Глава 4. Входи, Чёрный Герой, Великий Мудрец покажет истинную цену стали. Часть 2.

Обретя названную сестру при таких неожиданных обстоятельствах, Годо вернулся в главный холл гостиницы, чтобы поужинать.

Так как в этом небольшом здании с приблизительно десятью номерами кроме его самого и его спутниц больше никого не было, они, можно сказать, полностью захватили это место. Обслуживающий персонал с постояльцами были превращены в обезьян и, судя по всему, разбежались по главным улицам, чтобы присоединиться к таким же самым обезьянам.

Проверяя кухню и запасы продовольствия, Эрика выдвинула в качестве предложения что-то типа «раз еда всё равно испортится, а кормить обезьян — это только зря продукты расходовать, лучше самим эффективно её использовать». Так что Юри и Лилиана занялись готовкой.

Оставив у кассового аппарата деньги за постой и питание, Годо решил помочь на кухне. Раз Эрика и Эна вообще никак не помогали, а Энни была гостем, так будет лучше всего.

Кстати… Взгляд этой американской гостьи следовал за ним, чем бы Годо ни занимался.

Словно при слежке за передвижениями опасного преступника, в её взгляде иногда даже настороженность проскальзывала. Совершенно очевидно, что мнение «Кусанаги Годо = общеизвестный враг женщин» полностью укоренилось.

Находясь под наблюдением Энни, Годо приготовил несколько блюд. Он хоть и знал много особых рецептов, но в основном все это подавалось вместе с выпивкой, ведь это или дедушка или мама его готовить учили.

— Смотрю на эти блюда, и мне реально выпить хочется!.. — пробормотала Эна, разглядывая поднос, балансировавший на руке Годо.

Сашими и жареная в соли радужная форель. Слегка подсолить кожу и немного поджарить, и получался совершенно новый деликатес, если есть его вместе с сёмгой. Кроме того, Годо ещё приготовил итальянскую пасту с соусом из креветок, основу которого также составляли чеснок, чили и оливковое масло, всё это было украшено небольшим количеством петрушки, чтобы создать превосходный образчик кухни, основанной на морепродуктах.

— Как так, ты же не Эрика, пожалуйста, не надо таких странных вещей говорить. Даже и не думал, что Сэйшууин окажется опытной выпивохой…

— А я сначала не планировала пить, битва же предстоит, но ко вкусу этих блюд очень хорошо подойдёт саке или белое вино, хотя и пиво тоже неплохо будет.

Слушая дополнительные комментарии Эрики, Эна раз за разом кивала.

Годо сильно пожалел о том, что не изучал никаких рецептов домашних блюд, которые бы оказались к месту для обеда обычного школьника. С другой стороны, результатом основательных усилий Лилианы и Юри стали жарена форель в панировке, печёная рыба, а также рис с горными овощами.

 

Годо не стал открывать того факта, что у него был разговор с Лю Хао.

В конце концов, сложно ему было объяснить то, что произошло в купальне. Более того, были куда более срочные темы для обсуждения.

— Кстати, Лилиана, то заклинание визуального наблюдения всё ещё блокируется?

— Нет, раз мы уже вошли на территорию Великого Мудреца, с использованием данного заклинания изнутри нет никаких проблем. Оно нам всё ещё требуется?

— Я хочу использовать его, чтобы определить местоположение Великого мудреца.

Ответив скептически настроенной Лилиане, Годо повернулся к Юри.

— Мой организм полностью восстановился, поэтому нет смысла откладывать битву с Великим Мудрецом. Но… Чтобы драться с ним, необходим «Меч».

— Поэтому мы и должны в подробностях понять, что за бога представляет собой Великий Мудрец, верно? — мягко произнесла Юри.

— Верно, я вчера много о чём думал.

— Энни Чарльтон, можно тебя на минутку?

Рыжеволосая американка удивилась неожиданному обращению Эрики.

— Мы хоть и объединились временно, но это не значит, что мы должны делиться всей информацией. Точнее, стоит сказать, что определённые важные факты не стоит открывать. А ты как думаешь?

— Похоже, моё присутствие создаёт некоторые неудобства для дальнейшего обсуждения…

Меч из слов заклинания являлся козырем Годо. Понимая стремление Эрики сберечь данную тайну, Энни встала и покинула их, позволяя обсудить всё без вмешательства извне.

 

— Со вчерашнего дня я думал о том, как мне теперь строить отношения со всеми вами — Эрикой, Марией, а также Лилианой, — осторожно пояснил Годо после того, как гостья покинула их.

