Глава 5. Страдания прекрасных девушек и альянс двух Королей. Часть 2.

Эрика без тени сомнения вдавила педаль газа в пол и неслась сквозь ночь по дороге национального значения №120.

Она заметила, что их преследуют две гигантские обезьяны, и регулярно смотрела в боковое зеркало заднего вида, проверяя, где те находятся. И хоть им потребуется какое-то время, чтобы нагнать машину, расстояние до преследователей постепенно сокращалось.

Несмотря на массивные тела, ростом более десяти метров, обезьяны бежали с невероятной скоростью.

Эрику это удивило. Вообще говоря, большинство диких зверей не приспособлено к бегу на длинные дистанции, так как их плотный мех препятствовал эффективному потоотделению, которое поддерживало температуру тела в норме. Постоянные активные действия быстро приводили к перегреву и мгновенному утомлению.

Что касается выносливости, то тут люди действительно вне конкуренции среди всех наземных млекопитающих.

— Лили, как думаешь, сможем стряхнуть их, используя магию полёта?

— Только если они летать не умеют. Попробовать стоит, но если прибегнуть к данному заклинанию, мы станем беззащитны…

— Тогда лучше его не использовать. Вчера я видела одну обезьяну, которая летала как ракета.

Эрика, Лилиана и Эна, три оставшиеся боеспособные единицы, сжато обсудили перечень вариантов.

— Остаётся лишь… Атаковать лоб в лоб, — пробормотала Эрика, сильнее сжав руль.

Если бы только у них получилось прорваться, миновав горную дорогу. Но здесь атака лоб в лоб равносильна самоубийству.

Что им надо, так это команда специалистов уровня Великих Рыцарей, которая вступила бы в драку после детального планирования и подготовки и, тем самым, победила бы… Но даже и в таком случае шансы на выживание всё ещё довольно малы. Таков был уровень силы, которым обладали священные звери.

— В любом случае, позвольте Эне разобраться с одной из них. Если я использую божественную одержимость, то это будет бой на равных.

И хотя многократное использование данной техники несло с собой риск истощения духовных сил, химе-мико всё равно предложила подобный вариант, добровольно вызвавшись деловым тоном.

— То есть, нам двоим достанется вторая? Будь это дуэль, мы бы так свою честь запятнали.

— Но мы всего лишь отгоняем монстров, так что никаких оснований для подобных слухов просто нет. Если с другой стороны на ситуацию взглянуть, то одержи мы победу лишь таким числом, это просто легендарным достижением окажется.

Всевозможные сомнения сребровласой девушки-рыцаря на Эрику совершенно не повлияли.

Она продолжала давить на газ, но не для того чтобы оторваться от преследователей, а чтобы сохранять дистанцию и быть готовыми ринуться в лобовую атаку.

Через некоторое время машина добралась до парковки.

Чуть дальше путь пересекал ручей, над которым проходил бетонный мост.

Место явно в горах расположилось, но наличие ресторанчиков и автобусной остановки говорило о том, что это часть какого-то туристического маршрута.

— Это водопад Рюдзу. Если отсюда забраться чуть дальше в горы, то сам этот водопад и увидишь.

Эна осматривалась вокруг.

Они остановили машину на стоянке. Наружу выбрались только Эрика, Лилиана и Эна.

Юри всё еще была в прострации, а Годо обездвижен. Перетерпев побочные эффекты после использования «Хищной птицы» и боль в пронзённом животе, он провалился в глубокий сон.

Этих двоих оставили в машине, но перед тем Эрика открыла заднюю дверь и поцеловала своего обессилевшего возлюбленного. И хоть она совершенно не хотела, чтобы это был прощальный поцелуй, он вполне мог оказаться последним. В то же время она воспользовалась случаем и применила магию лечения.

В отличие от вчерашнего, Годо был не в том состоянии, чтобы что-то понять и как-то воспротивиться.

— Ммм… — простонал Годо, когда она отпустила его губы.

— Пожалуйста, отдохни немного, я вернусь к тебе как можно скорее. Тебе ведь ещё надо преподать урок по поводу Эны, — прошептала Эрика на ухо Годо, целуя его в мочку на прощание и покидая машину.

При этом на лицах Лилианы и Эны было прямым текстом написано «чёрт, опоздала!», но они попытались сделать вид, будто ничего не произошло.

Как только две гигантские обезьяны неуклюже приблизились, первой начала действовать Эна.

