Глава 3. Кусанаги Годо входит на территорию обезьяньего короля. Часть 3.

Очень горячо. Такая у Годо была первая мысль после того, как он очнулся от обморока.

Вокруг он слышал голоса девушек. Они, кажется, что-то говорили. Со всё ещё разбегающимися мыслями он открыл глаза и обнаружил, что в воздухе повис какой-то то ли туман, то ли дым. Пожар что ли?

Нет, это пар. После того, как он мигнул, кто знает, сколько раз, его мозг окончательно проснулся.

— О, Его Величество очнулся.

— Годо, с тобой всё в порядке? Хоть твоё тело уже вылечили, как ты сейчас себя чувствуешь?

Слева раздался голос Эны, а Эрику можно было услышать справа. Когда пар немного рассеялся, а пять чувств начали восстанавливать свой обычный функционал, его просто громом поразило.

— К-какого чёрта тут творится? Как это произошло? — без промедления выкрикнул Годо.

Ничего удивительного, что было горячо, в настоящее время он пребывал погружённым в воду открытого горячего источника.

Горячая вода доходила Годо до плеч, а его спина упиралась в вулканический камень, которым обычно облицовывают открытые ванны. Само собой, он был совершенно голый, не считая широкого полотенца на талии.

А ещё прямо напротив него находились две красавицы.

Голубоглазая блондинка Эрика Бланделли и темноглазая брюнетка Сэйшууин Эна. Они хоть и прикрыли грудь банными полотенцами, их превосходные фигуры хорошо просматривались сквозь тонкую ткань.

Объём бюста и бёдер Эрики, судя по всему, даже больше чем по записям в документах.

Но даже впечатляющей фигуры Эрики было недостаточно, чтобы затмить соблазнительность тела Эны.

А из-за тесно обёрнутых вокруг их тел полотенец, ложбинки на груди девушек, явно выпирали больше обычного. Если бы только это оказался один из источников с мутной водой, но, к сожалению, здесь вода была очень даже чистой и прозрачной.

Единственными объектами, отделявшими Годо от обнажённых тел, оказались обычные банные полотенца.

Продолжать пялиться не очень хорошо, поэтому он усилием воли сместил свой взгляд поодаль. Но этим он лишь добился получения информации о том, что в купальне присутствуют ещё две красавицы.

— Х-хорошо, что ожил без всяких проблем.

— П-пожалуйста не смотри сюда, Годо-сан!

Этими двумя, естественно, оказались Лилиана Краничар и Мария Юри. Их тела таким же образом прикрывали всего лишь банные полотенца.

С виду Лилиана была более чем спокойна.

Однако её бледная фигура стала ярко-красной от смущения. Но даже при этом она продолжала вести себя как обычно, внушая трепет, и не пыталась избегать взгляда Годо.

Хоть её телу и не хватало ярко выраженных изгибов, но зато это делало все нежные выпуклости ещё более заметными.

Загадочная привлекательность феи, которой обладали лишь стройные и юные европейские красавицы.

Словно произведение искусства из стекла, она казалась ещё более ценной из-за своей хрупкости.

Абсолютно противоположно Лилиане, Юри изо всех сил пыталась ужаться и спрятать своё тело.

Хоть своей позой у неё и получилось скрыть от других «вид спереди», её движениям не хватало элегантности, и чудесную фигуру девушки всё равно можно было рассмотреть сбоку.

Тело Юри не такое соблазнительное, как у Эны или Эрики, но всё равно обладает немалой женственностью.

Изгибы как раз такие, как надо, и можно лишь издавать изумлённые возгласы при взгляде на два прекрасных холма в единственном месте, способном удержать банное полотенце, кроме которого тело девушки ничего не прикрывало. Весь округлый изгиб от пояса до ягодиц походил на художественный шедевр. Несмотря на свойственную худобу, бедра девушки казались самим воплощением чувства живой красоты. Всё тело Юри представляло собой совершенство.

