Глава 5. Страдания прекрасных девушек и альянс двух Королей. Часть 3.

Гигантская обезьяна гналась за Эрикой и Лилианой без всякой устали.

Несмотря на более чем десятиметровый рост и, как минимум, десятитонную массу, у обезьяны были скорость и подвижность, которые наравне соперничали со скоростью и подвижностью Великих рыцарей. Девушки не могли оторваться от неё и сбить со своего следа!

В этом смешанном хвойно-лиственном лесу шла отчаянная битва.

Одноглазая, благодаря Лилиане, обезьяна сделала глубокий вдох.

РЁВ! Выдохнутое всё за раз дыхание превратилось в яростную бурю, которая опустошила горный лес. Листву и ветви сдуло, даже целые стволы деревьев срывало.

Великих рыцарей также сбило с ног и потащило по земле. Когда девушки еле поднялись, гигантская обезьяна нависла прямо над ними.

Эрика и Лилиана тут же взяли на изготовку Куоре ди Леоне и Иль Маэстро. Магические мечи, в которые были влиты слова заклинания Давида, могли даже богов рассечь, но всё ещё оставалась проблема доставки клинков к критически важным точкам противника. В бою против священных зверей разве может всё пройти настолько гладко?

Гигантская обезьяна широко открыла рот. В глубине её горла горело алое пламя, и наружу вырывались его жаркие языки.

— Пусть же уничтожен будешь в день моего рождения!

— Ни разу не благословлённый богом, о, свет, не зажигайся же над землёй этой!

Эрика и Лилиана использовали защитную магию сопротивления огню.

Так как огонь и молния являлись такими природными явлениями, которые легче всего использовать для атак, существовал обширный набор защитных заклинаний, чтобы сопротивляться им, хотя пламя бога или дракона полностью нейтрализовать не выйдет.

Но даже если и так, две девушки смогли почти наполовину ослабить последовавшую атаку. Под конец настало время накидкам Великих рыцарей доказать свою полезность. Эти одеяния, которые ещё знамёнами называли, содержали в себе защитную магию и смогли оградить девушек от жара пламени.

Но гигантская обезьяна открыла свой рот третий раз. После штормового ветра и сильнейшего пламени настал черёд красного тумана! Деревья, поглощённые этим туманом, стремительно увядали. Отравлен?!

Эрика и Лилиана повысили свой уровень внутренней магической силы, чтобы сопротивляться демонической отраве, но их усилия не окупились. Их двоих словно ударило ощущение палящего жара, а горло и лёгкие, казалось, изнутри выжигает.

Вдобавок ко всему гигантская обезьяна замахнулась правой рукой. Она опустилась на девушек с оглушительным грохотом, словно ужасный молот. Но Эрика и Лилиана были слишком ослаблены ядом, чтобы уклониться.

Эрика превратила Куоре ди Леоне в большой прямоугольный щит, размер которого позволял полностью укрыться за ним.

— Ннннн!

Заблокировав кулак гигантской обезьяны, большой щит был разбит на куски. Его обломки разметало вокруг, а Эрику отшвырнуло прямо на ствол дерева с такой силой, что этот ствол сломался. Лилиана использовала данный шанс, чтобы рубануть по вытянутой руке гигантской обезьяны.

Приняв форму нагинаты, Иль Маэстро был наполнен словами заклинания Давида.

Данная рубящая атака, рассекла запястье обезьяны — ту его часть, в которой проходила артерия, — тем самым разливая повсюду голубую кровь.

— РААААААА!!! — яростно взревела гигантская обезьяна, словно демонстрируя свой неиссякаемый боевой дух и живучесть.

Целясь в Лилиану, зверюга снова взмахнула рукой, будто молотом. Это плохо!

Синий рыцарь была крайне ослаблена ядовитым туманом, и её тело уже не могло двигаться с проворностью летящей ласточки. Тем не менее Лилиана повернула Иль Маэстро и нацелила его так, чтобы острый клинок нагинаты пронзил руку гигантской обезьяны.

— Гаааааа! — взвыла обезьяна, словно плача от боли.

Но для контратаки Лилианы это был предел. Разъярённая гигантская обезьяна взмахнула правой рукой и одним ударом отправила в воздух хрупкое, словно у феи, тело девушки.