— Долго бредя по травянистым равнинам в утреннем тумане, так что подошвы постепенно вымокли… Промаршировав по долине Нагасино, пройдя барьер реки Сиракавы — Сэйшууин Эна прибыла!

Химе-мико меча завершила чтение слов заклинания и, хоть порция оказалась маленькая, но божественная аура наполнила её тело.

Божественная сила Сусаноо, бога-хранителя Эны, влилась в девушку. Две гигантские обезьяны уставились на неё, явно посчитав Эну самой опасной.

— Именем Господа, вознесите же хвалу телу Господню в сердце мира, покайтесь и склонитесь!

— О, меч Саула, оружие воина, что быстрее орла и сильнее льва. Явись же в моей руке немедля!

Читая каждая свои слова, Эрика и Лилиана завершили заклинания Давида[1].

После того как в излюбленные мечи девушек были влиты магические слова, клинки приняли свои истинные формы. Куоре ди Леоне превратился в длинный меч с широким лезвием, а Иль Маэстро стал нагинатой. Также на двух рыцарях появились красные и синие накидки.

— Лили, сначала давай отвлечём одного из священных зверей!

— Поняла! Я атакую сверху, а ты снизу!

Эрика оказалась у ближайшей из двух гигантских обезьян и вонзила острое лезвие Куоре ди Леоне в её лодыжку. Наполненный словами заклинания ненависти и отчаяния меч рассёк мех и шкуру ничего не ожидавшей обезьяны.

Из раны хлынула голубая кровь.

Гигантская обезьяна яростно посмотрела на возникшую у ног помеху. Словно играясь со зверем, Эрика сделала ещё один выпад, нанося ноге гигантской обезьяны ещё большую рану.

— РОООАААА!

Глаза обезьяны налились кровью, в них виднелось явное намерение отомстить Эрике.

В это же время Лилиана совершила прыжок. Двигаясь легко, словно ласточка, она ловко приземлилась на колено гигантской обезьяны. Используя его как опору для следующего прыжка, Лилиана грациозно взлетела в воздух, размахнулась Иль Маэстро во время полёта и вонзила нагинату в левый глаз зверя.

Глазное яблоко было рассечено.

— ГААААА! — в агонии взревела гигантская обезьяна.

Её оставшийся глаз затуманили ненависть и ярость.

Только-только успевшие приземлиться Эрика и Лилиана, развернулись и побежали. Их первоочередной задачей было добраться до леса и уже там начать убегать со всех ног.

С целью преследования Эрики и Лилианы раненая гигантская обезьяна тоже кинулась в лес.

 

Такое чувство, что кто-то применил магию лечения, и боль значительно снизилась.

Обнаружив, что неподвижность в теле исчезла, очнувшийся Годо осмотрел салон машины. Рядом с ним была Юри, которая прислонилась к двери, делая частые прерывистые вдохи. Остальных не было, хотя нет — одну из спутниц он мог видеть через окно, снаружи.

Орудуя японским клинком, Сэйшууин Эна сражалась с гигантской обезьяной.

Когда обезьяна атаковала своими длинными массивными руками, Эна быстро отскочила, чтобы уклониться.

Химе-мико приземлилась на предплечье гигантской обезьяны и использовала оставшуюся инерцию, чтобы взбежать вверх по руке. Судя по всему, целью своему мечу она определила сонную артерию у зверя на шее.

В это же мгновение сбоку в девушку ударил сильный порыв ветра, сбрасывая Эну с плеча гигантской обезьяны.

Это была не случайность, а священный ветер, вызванный духовными силами зверя. Сделав сальто, химе-мико приземлилась, но тут же снова раздались жестокие завывания ветра, намереваясь сдуть её.

Ветер оказался достаточно сильным, чтобы слышать звуки его ударов в стёкла машины, из-за чего те задрожали.

— Слыша шум, заметив отблеск водопада… Словно горные долины и океанские проливы…

Эна зачитала слова заклинания, и в тот же момент ветер вокруг неё, кажется, успокоился.

Это была божественная сила Сусаноо! Бог-хранитель Эны являлся богом штормов, господства и стали — величественное и могучее божество, обладающее множеством типов священных сил. Теперь настала очередь Эны управлять воздушной стихией.

Ветер взревел и стал острым, словно лезвие, сформировав неисчислимое количество клинков, чтобы порубить гигантскую обезьяну.

Священный зверь в агонии взревел. Но он хоть и оказался израненным, ни одно из ранений не было фатальным.

