Глава 4. Входи, Чёрный Герой, Великий Мудрец покажет истинную цену стали. Часть 4.

Годо медленно приближался к божественной обезьяне, которая держала в подчинении тело Хикари.

По крайней мере, он не был совершенно безоружен. У него в кармане находился Куоре ди Леоне, который Эрика превратила в металлическую пластину величиной с карту.

Перекрёсток главных дорог на берегу озера Чузэнджи.

Появление Годо в поле зрения начинало будоражить собравшихся вокруг обезьян.

Разъярённые взгляды, угрожающие гримасы и жесты, через их глаза передавалась даже острая, словно нож, жажда отведать человеческой плоти.

И не подумаешь, что такая угроза могла исходить от обезьян, которые получились из отдыхавших людей.

— Э-э-э, шумно слишком! Заткнитесь и молча проваливайте! — громко выкрикнула Хикари, стоя на парящем в воздухе золотом облаке.

Обезьяны тут же разбежались, несясь во все стороны. Значит, один на один будет. Великий Мудрец, Равный Небу, манипулируя телом ученицы мико, ловко приземлился.

— Моё королевство отстроено, а ещё я поспал хорошо. Теперь мне поразмяться хочется, и как раз богоубийца появляется… Одно удовольствие! — заявил Великий Мудрец голосом Хикари.

Тело и разум Годо были готовы к битве, внутри него непрерывным потоком струилась сила.

Но… странно как-то. Годо в безмолвном замешательстве наклонил голову.

Ранее, в Тосё-гу, Великий Мудрец продемонстрировал огромную божественную мощь, которая превосходила таковую у всех богов, которых ему когда-либо доводилось встречать, но сейчас ничего не ощущалось. Конечно, нет никаких сомнений в том, что Великий Мудрец очень могущественный бог, но…

— Ха-ха-ха, ты тоже выглядишь полностью восстановившимся. В качестве модели, с которой можно сравнить нашу нынешнюю дуэль, я выберу легенду о противостоянии небесным армиям у Горы Плодов и Цветов. Даже если ты и против, то сбежать не сможешь.

— Нечего тут шутки шутить, кто вообще захочет вступить с тобой в подобную битву! — ответил Годо, отбросив все беспокоившие его мысли. Сейчас его целью являлось потянуть время. — Ты уже освободился от заклинания «Смотрителя лошадей» или как там его, верно? А раз так, то тебе больше не нужна сила мико, тело которой ты захватил — Хикари, так? Пришло время вернуть её мне!

Великий Мудрец заулыбался, используя лицо Хикари.

Ей хоть и было всего двенадцать, но, из-за того, что внутри её тела поселился бог, улыбка Хикари выглядела ещё более детской.

— А ты и правда по уши влюблён в эту мико, да? Раз так, то пока я держу её своей цепкой хваткой, ты не сбежишь. Хе-хе, если хочешь вернуть её, подкрепи своё требование кулаками. Итак, да начнутся же игры, от которых вскипает кровь, и рвутся мускулы!

В руке Великого Мудреца внезапно появился стальной посох. Вне всяких сомнений — это Цзиньгубан!

— Хозяин Пещеры Водной Завесы, что внутри Горы Плодов и Цветов, Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, возвещает о своём присутствии! Назови своё имя!

— Кусанаги Годо! И скажу сразу, у меня нет такого длинного титула, как у тебя.

Простой взмах Цзиньгубана сопровождался свистом сильного ветра. Эх, всё-таки к этому и пришло.

Тяжёлый замах стальным посохом был нацелен прямо на Годо, который отпрыгнул, чтобы увернуться.

— Я, странствующий монах Сунь, посох Цзиньгубан был выкован из ценного божественного железа. Железный посох, что сотрясает небеса и землю, ужасая голубой небосвод, насладись же в полной мере!

Первый удар был довольно быстрым, и его скорость, скорее всего, превышала 160 км/ч — скорость подачи быстрого мяча.