— Иными словами, ты хочешь внести ясность в наши с тобой отношения?

— Наконец-то, Годо, хоть какие-то решительные действия — и твоё решение?

Ответные слова Лилианы и Эрики переполняла уверенная решимость.

— Да, после всяких разнообразных проблем я, наконец, принял решение.

— Похоже, настало время определить, кто главная жена, и кому достанутся роли младших жён! Что насчёт Эны и Юри? В конце концов, ты на нас обеих женишься, да?

— Э-Эна-сан, пожалуйста, не задавай таких вопросов, это… это не очень прилично.

— Сэйшууин, ты о чём вообще?

В ответ на активный интерес Эны Юри сделала ей поспешный выговор.

Видя направленные на него серьёзные взгляды всех присутствующих, Годо неподвижно застыл и растерянно уставил взгляд в пустоту.

— До этого самого дня я всегда пытался избегать битв с богами настолько, насколько это возможно, но настал час, когда сражение неизбежно. В общем, я стану таким же, как и другие Короли, отвратительные существа вроде Вобана или этого идиота Дони. Этим утром Мария мне уже сказала, но кто знает, со сколькими богами мне ещё предстоит до конца своей жизни в бой вступить, кто знает, когда моя жизнь угаснет, поэтому…

Постепенно выражая свои самые глубокие чувства, Годо вместе с тем ощущал, как изнутри него поднимается боевой дух.

«Верно, такова моя истинная природа. Эта битва началась гораздо раньше момента его становления Чемпионом. Люди, которые обладали непоколебимой волей, необходимой для противостояния и победы над богами, как раз и являлись теми, кто получал силу сопротивляться этим богам».

— Но даже так, в моих битвах против богов, будь то Эрика, Лилиана или Мария, все вы… Все вы для меня важны. Оставаясь со мной, вы всегда будете подвергать свои жизни опасности. Продолжите ли вы оставаться моими соратницами, несмотря на всё это?

Годо смог изобразить на лице улыбку.

Она оказалась несколько гротескной, словно оскал дикого зверя, с едва заметно вывернутыми губами.

Таков был признак Короля, демонстрировать улыбку, когда радость от битвы уже не подавить.

— Защищать вас всех и не дать вам погибнуть — таких слов я никогда не скажу, даже если мне рот порвут, заставляя сказать это. Самое большее, что я могу сказать: если вы умрёте, то я умру вместе с вами. Более того, когда вы мне помогать будете, к тому самому способу придётся прибегать, как обычно.

Девушки потрясённо молчали. Это вполне естественно. Годо считал, что было бы невероятно, если бы парень выдвинул такое глупое требование и при этом не вызвал никакой ненависти в свой адрес. Но он был решительно настроен прояснить всё чётко и ясно.

Ничего хорошего не выйдет, если раз за разом он лишь будет становиться заложником ситуации, как сейчас. Годо искренне в это верил.

— Я прекрасно понимаю, что мои требования очень с толку сбивают. Если кто-либо из вас испытывает отвращение, то может хоть сейчас это место покинуть и оставить меня.

— Годо, и вот это ты имел в виду под чем-то важным, что хотел всем сказать? — Эрика сжала губы и недовольно нахмурилась. — Разве я уже не дала клятву? Что даже до самых последних мгновений уничтожения мира, я навеки с тобой останусь.

— Я также всю жизнь буду следовать за тобой в качестве рыцаря, залогом чему будет моя вечная верность.

— И я этим утром уже сказала о своих надеждах на то, что Годо-сан и я будем вместе столько, сколько продлятся наши жизни. До сих пор твоего ответа жду. Сейчас ты о чём вообще говоришь?

В заявлении Лилианы слышалось замешательство, в то время как Юри демонстрировала разозлённый взгляд якшини[1], выражение, которое она не показывала уже довольно долгое время. Эна тоже добавила своё: «А-а-а… Одно расстройство», — и пожала плечами.

— Нет, но ведь в прошлом всё это говорилось во время безвыходных ситуаций, под прессом принуждения. Я просто хотел ещё раз убедиться в том, что все чувствуют в этом отношении, и ещё раз убедиться…

Годо ощутил, как его решимость пошатнулась из-за неожиданных ответов. Смутившись, он отступил на пару шагов.

В этой жизни Годо уже был прекрасно осведомлён, что по сравнению с богами, девушки ужасают куда больше.