Искусный баланс между прекрасными изгибами и наполненностью. В этом плане фигура Юри занимала позиции среди самых высоких рангов.

— Ха-ха-ха, ясно. Теперь дошло! — увидев перед собой эту совершенно нереальную картину, Годо засмеялся, бормоча сам себе. — Это, должно быть, сон. Наверное, в повседневной жизни я слишком сильно подавляю себя, раз такие сны вижу! Точно, и никакой ошибки тут нет!

— Годо, что ты такое говоришь? Разве может быть хоть что-то более реальное, чем это?

— Да, да. Смотри, разве не больно? Это всё реально.

Пока Эрика говорила, Эна ущипнула Годо за щёку.

— Ай! Ясно. Это всё полностью реально… Тогда могу я поинтересоваться, где это мы?

— Горячий источник у озера Чузэнджи. Из-за Великого Мудреца, Равного Небу, в окрестностях хаос творится, и из-за этого многие спа на горячих источниках оказались вынужденно оставленными, поэтому мы пробрались в один из них, — тут же ответила Эна.

Но у Годо всё ещё оставались вопросы.

— Тогда почему я оказался внутри источника?

— Твоё Величество, пожалуйста, попытайся вспомнить, ты же сознание потерял, так ведь? Эна подумала, что купание в горячем источнике окажется превосходным способом отдыха.

— Эна рассказала мне о старинном способе лечения, называемом терапия горячей водой, и это идеальная возможность испытать данную терапию.

Услышав ответы химе-мико меча и светловолосой девушки-рыцаря, Годо поднял взгляд к небу. Уже почти закат, и солнце постепенно скрывалось на западе.

— Таким образом, бессознательного меня засунули в эту купальню, верно?..

— Да всё нормально, чтобы не дать Твоему Величеству утонуть, Юри и Эна с самого начала собирались идти в купальню вместе с тобой — вообще, Эна часто купается в горячих источниках, когда бывает в горах… А потом и Эрика-сан тоже залезла, за ней и Лилиана-сан последовала.

— Вспомни, вчера я сказала, что хотела бы искупаться в горячем источнике под открытым небом, так? И это отличная возможность.

— Я-я посчитала, что их действия не имеют смысла, поэтому попыталась остановить их! Но Эрика и Сэйшууин Эна остались глухи к моим словам. Когда у меня не осталось иного выбора, я, как твой рыцарь, была обязана посмотреть, что это за подозрительная старинная терапия такая, поэтому мне тоже пришлось войти.

— Я-я… Потому что Эна-сан сказала, что я должна пойти вместе с вами и заставила меня залезть сюда! Не пойми неправильно! Я… Я пошла только за тем, чтобы не позволить Эне зайти слишком далеко!

Девушки озвучили разнообразные причины своего пребывания здесь.

Возразить тут было много чему, но Годо просто не мог ответить каждой по очереди. Однако, что больше всего его беспокоило, и о чём необходимо было разузнать…

— Ладно, ещё один вопрос. Кто меня раздел?

— Раз Эна идею подала, то, естественно, и ответственность на себя тоже мне пришлось взять.

— Я ведь тоже помогала, а? Это в порядке вещей для возлюбленной Годо.

— Какого чёрта вы двое такое вытворяете?! Раз так…

Годо уставился на них пронзительным взглядом. И, что происходит редко, эти две бесстрашные девушки отвели свои глаза.

— Хмм… Да. Твоё Величество, мне жаль… Эна видела. В тот момент я думала, что раз ты окажешься в горячем источнике, то, само собой, ты должен быть голым, поэтому и сняла одежду по ходу дела.

— Верно, раз всё оказалось снято, то, конечно, не увидеть невозможно.

После признания Эны и Эрика своё слово вставила, несколько смущённо.

— Но ты точно хорошо своё тело тренировал, Твоё Величество, оно такое крутое, с такой кучей хорошо различимых мускулов на прессе.

