Глава 3. Кусанаги Годо входит на территорию обезьяньего короля. Часть 4.

К счастью, одежда Годо всё ещё была в раздевалке.

Поспешно вытершись найденным полотенцем, он лихорадочно оделся и через коридор вышел ко входу. Эна была права, горячий источник действительно являлся частью гостиницы.

Выйдя из здания, Годо обнаружил, что это небольшой горячий источник в традиционном стиле.

В любом случае, его первоочередная цель успокоиться, так что короткая прогулка на воздухе вполне сойдёт.

Курорт располагался вдоль живописного берега озера Чузэнджи. Листья, украшавшие окружающие горы, были окрашены в оттенки красного и жёлтого, сочетавшиеся с водами озера. Этот чудесно прекрасный осенний пейзаж было очень трудно описать.

Вдоль берега озера располагалось немало различных магазинчиков и гостиниц в западном стиле, и таких же ресторанов и кофеен, что очень сильно выделяло их на общем фоне. И всё это во множестве раскинулось на довольно обширной территории.

И тут Годо заметил идущую впереди обезьяну.

Судя по её росту, приблизительно сантиметров восемьдесят, и красной морде, это явно японская обезьяна.

Их взгляды встретились. Обезьяна издала серию повторяющихся выкриков «кии-кии», словно приветствовала его, а затем продолжила идти, куда шла. А шла она к перекрёстку.

В любом случае, до этого Годо уже был проинформирован, что все обычные жители Окуникко превратились в обезьян. С тяжёлым чувством, он перешёл на бег.

Преследуя недавнюю обезьяну, Годо достиг перекрёстка. Хоть это и была обычная дорога, здесь находились массивные красные тории. По сравнению со светофорами на перекрёстке, их высота была раза в два больше.

Одна из достопримечательностей озера Чузэнджи — Красные Тории. Просто обычная дорога, как и любая другая, за одним исключением — над ней возвышались красные тории, обращённые к сувенирным лавкам для туристов, закусочным и остальным различным заведениям, расположившимся вдоль главной дороги.

Издалека взглянув на развернувшуюся сцену, Годо вздохнул. Действительно на обезьянье царство похоже.

— Кии! Киикии. Кикикии, кии!..

— Ки? Кикиикикии, ки, ки!

Крики обезьян раздавались со всех сторон, и улица горячих источников озера Чузэнджи была переполнена людьми, превращёнными в обезьян. Более того, видов обезьян тут великое множество, включая японских обезьян, макак, гиббонов, бабуинов, шимпанзе, орангутангов, горных горилл и так далее.

Были даже такие, названий которых Годо не знал. Подобно городским голубям, которые привыкли к людям, эти обезьяны не издавали громких звуков и не разбегались при приближении Годо.

Они властвовали на берегу озера Чузэнджи и вели себя очень похоже на людей. Некоторые делали фотографии на цифровые фотоаппараты (разве что, держали их вверх ногами, да и объективы не туда были направлены). Некоторые работали в магазинчиках, занимаясь чем-то похожим на то, что обычно делал персонал (разве что, они жменями доставали из касс банкноты и совали их себе в рот, чтобы пожевать). Некоторые еду заказывали (только сразу пальцами в тарелку лезли и ели собу руками), как бы.

Обезьяны подражали людям, как в какой-нибудь комедийной постановке.

Может, для циркового представления такое и смотрелось бы интересно, но, продолжая наблюдать, Годо только больше злился. Стоило ему лишь подумать, что раньше они были людьми, становилось совсем не смешно.

— Вполне возможно, что у них сохранились воспоминания с того времени, как они были людьми, — раздался голос позади.

Подошедшей была Энни Чарльтон.

— Похоже, ты восстановился, Года…

— Да, после хорошего сна теперь со мной всё в порядке, — кивнул Годо.

В теле ощущалась лёгкость и свобода без всякого чувства дискомфорта.

Но как это произошло? Во взгляде Энни сквозило сердитое выражение крайнего отвращения.

— Это не единственная причина… Буквально только что, твои подружки соревновались за право применить на тебе магию лечения. Чтобы определить ту, которая тебя поцелует, они даже ссориться начали. В результате, Эна улучила момент, поцеловала спящего тебя и применила магию…

— Неужели что-то подобное произошло?

Годо чувствовал смущение от того, что Энни стала свидетелем данных событий.

— Учитывая наличие магической силы, которая способна с лёгкостью одолеть священного зверя… Как минимум, я признаю твою мощь в качестве Короля. Но, Года, использовать отнятую у бога силу, чтобы превратить такое количество девушек в потенциальных партнёрш — нет, относится к ним, как к игрушкам для удовлетворения своей похоти… Воистину бесстыже!

Игрушки?! Столь однобокое суждение являлось слишком искажённым. Годо тут же возразил:

— Пожалуйста, не принимайте слова Сэйшууин Эны за чистую монету! Они просто мои соратницы и подруги. И нет между нами каких-то неподобающих беспорядочных отношений.