При этом посох только быстрее и быстрее становился, а в комбинации с обезьяньей ловкостью и молниеносной скоростью, его движения тоже на молнию стали походить.

«Я его не вижу!»

Годо вспомнил свою битву с Персеем.

Нынешняя скорость была такой же, как и у прославленного героя, движения которого походили на вспышки белых молний. Столкнувшись с противником, чьи движения невозможно было отследить глазами, Годо начал использовать воплощение «Хищной птицы».

Мощь божественной скорости и прыжков открывалась только тогда, когда приходилось иметь дело с высокоскоростными атаками.

Более того, Годо обнаружил новый способ использования воплощения во время применения «Хищной птицы» в бою против красавицы, которая совсем недавно стала его названной старшей сестрой.

Когда Годо использовал воплощение «Хищной птицы», его чувства и реакция тоже ускорялись, при этом создавалось поразительное ощущение, будто всё окружающее двигается как при замедленной съёмке.

И в этом затормозившемся мире, Годо был единственным, кто был способен нормально двигаться. Обычно, именно так «Хищная птица» и использовалась.

Однако на этот раз при движении Годо подавлял свою скорость, как только мог.

Когда Цзиньгубан делал медленный выпад вперёд, его кончик оказывался направлен прямо в горло Годо, но юноша оставался совершенно неподвижен, подавив скорость «Хищной птицы». Годо повторно активировал воплощение, когда оставалось один-два сантиметра до того момента, как его горло пронзит.

Супер ускорение. Его тело получало скорость «Хищной птицы», но применялась эта скорость лишь мгновение.

Этого было достаточно и вполне позволяло избегать атак Цзиньгубана. Посох прошёл всего в десяти сантиметрах от Годо, от выпада получилось увернуться просто прекрасно.

— О?.. — проворчал Великий Мудрец и тут же увеличил скорость атаки.

Цзиньгубан ревел и, сопровождая серию атак, с него искры посыпались.

Нападая на Годо с разных направлений, посох прочерчивал в воздухе арки, это выглядело как в Гонконгских фильмах, где шаолиньские монахи демонстрировали умения обращения с посохом, только всё было в сотни раз быстрее.

Серия атак продолжалась, словно вал из смеси ветра и молний, но Годо увернулся от каждой, пользуясь тем же способом, что и ранее.

Во время битвы с Лю Хао он осознал важность ритма. Нет необходимости использовать супер скорость постоянно. Тогда он открыл для себя защитную технику, состоявшую в том, что божественная скорость использовалась только в самый критический момент.

— Да, ты хорошо защищаешься против посоха старого доброго Суня! Таков и есть истинный Дьявольский Король!

Данную похвалу воздал сам Великий Мудрец, который заодно и второй дочерью семьи Мария являлся. Одновременно с этими словами её голень соединилась с правой ногой Годо.

Годо продолжал подавлять скорость «Хищной птицы», используя её только тогда, когда до удара по цели оставалось десять сантиметров. Самый превосходный удар ногой с замахом.

— У, эти блестящие удары ногами довольно устрашающи. Ха-ха-ха, здорово!

С ног его не сбило, и пошатнувшийся Великий Мудрец засмеялся.

Успех атаки зависел и от разумного использования скорости в том числе. Раньше, используя высокую скорость, Годо не мог делать отточенных движений и, атакуя, часто промахивался по врагам на полметра.

Сейчас он атаковал, используя нормальную скорость, и ускорялся только в самом конце.

Теперь, при использовании данного метода, Годо мог совершать высокоточные движения, которые прежде ему не давались.

Однако уверенность Великого Мудреца вызывала ощущение угрозы. И пока Годо продолжал противостоять ему с использованием высокой скорости, на лице Хикари появилось красноречивое выражение «Я ещё не разошёлся на полную».

Где же сигнал? Беспокойство Годо медленно возрастало.

