вроде тайной любовницы? Но я не единственная, все здесь женщины Его Величества.

— Т-тайная любовница?! Все здесь его женщины?! Т-теперь, когда речь об этом зашла, я же слышала, что Король Японии является ужаснейшим молодым сексуальным хищником — т-теперь понимаю.

«Энни-сан, вы ошибаетесь, пожалуйста, не надо понимать всё так превратно».

Годо очень хотел встать и защитить себя. Но, не успев ничего сказать, потерял сознание.