— Ннн… Акх!..

С кувырканием прокатившись по земле, Лилиана начала кашлять кровью при попытках подняться.

Но встать у неё так и не вышло, её синяя накидка тоже исчезла. Священное одеяние в сине-чёрную полоску приняло на себя часть урона хозяйки и пропало.

Эрика и Лилиана были тяжело ранены, и не могли продолжать прямое противостояние.

Как раз в этот самый момент явилась неожиданная помощь. Небо пересёк луч белого света, и серебристо-белым драконом вонзился точно в висок гигантской обезьяны.

Доставивший столько проблем священный зверь рассыпался, словно песок. Кто был их спасителем? Сила Кусанаги Годо не способна на такое, значит, должно быть…

Эрика размышляла лёжа на земле, двигаться она не могла, её тело и разум были полностью истощены. Состояние Лилианы, находившейся неподалёку, оказалось таким же.

Лишённые сил ядовитым туманом девушки вскоре потеряли сознание.

 

Вид пышного горного леса, красных листьев, а также рек и ручейков, казалось, всё это поглотила тьма.

Если как следует прислушаться, то можно было услышать звуки леса, покачивание ветвей, жужжание насекомых, и крики каких-то живых созданий. И среди всего это в ожидании лежал ягуар.

— Что касается рыцарей, то беспокоиться не стоит. Когда я сбил гигантскую обезьяну здесь, то воспользовался случаем уничтожить и ту, что угрожала девушкам… Только не вини меня в том, что я умыкнул у тебя убийство. Если не станешь, то всё в порядке, — в голосе ягуара слышались дразнящие нотки.

Это был элегантный мужской тенор.

Годо мотнул головой

— Итак, Кусанаги Годо, есть ли необходимость в моём повторном представлении?

Ягуар превратился в человека, странную личность в чёрной накидке и с чёрной маской на лице.

Что за нелепый маскарад… Но, почему-то, данная мысль Годо не посетила. Неужели из-за силы и давления того, кем в действительности являлся данный человек? Джон Плуто Смит, тот, о ком Годо неоднократно слышал прежде.

— Нет, такой необходимости нет… Значит, ты явился в Японию?

Может, всё потому, что возраст собеседника неизвестен? По какой-то непонятной причине Годо не чувствовал, что стоит обращаться к нему в уважительных тонах. Как бы то ни было, тот очевидно был старше Годо… Явно из-за того, что он жил в Америке (его раса всё ещё оставалась загадкой), этот странный человек в чёрном не проявлял никаких признаков того, что оскорблён обращением Годо.

— Кстати, Чарльтон вам разве не сказала? Я, может, и кажусь лентяем, но на самом деле я довольно трудолюбив.

Странный человек в чёрном засмеялся, заставляя маску вибрировать.

— Точно, Энни-сан сейчас в безопасности? Кажется, её ранили.

— Она получила раны из-за нападения обезьян и сейчас ищет место, где её полечат. События уже кульминации достигли — настало время прямого противостояния богам. Я решил, что сейчас помощь моей соратницы больше не требуется.

В ответ на пояснения героя Лос-Анджелеса Годо кивнул.

— В любом случае, позволь ознакомить тебя с развитием последних событий. После вашего побега я столкнулся с Великим Мудрецом и его двумя богами-подчинёнными. Положение оказалось крайне затруднительным, но я смог прорваться и сбежать.

Кто бы мог подумать, что у него получится вырваться из ситуации трое на одного.

Увидев в глазах Годо восхищение, Смит довольно хищно усмехнулся.

— Это было проще простого. Даже не думая драться, я просто воспользовался магией, чтобы скрыть себя и сконцентрировался на побеге, вот и всё.

Смит в очередной раз принял облик «Ягуара». Слившись своим жёлто-коричневым мехом с тьмой, он исчез из виду.

Пока Годо изумлённо наблюдал, Смит в обличии «Ягуара» снова появился среди фонарей дорожного освещения — он вышел из теней, которые отбрасывали эти фонари.

Магическая сила передвигаться из одного тёмного места в другое, из тени в тень. Вот, значит, как он это сделал. Очень подходящая для побегов способность.