 

Одновременно с противостоянием Годо и Великого Мудреца, девушки тоже начали действовать.

Находясь возле одного мемориала на берегу озера, они осторожно наблюдали за событиями на месте боя бога и Чемпиона.

Чтобы обеспечить безопасный путь отступления, Энни отправили на одиночную миссию. Сейчас наблюдателей осталось четверо, два Великих рыцаря и две химе-мико.

Естественно, задачи им ставила Красный Дьявол.

Эрика обратилась к своей подруге детства:

— Лили, мы должны обеспечить всем возможность побега, а также спасти Годо.

— Ясно. Но сработает ли тогда духовное зрение?

Лилиана обеспокоенно посмотрела на Юри.

Успешно добиться требуемого результата было особенно тяжело, когда целью было то, что очень хочешь увидеть. Это неписанное правило духовного зрения, и Эрика слышала о нём раньше. Юри тоже часто напоминала, что «использование духовного зрения полагается на волю божью».

— Мы должны попытаться во что бы то ни стало… В конце концов, было несколько случаев, когда на меня снисходило божественное откровение, согласно моей воле. Возможно, и на этот раз снова сработает.

— Успешное использование духовного зрения в надежде на желаемое? Хоть ты и Мария Юри, не думаю, что такое сработает.

Эна, сильнейшая химе-мико, отвергла предположение Лилианы.

— Кстати, Юри, ты ещё помнишь, как это было в Загробном мире?

— Да, там мою способность можно было свободно использовать из-за того, что повсюду струились воспоминания пустоты. Если таким же образом действовать и в реальном мире, то нагрузка окажется очень высокой, но метод использования должен быть таким же.

Перед тем, как покинуть гостиницу, Юри переоделась в одеяния мико.

Чтобы повысить умственную концентрацию, она начала зачитывать слова заклинания химе-мико у всех на виду.

— Однажды в великом королевстве Тань, дитя по весне вошло в горный лес, и никогда не видели его более. Родители на поиски отправились, но так никогда и не встретили дитя. Причитая «наше дитя, наше дитя» они скорбели о его смерти и превратились в птиц-духов, что печально поют каждую весну.

В молитве сложив перед собой руки, Юри закрыла глаза.

Задумай кто написать картину, изображающую фигуру этой благочестивой мико, молящейся от всего сердца, то данная картина точно стала бы произведением искусства, которое никого бы не оставило равнодушным.

— Форма — не что иное, как пустота, Юри. Устремив своё сердце как можно ближе к Загробному миру, ты сделаешь своё духовное зрение более чувствительным.

— Это знания из области японского волшебства?

После вопроса Эрики, заданного по поводу прозвучавшего совета, Эна продолжила сжато давать объяснения.

— Форма — не что иное, как пустота, а пустота — не что иное, как форма. Форма — это пустота, а пустота — это форма, — всё, что обладает формой в этом мире — сродни иллюзиям. С другой стороны, истинно нематериальное обладает собственной формой. Так учил великий Авалокитешвара[1]. Всё так именно потому, что Загробный мир именно такой.

Всё это вполне естественно, так как Загробный мир, о котором говорили химе-мико, также известен европейским магам, как духовный мир.

Мир, где дух и эктоплазма стояли выше, чем материальное тело.

— Я почти достигла порога, где форма — не что иное, как пустота. Как только доберусь туда, станет возможно использовать такое же духовное зрение, как и в Загробном мире.

— Юри была там раньше, поэтому технику должна была понять… Сейчас это всего лишь проблема сложности исполнения.

Таковой была прямолинейная девушка, не стеснённая рамками общества или здравого смысла, но, в то же самое время, она же являлась леди из высшего общества с превосходным воспитанием и массой изученных умений.

Обнаружив одну из граней Эны, Эрика слегка нахмурилась. Хоть она и сохраняла свою грациозную манеру держаться, но уже могла предвидеть, что сильнейшая химе-мико окажется величайшим врагом Красного Дьявола.