— Годо, можно тебе вопрос задать? Нам троим… ммм, ну и Эне тоже, вскоре предстоит попасть в самую безвыходную ситуацию.

— А? Ну да, — оторопел Годо от внезапного вопроса Эрики.

— Если получится так, что ты сможешь спасти только одну из нас, кого ты выберешь?

— Хмм… Конечно всех, я всех вместе спасу.

Хоть Годо ответил быстро и без сомнений, три девушки не смогли сдержать одновременных вздохов. Только Эна радостно произнесла: «Это прямо в духе Его Величества! Вот так всё должно делаться!»

— Я же сказала, что спасти можно только одну. Выбора избежать нельзя.

— Как я вообще могу такой выбор сделать? Разве не лучше спасти всех? Что за странный вопрос!

— Вообще-то, твоё отсутствие сомнений по поводу выбора куда более странная вещь. Хотя, не важно, поэтому ты и являешься нашим Королём.

Пока Эрика говорила, Лилиана и Юри кивали, соглашаясь с её словами.

— Как и было только что сказано, я поклялась в вечной верности пред лицом всех, и я женщина, которая носит в себе защиту Годо. Это всего лишь констатация моих достижений в качестве жены Годо.

— Защиту? Со времени инцидента с Амэ-но муракумо-но цуруги? — Лилиана была крайне обеспокоена заявлением Эрики. — Именно тогда было использовано воплощение «Юноши»? Когда я попросила Годо рассказать подробнее, он лишь заикался, давая ответы невпопад, а Эрика делала вид, что вообще не в курсе, о чём речь. В результате, всё это превратилось в какую-то тайну.

— Скорее, это лучше описать не как тайну, а как личное.

— Личное?! Неужели Годо и Эрика снова какими-то непристойностями занимались?! И раз так, то недавно упомянутая вечная верность, как-то с этим связана?!

Улыбка Эрики выглядела загадочно, а Юри была в шоке.

Ко всему прочему ещё и Эна красноречивые взгляды бросала типа: «Ух ты! Вот так Его Величество! Такой крутой!». А лицо Лилианы, судя по всему, выражало слова: «Ты же у нас из этих, ничего удивительного».

— Тогда Годо был беспощаден, напорист и очень силён, прямо как когда он в бою. У меня такое чувство было, что я способна предложить своё тело всецело ради его удовлетворения. Но… — говорила Эрика так, словно была одурманена, но её выражение лица быстро изменилось. — Забудем пока об этом, есть вопросы, которые мне бы хотелось прояснить. Годо, ты планируешь взять Эну, Юри и меня под своё крыло в качестве возлюбленных?

— Нет, никогда даже и не думал о таком… — раздражённо ответил Годо, но это спровоцировало недовольство химе-мико.

— Что, как так? Твоё Величество такой злой! Разве ты не говорил, что позаботишься обо мне вместе с Юри… А-а, теперь я поняла. Извини, если подумать, то моё требование действительно не совсем разумное.

Эна выглядела подавленно, словно что-то поняла.

— О, ты, наконец, поняла, что я имел в виду, верно, Сэйшууин?

— Да, но это не имеет значения. Эна будет вести себя скромно до тех пор, пока Твоё Величество не полюбит её. Но, пожалуйста, призывайте Эну, когда вам заблагорассудится. Эне не нужно место главной жены. Мне подойдёт даже роль тайной любовницы Твоего Величества, которую нельзя показывать остальному миру. Пожалуйста, делай всё так, как удобно тебе, Твоё Величество.

— Прекращай эти разговоры, ты же незамужняя молодая девушка!

Столь открытое отношение Эны всецело игнорировало общепринятые моральные нормы общества, и она ещё так спокойно все эти ужасы говорила.

Годо отчаянно схватился за голову. Судя по всему, Эна прошла такое же воспитание Ямато Надэсико, как и Юри, что и стало причиной её анахронически подчинённых взглядов на отношения между мужчиной и женщиной.

— Да что же такое ты во мне увидела, что такие вот вещи говоришь?! Пожалуйста, цени себя хоть немного больше!

— Именно потому, что я себя ценю, я и хочу остаться рядом с тем, кого больше всего люблю — рядом с Твоим Величеством. Ты очень сильный, очень лихой и очень совместим с Эной, а ещё… Первый, кому Эна подарила свой поцелуй, и кому Эна показала своё обнажённое тело…

Вместе с этим признанием лицо Эны покраснело.