— Кроме того, Годо, до этого ты ведь уже видел моё обнажённое тело, так? Это называется равноценным обменом. Просто взаимное восхищение нашими обнажёнными телами, вот и всё.

Годо клял разнообразие причин, приведших к данной ситуации.

На лице Эрики было горделивое выражение, которого он уже довольно давно не видел, а вот Эна выглядела несколько виноватой.

— Тогда… В качестве извинения, Эна не возражает, если Твоё Величество на моё обнажённое тело посмотрит, м?

Её слова имели эффект разорвавшейся бомбы. Что? От шока у Годо все мысли из головы вылетели на какое-то время.

— Раз Эрика говорит, что так можно оказаться в расчёте, Эна так и поступит. Прости, Эна извинится. Если подумать, то это же Твоё Величество, мне сразу так сделать надо было. Х-хоть всё ещё немного боязно, но в будущем мне придётся продолжить твой род, и всяким таким заниматься…

Эна ослабила обмотанное вокруг тела банное полотенце, и тонкий кусок ткани заколыхался на поверхности воды горячего источника.

Уверенное ощущение солидной полноты, и в то же время непередаваемой нежной мягкости, два холма выглядели настолько упругими, что, казалось, тронь их пальцем, и они тут же подпрыгнут. А самые выдающиеся их части украшал едва заметный розовый оттенок.

Что же до области ниже стройной и соблазнительной талии, то тут тем более говорить нечего.

— Да уж, а Эна неожиданно смелая. Оставим в стороне повседневное поведение, я всё подозревала, что же происходит, она до сих пор такой пассивной была, — холодно прокомментировала Эрика.

Шипам в её словах не хватало обычной элегантности.

Обладая столь многим количеством нешаблонных черт, Сэйшууин Эна, скорее всего, уже была классифицирована Эрикой как опасная соперница, которую следует остерегаться.

— Хмм, ну, вообще, у Эны было слишком мало возможностей наладить близкие отношения с мальчиками, поэтому я совсем не знаю, как с ними говорить… Но, как бы то ни было, я не позволю этому сдерживать меня!

— Да… Эна подала великолепную идею, мне и самой с самого начало так поступить следовало. Как-то я долговато думала, раз раньше понять не смогла.

Теперь и банное полотенце Эрики оказалось снято. И почему они именно в этом месте так вызывающе себя вести должны?

Пока Годо мысленно взывал о помощи, тело богини предстало перед его глазами полностью обнажённым.

Грудь, которая всегда словно намеренно заявляла о своём существовании, несмотря на прикрывающую одежду, сейчас свободно колыхалась посреди горячего источника. Не смотреть просто невозможно. Спереди этих грудей размером с маленькие дыни находилась пара цветочных бутонов, прикреплённых подобно бледно красным фруктам. Талия была поразительно изящной, особенно контрастируя с полнотой двух других объёмов — безумно привлекательная, крепкая и стройная. Наконец, начинаясь от бёдер — объёмные и сладкие ягодицы, соблазнительные и восхитительные.

— Давай, Юри, и ты своё полотенце снимай.

— Нет, руки прочь! Эна-сан, отпусти, пожалуйста!

— Сэйшууин Эна! Немедленно прекрати эти грубые действия! Я не позволю тебе продолжать столь неуправляемое поведение!

Голая Эна крепко схватила Юри.

Когда её подруга детства, такая же химе-мико, пыталась снять с неё полотенце, вырывавшаяся Юри выглядела так, словно сейчас заплачет. Однако краешек полотенца оказался схвачен, и вид её прекрасной нефритовой кожи предстал у всех на виду. А в попытках прекратить происходящее, банное полотенце Лилианы тоже несколько съехало.

Больше Годо этой картины не выдержал.

Он резко выскочил из воды и убежал в раздевалку так быстро, как только мог.

«Не могу я в таком месте оставаться! Бежать!»

Чтобы сохранить целостность своего мужского достоинства, Годо подавил свои желания и импульсивно сбежал.