— Кстати, Сэйшууин Эна, твою божественную одержимость везде использовать можно? — без всякого умысла присоединилась к разговору Лилиана. — Если судить с точки зрения инстинктов ведьмы, то эта способность позволяет достичь силы на уровне полубога или священного зверя. Но, скорее всего, ложится тяжким бременем на организм.

— Лилиана-сан на верном пути. Да, даже для Эны условия использования данной техники довольно строги.

Хоть она и бодро улыбалась, содержимое её ответа было далеко не обыденным.

— Практически как пробежать марафонскую дистанцию на максимальной скорости. Крайне изматывает на ментальном уровне. Всего лишь после однократного использования целую неделю чувствуешь себя полностью опустошённым. А во время использования нет гарантий безопасности, в самом худшем случае ждёт смерть. Однако, когда ситуация того требует, Эна готова воспользоваться данной техникой без единого сомнения, так что не волнуйтесь, — таков оказался ответ химе-мико меча, которая давно уже привыкла к жестоким тренировкам.

Из результатов своих изысканий Эрика знала, что химе-мико регулярно проходят данные тренировки, чтобы очистить свои помыслы и тела от накопившихся наслоений мирского влияния. Они всегда отправляются глубоко в горы, так как слишком долгое проживание в городской местности делает использование божественной одержимости невозможным.

Но Сэйшууин Эна несла угрозу не только из-за обладания божественной одержимостью.

Прежде всего, её обычной манере поведения не хватало женственной утончённости, но в то же время она была красивой девушкой с выдающимися чертами лица и фигурой. Она могла легко сблизиться с Годо, словно друг-парень, и при этом проявить женскую хитрость в неожиданных местах, с лёгкостью манипулируя его привязанностями взмахом ладони.

Эрика осознала, что с этим оппонентом, играй он роль рыцаря или же женщины, справиться очень трудно. Сейчас проблема, недавно поднятая Годо, отошла на второй план из-за обстоятельств, но ей действительно необходимо как следует разрешить данное дело, не оставляя никаких необрубленных концов на будущее.

Укрепив свою решимость, Эрика отвела вторую девушку-рыцаря от двух химе-мико.

Заклинание, которое они собирались использовать, требовало предельной концентрации. Совместный с Лилианой ритуал был всецело готов. Его успех напрямую определит выживание всех членов группы.

Тем временем, битва Годо и Великого Мудреца достигла кульминации.

Даже для динамического зрения Эны, их скорость была пугающе быстрой и не поддающейся наблюдению. В то время как Великий Мудрец снова и снова наносил удары Цзиньгубаном, Его Величество непрерывно уклонялся от каждой атаки буквально на волосок. Отчётливо этот бой мог увидеть лишь рукопашный боец, который безупречно владел оком разума.

Среди мастеров Имперской столицы было только двое или трое, достигших подобного уровня.

Пока перед ней разворачивалась напряжённая битва, Мария Юри сфокусировалась на молитве, закрыв глаза. Она должна понять божественную суть Сунь Укуна, Великого Мудреца, Равного Небу.

Эна довольно ощутимо сожалела о том, что с ней не было Амэ-но муракумо-но цуруги.

Этот священный меч, также относился к «Стали», и у них было больше шансов, окажись на их стороне ещё один из братии богов. Если бы её бывший партнёр всё ещё был у неё в руках, она бы смогла получить необходимые знания и передать их Кусанаги Годо.

К слову, довольно удивительно, что исключительно серьёзная обладательница духовного зрения проявила такой уровень инициативы. В прошлом она была девушкой, которая строго следовала правилам, что бы ни случилось.

— Девушки меняются в угоду парням. Как же бабуля права!..

Когда она впервые прочитала личное дело Кусанаги Годо, то уже тогда почувствовала, что он интересная личность.