— Звучит точно как объяснения политиков после разразившегося скандала, — взгляд и выражение лица Энни были холодны, как лёд. — Ты хоть постоянно и отрицаешь всё, но, пожалуйста, помни, что я уже стала свидетелем недавно произошедшему в гостинице. Твои попытки найти жалкие объяснения тщетны.

— О ч-чём ты говоришь?!

— К-кто бы мог подумать, что где-то в этом мире существуют подобные сборища-оргии, я-то думала, это просто слухи… Даже не ожидала, что кто-либо из моих знакомых может так себя вести. Я была так шокирована, что ушла из гостиницы. Одна лишь мысль о том, что пять взрослых людей, мужчина и женщины, вместе в купальне, делают что-то совершенно голые…

«Бог ты мой. Надо же, Энни в курсе про горячий источник под открытым небом».

Она знала про бесстыжую совместную купальню и непростительно развратное поведение.

— М-может, на этот раз и было несколько шумно. Но, пожалуйста, ты должна мне поверить! Нет между нами ничего неподобающего, мы ни разу не сделали ничего такого, что выходило бы за рамки!

— Хватает смелости говорить, что ты ничего не сделал? Да ну. Постоянно занимаешься всякими похотливыми делишками и вот так нелепо оправдываешься, ты просто ужасен! Я-я думала, что т-такое невообразимо развратное поведение существует только в телесериалах!

Эфемерная красавица явно была потрясена — Энни Чарльтон, как оказалось, имеет никакой иммунитет применительно к подобной области.

В результате, Годо пришлось ждать почти пять минут, пока она успокоится.

— Есть еще много вещей, насчёт которых я бы должна сделать тебе выговор за столь аморальное поведение, но сейчас отложим это. Кстати, Года, я крайне удивлена тем, что ты Король, который быстро действует ради исправления ситуации.

Тону Энни вернулась прежняя холодность, правда, ощущение ледяной остроты, излучаемой её прекрасным лицом, всё ещё отсутствовало. Явно потому, что она всё ещё не могла отойти от недавнего потрясения.

— Разве обычно вы, Чемпионы, не тянете до тех пор, пока не проявляется основная проблема? В Европе все Дьявольские Короли так поступают.

Похоже, несмотря на свою внешность способного человека, на самом деле Энни была довольно неуклюжей личностью по своей природе.

Годо притворился, что не замечает её усилий по возвращению самообладания. Это была так называемая тактичность воина.

— Просто так получилось, что на этот раз всё произошло рядом со мной. Я не собираюсь рисковать жизнью и сломя голову лететь навстречу ситуации, не имея представления о причинах и сопутствующих обстоятельствах. Если противником является бог, то важна осторожность, поэтому я не могу позволить себе расслабиться.

Годо продолжал делать вид, что ничего не замечает, и озвучил свои принципы.

Если подумать, то вот Дони действительно ничего не делал, он просто дрался с богами. По сравнению с этим идиотом, Кусанаги Годо был воистину старательным.

— А что насчёт соратника Энни-сан? Если он лишь прислал сюда тебя, то тогда, должно быть, он тоже довольно ленивый и своевольный?

— Пожалуй… Хотя, я считаю, что его всё же можно назвать трудолюбивым, — Энни пожала плечами. — Он из тех, кто вечно говорит что-то типа «Я появлюсь в нужное время» или «Ведь в результате всё хорошо вышло». Но по-другому никак, это стиль Джона Плуто Смита.

— Похоже, его характер не сильно совместим с моим…

— Кто знает? Вы очень похожи своей нехваткой здравого смысла. Может так оказаться, что вы очень хорошо поладите. В любом случае, вместо беспокойства о вещах типа американо-японских дипломатических отношений, тебя должно волновать будущее этих людей, — жаловалась Энни, мимоходом остро пройдясь по Дьявольским Королям Японии и Америки.

Её взгляд был направлен на группу обезьян, которые когда-то были людьми, и которые сейчас были заняты чем-то сумасшедшим.

— Население данного места едва до тысячи доходит. Всех этих людей, заодно с прибывшими туристами, превратили в обезьян. На самом деле, такое и в прошлом случалось.

— Происшествия, причиной которым послужили боги?

— Да, несколько лет назад в национальном парке Лос-Анджелеса, был случай с появлением Артемиды, богини Луны и зверей. Тогда эта богиня превратила сотни людей в оленей, медведей, кабанов, волков и птиц, но, в конце концов, Смит её одолел.

Тут Энни опустила взгляд и взволнованно прошептала:

— Но превращённые люди не стали прежними. У них не осталось иного выбора, кроме как позабыть свою человеческую суть и продолжить жизнь в качестве диких животных. Боюсь, что такая вероятность и сейчас существует.

Узнав об очередной потенциальной проблеме, Годо не знал, что и сказать.

Всё это время он верил, что обезьяны снова превратятся в людей, как только он одолеет Великого Мудреца, Равного Небу. Неужели это всего лишь его оптимистичные пожелания?