В этот же самый момент выражение лица Лилианы словно говорило: «До тебя что, до сих пор не доходит?»

— Прислушайся к тому, что было сказано, Кусанаги Годо, это правда. Ты обладаешь неведомым тебе самому талантом собирать женщин. Вот поэтому рядом тебе нужен кто-то, кто будет давать тебе советы и напоминания.

«Да что происходит?»

Изначально его целью было убедиться в их решимости перед боем и сплотить их.

На этот раз ещё один тяжёлый удар практически ничего не понимающему Годо нанесла Эрика:

— Если не ошибаюсь, то ранее я ясно дала понять, что Годо позволено иметь только двух возлюбленных — Юри и меня, но за эти совсем короткие шесть месяцев, ты не только Лили захапал, но ещё и Эну, прямо как Дон Жуан. Кстати, Годо, не ты ли однажды сказал что-то вроде «отношения должны развиваться медленно», так, кажется?

— В-верно.

— Если ты и Эну в качестве возлюбленной возьмёшь, твоим словам это противоречить не будет, но даже если завоёвывать её ты будешь медленно, я этого не приму!

Хочешь распутничать вовсю, так сначала удовлетвори ту, что дома.

Крепко держать в руках вожжи своенравного мужа — основное умение главной жены.

— Если такое случится, легко не отделаешься. Но если ты, несмотря ни что, всё же полон решимости продолжать, я требую на то разумных оснований, а именно, подтверждения того, что я та, кого ты любишь больше всего. Если же ты не сможешь меня убедить, то я никогда не приму Эну в качестве твоей возлюбленной, ты понял?

Выдвигая Годо свой ультиматум, Эрика походила на королеву, которая бросила вызов Дьявольскому Королю.

Остальная троица с превеликим интересом наблюдала за разворачивающейся сценой. И как всё до этого дошло? Пока Годо остолбенело стоял, вперёд неожиданно выступила Юри.

Близко подойдя к окну и посмотрев через него наискосок, она медленно обернулась.

— Великий Мудрец, Равный Небу, пробудился. Полагаю, очень скоро он будет здесь, — сообщила Юри всем присутствующим о видении, которое она получила посредством духовного зрения.

Услышав эти новости, Годо быстро пришёл в себя, отбросив все те обуревавшие страхи, что нагнали на него Эрика и остальные девушки. Скорость этой смены настроения стала сюрпризом даже для него.

— Я решил проверить, что там сейчас с Великим Мудрецом. Все, готовьтесь.

— Мы собираемся вступить в бой, Кусанаги Годо?!

В ответ на вопрос Лилианы Годо покачал головой. Для этого ещё слишком рано.

— Нет, драться я пока что не намерен, так как ещё не готово необходимое против этой обезьяны оружие… Так что, Мария, тут я должен положиться на тебя.

— Да, хорошо.

— Надеюсь, ты сможешь использовать духовное зрение, чтобы чётко определить, что за божество этот Великий Мудрец, Равный Небу. Чем раньше получится использовать «Меч», тем лучше.

На указания Годо Юри ответила «да» и застенчиво опустила взгляд.

— Иными словами, после того, как я посредством духовного зрения пойму божественную суть Великого Мудреца, Годо-сан и я…

— Да, и это в том числе. Я сделаю всё, что могу, чтобы сбежать и подготовить контратаку ко второму раунду. Что же до твоего вопроса этим утром, воспользуюсь случаем и отвечу. Я хочу, чтобы ты всегда была рядом, если тебе не претит то, каким человеком я являюсь.

— Да!

Лицо Юри тут же просветлело

Размышляя над всем этим, Годо направился к выходу из гостиницы. В результате, из-за предстоящей битвы с богом проблема девушек в очередной раз была отложена на потом. Как обычно, ради боя, ради победы, он снова их принуждает.

Возможно, эта его черта останется с ним до самого дня смерти.

Ответ на неожиданный вопрос Эрики уже не важен. Полностью принимая свои черты характера, о которых он подспудно догадывался всё это время, Годо вышел наружу.


[1] Якша, или яккха на языке пали — в индуизме, буддизме и джайнизме — одна из разновидностей природных духов, ассоциируемых с деревьями и выступающих хранителями природных сокровищ. Женская форма — якши или якшини.

С одной стороны, якша может быть совершенно безобидным существом, ассоциируемым с лесами и горами, а с другой — подобным ракшасе монстром-людоедом, злым духом или демоном, поедающим путников в лесной глухомани.