Скромный характер, поведение в рамках здравого смысла и миролюбивый стиль жизни. Но при этом иногда он действовал несколько странно. Что касается Эны, которую не связывали общепринятые правила, так она приняла это с радостью, словно давно потерянного брата встретила. Но, такое впечатление, что благородная ученица Юри подходила ему ещё больше.

На самом деле, став свидетельницей всяким безобразным событиям, что возникали в результате действий Кусанаги Годо, Эна уверилась в одном.

«Он мой муж, предназначенный мне самой судьбой».

Чтобы обеспечить продолжение рода Сэйшууин, рано или поздно, она обязана понести ребёнка. Однако до сих пор Эна ещё не встречала парня, который бы ей подходил.

Сталкиваясь с отсутствием у Эны здравого смысла, кандидаты реагировали либо шоком, либо раздражением или лестью. Слишком плохо, они не прошли проверку на то, чтобы быть с Эной. И в данном отношении Кусанаги Годо отличался от них фундаментально.

Эна не думала, что Годо заставит её сердце так биться, но всё же она отнеслась к этому спокойно.

Эна не имела ничего против тех, кто потакал похоти. Насколько было известно дочери семьи Сэйшууин, в их же семье было полно таких (об этом даже в семейных хрониках упоминалось), кто занимался коллекционированием красавиц. И в этом плане Годо как раз-таки был гораздо лучше их.

Пока что он хоть и не думал жениться, ничего страшного, даже если она только потомство от него получит.

Несмотря на то, что способности Короля не передаются по наследству, быть его потомком означает иметь значительное влияние в магическом мире. Обычно европейские магические ассоциации возглавляли или даже основывали те, кто происходил от Королей.

Взять, например, «Медно-чёрный крест». Поколений десять назад их командором был незаконный ребёнок Короля.

Его почитали, как королевскую особу, фактически, члены семьи Бланделли, такие как Эрика, являются его потомками.

Так что Эна сконцентрировала своё внимание на битве мужчины, с которым сама судьба ей встречу назначила…

— Дела не очень хорошо идут, если так и продолжится, положение Его Величества будет становиться всё более и более невыгодным. Чтобы сбежать, ему стоит поспешить.

Врождённые боевые инстинкты Эны ясно показывали наиболее вероятного победителя.

Кусанаги Годо соревновался с Великим Мудрецом, Равным Небу в битве божественных скоростей.

Очевидно, что в высокоскоростных битвах второй гораздо опытнее первого, и Великий Мудрец уже смог единожды превзойти движения Его Величества. В скорости они явно должны быть равны, но можно было видеть, что Великий Мудрец постепенно приноравливается к движениям Кусанаги Годо.

Из-за высочайших скоростей Эне с трудом удавалось различать лишь часть действа, но она смогла понять общий ход битвы.

Казалось, что Цзиньгубан Великого Мудреца бьёт справа, но это была всего лишь уловка. Когда Годо уклонялся, Великий Мудрец нанёс удар ногой с разворота, шедший слева. Пользуясь данным принципом, Великий Мудрец постепенно ослаблял позиции Годо.

Финты и уловки.

Так как Годо не мог напрямую атаковать тело Хикари, ход битвы только хуже станет, если всё продолжится в том же духе. Он потерпит поражение. Эна обнажила меч, который получила из коллекции особняка Саяномии.

Так как сегодня несколько ранее она уже использовала силу Сусаноо, этой техникой можно воспользоваться на очень короткое время, иначе это станет тяжелейшей нагрузкой на тело.

Во время несерьёзной кутерьмы в открытом горячем источнике химе-мико меча смогла немного отдохнуть телом и разумом.

По возможности, лучше всего было бы отдохнуть три дня, хотя достижение пиковой кондиции требовало целой недели.

Но когда потребуется, Эна воспользуется своей способностью без всякого страха. Для женщины, которая решительно настроена служить Его Величеству, это вполне естественно. Эна прищурилась, как раз наступило время присоединиться к драке.