Это как перочинным ножом человека мучить. Если не целить в жизненно важные точки, смертельного удара не выйдет. Несмотря на несколько десятков полученных ран, гигантская обезьяна продолжала держать Эну на прицеле своих кулаков.

Эна уклонялась от простых и прямых ударов буквально на волосок.

И хоть сейчас всё выглядело, как равное противостояние, преимущество в битве явно было у стороны с подавляющим весовым превосходством. Движения Эны начали терять ловкость, и было ясно, что огромные количества её выносливости истощились из-за использования божественной одержимости раз за разом.

Желая помочь ей, Годо покинул машину, но его колени подогнулись, и он упал.

Гигантская обезьяна сделала вдох, после чего превратила выдох в выстрел сжатого воздуха, нацеленного в Эну.

— Аааааа! — вскрикнула химе-мико меча, безжалостно подхваченная воздушной массой и брошенная оземь.

В отличие от её обычной весёлости, сейчас голос Эны звучал более чем отчаянно, когда она пыталась использовать свой меч в качестве костыля. При попытке подняться её ноги дрожали. Наблюдая за происходящим, Годо кое-что заметил.

Сейчас стало возможным использование шестого воплощения Веретрагны — «Юноши».

— С-с чего бы это так вдруг?

— Это сила для тех, кто сражается за тебя. Сила, которая пробуждается лишь во времена смертельной опасности, — неожиданно произнесла Юри слабым голосом.

Очередное божественное озарение как результат действия духовного зрения?

Юри торжественно вещала удивлённому Годо:

— Защита, даруемая Персидским военачальником, обладает силой воспротивиться смерти и уничтожать зло. Пожалуйста, пользуйся ей как подобает.

Юри склонила голову в единственном поклоне и продолжила учащённо дышать. Она явно не оправилась от нагрузки после использования духовного зрения.

В любом случае, правильно ли будет оставлять её здесь в таком состоянии? Разве кому-нибудь не стоило бы заняться её лечением?

Годо ощутил, что его чувства невероятно обострились. В настоящий момент, сколько людей нуждается в «Защите»?

Один, два, три, четыре… Так много? В столь короткий срок все оказались до такой степени загнаны в угол?

Годо посмотрел на учащённо дышавшую Юри и на Эну, которая продолжала сражаться, несмотря на то, что ей приходилось тащить своё донельзя измотанное тело. Также ему стало известно и об Эрике с Лилианой, которые оказались в отчаянной ситуации где-то в другом месте.

Нельзя позволить, чтобы смерть грозила им здесь.

Они попали в самое безнадёжное положение, не видя ни единого пути к спасению. Если в качестве врагов выступают божественные слуги, то обычно для девушек такая ситуация не оставляет надежд. Однако Годо чувствовал, что должен спасти их.

«Я не позволю вам умереть. Моя жизнь, что в битвах, не завершится в подобном месте, и я останусь со всеми вами до самого конца».

Таково было желание и обещание Кусанаги Годо самому себе.

Эна упала во второй раз, и вот-вот должна была быть раздавлена под ногой гигантской обезьяны.

Используя воплощение Веретрагны, «Быка», Годо сорвался с места без единой тени сомнения. Извлекая пользу из формы, которая против силы боролась силой, Годо схватился руками за подошву одной из ног гигантской обезьяны.

— Твоё Величество?!.

— Хаааааааа!

Эна снизу вверх смотрела, как Годо применил чудовищную силу и подбросил обезьяну вверх, что есть мочи. Зависнув на какое-то мгновение в воздухе, та казалась ослеплённой.

«И что с ней дальше делать?»

Стоило этой мысли появиться в голове Годо, как мимо краткой вспышкой пронёсся луч яркого белого света.

Этот свет, похожий на сверкающего в полёте дракона, пронзил голову гигантской обезьяны и продолжил свой путь так, словно на его прямой траектории всё ещё была жертва, которую предстоит нагнать.

Туша гигантской обезьяны рассыпалась, словно куча песка, а её частицы рассеяло ветром.

Даже когда Эна использовала священную силу ветра Сусаноо, одолеть такую обезьяну всего одним ударом было невозможно.

Направляемый инстинктом, Годо посмотрел в самую глубь тьмы, из которой, судя по всему, выстрелили данным светом, и обнаружил там ожидающего ягуара.


[1] Заклинания Эрики и Лилианы основаны на псалмах царя Давида из Ветхого завета Библии.