Сверхъестественный ягуар тут же вернул себе прежний вид странного типа в чёрном.

— Стоит добавить, что я и одним из своих козырей воспользовался… Ведь у меня не было желания вступать в прямое противостояние с врагом, чья прочная защита подобна стальной стене, поэтому мне пришлось это сделать.

Впечатляет, очевидно, Смит наблюдал за боем Годо и Великого Мудреца.

— Принадлежащие к «Стали», кажется, боятся жара и огня, достаточно горячего, чтобы расплавить эту сталь. Как-то я слышал это от богов.

— В этом есть смысл. Когда настанет время, мне придётся использовать особый приём.

— У тебя есть чем решить проблему?

— Что-то типа, но я слышал, что ты планируешь спасти девочку, которую пленил Великий Мудрец? Если так, то тот приём использовать нельзя. Вступая в борьбу против Великого Мудреца с настолько большой помехой, уверен ли ты, что сможешь победить?

— Врагов трое… Со всеми я не справлюсь, но я хотел бы выдвинуть одно условие.

Похожее на фасеточные глаза насекомого забрало маски уставилось в глаза Годо.

— Условие? Интересно, скажи, что за условие?

— Не помогай мне. Я решил драться против Великого Мудреца один на один. Пока я не разберусь, можешь не вмешиваться?

Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, уже дважды выставлял напоказ свою огромную силу.

Каждый раз, как Годо об этом думал, ему невольно хотелось пожаловаться на то, насколько нелепо и нереально это было.

Но раз противником является бог, наличие необъяснимой мощи вполне естественно.

— Ты уже заметил… Очень проницательно с твоей стороны.

Маска Смита завибрировала от смеха. Очевидно, что и сам Смит догадался о том же, о чём и Годо.

Годо понял это, увидев, что его самого явно проверяют таким образом.

— Хоть твои вкусы в одежде очень уж странные, я верю, что в душе ты человек серьёзный. И всё же, что-то немного не так, как бы это выразить? Что-то в характере твоём неправильное, эксцентричное.

— К сожалению, в характерах ты слабо разбираешься, — Смит намеренно сымитировал раздражённый тон Годо. — Одевать одежду, подходящую для драматических ситуаций — это называют стилем. Я не какой-то там чудак, но у меня есть принципы, против которых я пойти не могу. Всего лишь немного упрямый человек, вот и всё.

Годо не мог не усмехнуться в адрес этого вычурного парня, который был способен так гладко строить столь сложные обоснования. Если в будущем появится шанс, хотелось бы увидеть выступление этого человека на сцене театра.

— Само собой, у меня и иные заботы есть. Слушай внимательно, это то, во что я верю. Обладание великой силой без всякого чувства ответственности — сродни преступлению! С великой силой налагается такая же великая ответственность, а с ней и то, что ещё называют «положение обязывает»!

Смит взмахнул своей накидкой.

Выглядело действительно похоже на театральный жест, как при стремлении создать у аудитории правильное первое впечатление.

— От Чарльтон я уже наслышан о том, что твоя личная жизнь довольно беспорядочна.

— Э-эт-то Энни-сан не так поняла. На самом деле всё не настолько серьёзно.

— Не надо развлекать меня оправданиями. Я куда более свободомыслящий человек, чем эта женщина. Свобода в любви это справедливо. Важно то, что ты не бросаешь свои обязанности из-за необходимости поддерживать множественные романтические отношения. Ты уже достойно проявил характер, когда взял инициативу битвы с богами на себя и сражался на передовой.

Дьявольский Король в маске, одетый в чёрное, был воистину живой легендой в сфере изобретения витиеватых оправданий.

Придя к выводу, что юноша перед ним живёт в совершенно ином мире, он протянул ему правую руку в чёрной кожаной перчатке.

— Кусанаги Годо, так как факт того, что ты станешь союзником Джона Плуто Смита не принесёт мне особых неудобств, я уступлю твоей просьбе и просто понаблюдаю с последних рядов. Само собой, если появится удобная возможность для величественного появления, я оставляю за собой право действовать!

Совершенно очевидно, что возражения не принимаются. Годо тоже протянул правую руку и пожал руку собеседника.

Не показав этого, он удивился, что прикосновение руки Смита оказалось мягче, чем ожидалось.