— Далеко в диких горах, отдыхая на травянистых равнинах. Наследие стали это путь меча. Положив лук на спину скакуна, с яростными думами, преследуя стада овец, хватая добычу. Воспоём же хвалу древнему пути храбрецов… — тихо взмолилась Юри хрипловатым голосом.

Покачнувшись всем телом, она открыла глаза и посмотрела на Эну.

— Юри, у тебя получилось, да? Истинная суть обезьяны, которая украла тело Хикари, ты знаешь?

— Да, уже всё хорошо, ты можешь… Годо-сан…

Вместе с этими словами химе-мико, обладающая духовным зрением, начала падать вперёд.

Удивлённая, Эна поспешно подхватила её. Тело Юри было пугающе горячим, особенно лоб, который Эна проверила.

— Использование духовного зрения подобным образом крайне безрассудно, это с самого начала стоило понять. Но, Юри, ты действительно сделала это!

Обращаясь к подруге детства, Эна достала приспособление, которое ей доверили.

Это был личный пистолет Энни Чарльтон, изящный револьвер. Когда Эна выстрелила, подавая сигнал, результат оказался неожиданным.

 

Попадаясь на уловки, у Годо не всегда получалось уклоняться.

С травмированными руками, плечами и тазом битва для него становилась только хуже. Когда не можешь контратаковать, это воистину мучительно. Наблюдая всё это, Великий Мудрец, Равный Небу прекратил атаку.

— Ясно… Беспокоишься о маленькой леди, которой я завладел.

До Великого Мудреца, наконец, дошла причина столь странного стиля боя Годо.

Захвативший тело Хикари обезьяний король задумчиво поскрёб лицо девочки.

— Хмм, это как будто я использую маленькую леди в качестве заложницы. Не хорошо, совсем не хорошо. Разве из-за этого я не кажусь злодеем?!

— Что ты имеешь в виду под «кажусь», да ты всё это время и был злодеем!

Слушая глупые комментарии Великого Мудреца, Годо, наконец, взорвался ответным возражением.

— Да, то, что я много озорничал — правда. Тем не менее, когда меня считают каким-то жалким злодеем, чувствую себя неприятно. Я, Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, всё-таки должен создавать подобающее торжественное впечатление!

Эта обезьяна оказалось куда более тщеславной, чем считали.

На виду у удивлённого Годо Великий Мудрец начал формировать руками сложные мудры.

— Похоже, настало время показать мою истинную форму. Засим, молю, чтобы не покрытое пылью смиренно упокоилось, ха!

От головы Хикари начал подниматься дым золотистого цвета.

— Смиренный покой всем шести чувствам, мир божественного монарха снисходит на пять моих органов! Истоки мира имеют общие корни со всеми богами на земле и небесах! Явись же, даруй мне тело и божественность смиренного покоя — ой, ой, ой, ой!

Дым постепенно уплотнялся и вскоре приобрёл форму обезьяны. Шаг за шагом он становился осязаемым, превращаясь в обезьяньего бога с золотой шерстью!

Ростом около ста шестидесяти сантиметров, на нём было надето жёлтое Као, как и до этого.

Как только обезьяна встала, Хикари тут же упала на землю.

— Теперь, дай-ка я уберу эту мико.

Обезьяна — Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, который обрёл свою прежнюю форму, щёлкнул своими покрытыми мехом пальцами.

Тело Хикари превратилось в маленькую сферу света и было проглочено Великим Мудрецом.

— Хо-хо-хо, на самом деле я её не съел, а просто подержу её в своём желудке какое-то время. Богоубийца, если хочешь спасти эту мико, просто разрежь мой живот и забери.

— Чего!? Мне показалось, что ты говорил, будто не хочешь злодеем казаться! — громко отчитал Годо Великого Мудреца, который легкомысленно улыбался своей обезьяньей мордой. — Если ты с девочками такое творишь, то кто ты, если не злодей?

— Ха-ха-ха, удивительные слова какие. Но разве вчера я не объявлял во всеуслышание? Я Великий Мудрец, Равный Небу, яростно действующий в изобличении зла, только вот я не хочу чувствовать себя каким-то жалким злодеем!

Закончив говорить, Великий Мудрец возобновил свою атаку.

Как быстро! В одно мгновение он нанёс ладонями десять ударов подряд.

Пользуясь скоростью «Хищной птицы», Годо смог увернуться от девяти из них, но последний его настиг.

Дикий зверь, с каким ему не приходилось сталкиваться ранее — обезьянья ловкость и выпады ещё быстрее, чем до этого.

Нет, это ещё не всё.

Как только ладонь Великого Мудреца ударила его плечо, Годо потрясённо вскрикнул. Она твёрдая?! Прямо, как сталь! Ключица точно была сломана, и левое плечо пронзила сильнейшая боль.

— Огненные глаза, золотой взгляд, железный череп, железные руки, медная спина, медное тело.

Стоило Великому Мудрецу завершить фразу, как в обеих его руках появились клинки. Затем обезьяний король ударил мечом в собственный живот.

Меч со звоном разлетелся. Затем он взял клинок и рубанул им по своей шее, и меч так же оглушительно разбился.

— Я ел небесные персики, пил святое спиртное и поглощал эликсиры, чтобы получить это неразрушимое тело. Более того, благодаря ожогам от пламени котла Багуа[2], я способен без вреда для себя выдерживать режущие удары мечей и иных клинков, раскалывающие удары топоров и удары молний.

Неужели это бессмертие — тело из стали?!

Сальваторе Дони тоже обладал такой способностью. С подобными бессмертными телосложениями иметь дело труднее всего.

В этот момент послышался звук выстрела. Сигнал к временному отступлению. Превозмогая боль в груди, Годо поднял скорость «Хищной птицы» до максимума.

Получится ли у него?

Боль в груди свидетельствовала о том, что время использования воплощения быстро подходит к концу.

Божественная обезьяна, которую надо было стряхнуть, бежала следом за ним. Так как всё это время Годо сознательно контролировал свою скорость, то чувствовал, что сможет использовать оставшиеся силы на полную и достичь максимального ускорения. Но…

— Не пойдёт, плохо это. Поиграй со мной чуть дольше.

Потрясение Годо оказалось довольно сильным.

В характерной обезьяньей манере Великий Мудрец бежал рядом с Годо, использующим божественную скорость.

Значит, сейчас он даже не с максимальной скоростью бежит!

Рванув вперёд, Великий Мудрец ускорился и отрезал Годо спереди. При этом он сделал выпад Цзиньгубаном, целясь в его сердце.

Годо не стал уклоняться вправо, влево или отступать назад. Было уже слишком поздно.

Чтобы как меньше пострадать от этой атаки, оставался один единственный способ действий. Продолжать нестись вперёд! Годо тоже ускорил свой бег и подпрыгнул, целясь коленом в морду Великого Мудреца.

Конечно, даже если удар настигнет свою цель, противника это не вырубит. В конце концов, тот ведь обладал телом из стали, и, скорее всего, именно колено Годо получит немалый урон в результате столкновения.

Из-за неожиданной атаки, точка удара Великого Мудреца несколько отклонилась…

Ставка Годо сработала.

Вместо того чтобы пронзить его сердце и мгновенно убить, Цзиньгубан прошил живот Годо сбоку.

И хоть ранения было не избежать, мгновенной смерти не последовало.

Когда посох был вытащен, склоняясь вперёд, Годо упал на землю.

«Похоже, я уже на пределе. Пожалуйста, девушки, в остальном полагаюсь на вас».

Как только Годо взмолился, вода в озере Чузэнджи неожиданно взорвалась.

 

Как маг Эрика была наиболее талантлива в алхимии железа.

Это боевая магия, которая произошла от алхимии, и лежала в плоскости манипулирования металлом и вливания магии в предметы.

Вдобавок к заклинаниям, связанным с металлами, Эрика также имела немалые способности в очень близкой области огненной магии.

Таланты же ведьмы Лилианы были связаны не с техниками металлов и огня, а с зельями, общением с растениями и животными, а также с заклинаниями, относящимися к воде, земле и небу.

Таким образом, когда они решили подчинить огромные количества воды, основным заклинателем являлась Лилиана.

— Узрите же, я ниспошлю земле великий потоп, истребляя всех земных созданий, стирая всю жизнь с лица земли, — девушка-рыцарь, которая также и ведьмой была, начала читать слова заклинания на берегу озера Чузэнджи. — Воды, вздымайтесь из глубин, затопите землю, покройте всю её, включая горы.

Эрика стояла рядом с ней, безмолвно оказывая поддержку, казалось, что она пытается не мешать Лилиане.

— Земные создания, птицы, звери, домашний скот, насекомые, что ползают по земле, человечество, всё исчезнет. Пусть смерть настигнет всех, кто дышит воздухом, чтобы жить, и кто живёт на поверхности земной. Все создания сухопутные, люди, звери, рептилии, птицы, все будут уничтожены!

Это был магический ритуал, техника, которой требовалось несколько взаимодействующих заклинателей, читающих одно и то же заклинание.

Такие техники применяют, когда требуется использовать сложное магическое заклинание, на завершение которого необходимо продолжительное время или не хватает магической силы одного человека.

— Узрите же, я уничтожу всех их вместе с землёй!

Как только сребровласая девушка выкрикнула последнюю часть заклинания, по поверхности озера Чузэнджи пошли волны. Сразу они были совсем мелкими, всего лишь плескаясь у берега, но высота каждой новой волны удваивалась, и это продолжало повторяться.

Очень скоро возникли нависающие огромные волны, которые, казалось, разнесут береговую линию, словно тайфун пришёл.

Грозные валы накатывали на северный берег озера Чузэнджи и на некоторые дороги чуть поодаль. Во время высокоскоростной битвы Годо с Великим Мудрецом, Равным Небу, Годо, наконец, услышал долгожданный сигнал — звук револьверного выстрела.

— Давай, Лили! Со всей силы!

— Мне не требуется твоё напоминание. Владычица Озера, прошу, даруй своё благословение ведьме, что является твоим потомком!

В то самое мгновение, когда Лилиана ответила на указания Эрики, поверхность озера одним быстрым движением вздыбилась, и озёрная вода устремилась к берегу в форме гигантских волн.

Ряды магазинчиков, отелей, закусочных и общественных заведений вдоль главных улиц, протянувшихся параллельно северному берегу, были мгновенно сметены.

Говорят, что легендарные серфингисты катались на волнах высотой почти в двадцать пять футов. А раз фут приблизительно равен тридцати сантиметрам, это значит, что высота их была около семи с половиной метров. Но огромные волны здесь и сейчас представляли собой невероятные стены воды пятнадцатиметровой высоты, и они яростно стремились на сушу.

Область их наступления включала в себя и Великого Мудреца, который только что пронзил богоубийцу, а также самого Кусанаги Годо, опускавшегося на землю.

В полном соответствии с тем, как планировалось загодя, железная пластина выскользнула из кармана рубашки Годо.


[1] Авалокитешвара — бодхисаттва, воплощение бесконечного сострадания всех будд. Атрибут — веер из хвоста павлина. В восточноазиатском буддизме бодхисаттва Авалокитешвара ассоциируется с женскими проявлениями под именами Гуань Инь в Китае и Каннон в Японии, которые являются одними из самых почитаемых представителей буддийского пантеона. Один из главнейших атрибутов Авалокитешвары — шестисложная мантра Ом мани падме хум.

[2] Котёл, в котором варили Сунь Укуна, чтобы «выварить» из него выпитый эликсир бессмертия.