Глава 5. Страдания прекрасных девушек и альянс двух Королей. Часть 4.

После того, как они пожали друг другу руки, Годо попросил Смита воспользоваться магией, чтобы определить местонахождение Великих рыцарей.

Смит щёлкнул пальцами.

Несмотря на приглушение кожаной перчаткой, звук всё равно получился довольно чётким. Что ещё за странный навык такой… Прошло около тридцати секунд ожидания, в течение которых Годо не давала покоя мысль выше. Послышался глухой звук, будто что-то тяжёлое уронили.

Обернувшись, Годо увидел лежащие на земле фигуры Эрики и Лилианы.

Они были в бреду, словно с какой-то болезнью боролись, и обе учащённо дышали.

— Я попросил духов Астрального мира принести их сюда… Кажется, они отравлены. Ты должен хорошо наградить своих любовниц за те непомерные усилия, которые они прилагали в битве ради тебя.

— Разумеется!.. Но они не мои любовницы, ясно?

— Как и ожидалось. Ладно, из-за неприглядных слухов лучше другими словами это описывать. Ты, может, и молод, но насколько же ты изворотливый и скользкий!

После своей последней шуточки Смит направился в тени, снова превратился в ягуара и исчез.

Вот так личность, какая неизмеримо подавляющая у него аура. Но размышлять по этому поводу времени нет, у Годо были куда более требующие внимания дела.

Перед ним находились раненые Эрика Бланделли и Лилиана Краничар.

Также, неподалёку ещё и истощённая Сэйшууин Эна была, плюс Юри, которая всё ещё никак не приходила в сознание.

Годо ещё раз проверил, что можно использовать воплощение «Юноши».

Согласно легендам, Персидский военачальник Веретрагна, снисходя на землю в качестве героя, принимал обличие сияющего пятнадцатилетнего юноши. Это воплощение в прошлом спасло Эрику, когда она обессилела в Астральном мире, и сейчас настало время снова воспользоваться данной способностью.

Но… использование воплощения «Юноши» означало сотворить этот особый ритуал с каждой из девушек!

Вот уж где воистину затруднительная ситуация. Но если он этого не сделает, то не сможет спасти этих девушек! Годо от всего сердца желал их спасти, и его переполняла ярость от своих собственных сомнений.

Раз уж всё до такого дошло, кому какая разница! Отчасти из-за порывистого приступа неприятия Годо окончательно решился использовать «Юношу».

Сомнения и страхи исчезли.

Его ум прояснился и успокоился, уподобившись безмятежной водной поверхности.

Возможно, это ощущение как раз и являлось тем, что описывают как «спокоен, подобно озеру». Годо обнаружил, что стал очень просто относиться ко всему вокруг.

«Почему я сомневаюсь по поводу бесполезных вещей? Разве раньше я себе не говорил? Больше не сомневайся, просто иди и спаси всех».

Тут Эрика оттолкнулась от земли и приподняла верхнюю часть тела. Судя по её виду, сделано это было просто с огромным усилием, что совсем не походило на Красного Дьявола.

Тем не менее, это результат сражения ради Кусанаги Годо.

— Годо… ты снова собираешься использовать «Защиту»? На этот раз к каждой применишь?

— Да, потому что это необходимо.

Несмотря на слабость, Эрика всё равно напустила на себя высокомерия и с надутым выражением лица посмотрела на Годо.

— В чём дело? Вид у тебя недовольный.

— Только мне можно делать это с Годо… Только моему телу позволено быть вместилищем твоей силы. Я всё время об этом думала, а ты вот так запросто собрался и других допустить… Более того, я… всё ещё не дала тебе разрешения принять Эну в качестве любовницы.

— Что бы я ни делал, твоё разрешение на это мне не требуется, разве не так?

Годо намеренно говорил с прохладцей, заставляя Эрику отвернуться.

— В качестве возлюбленной Кусанаги Годо и будущей первой леди, а также как для женщины, которая ещё и твоим рыцарем является, для меня вполне естественно обладать данной особой привилегией. Скорее, это ты, Годо, должен меня больше уважать.

— Уважать?

— Да, с тех самых пор, как ты стал Чемпионом на острове Сардиния, я была рядом с тобой. Тогда я даже против приказов своей организации пошла. Ради твоей защиты даже моя невинность была предложена, когда того обстоятельства потребовали. Но Годо никогда не рассматривал меня всерьёз, и ты продолжаешь относиться ко мне так же, как и к другим девушкам.

Тот редкий момент, когда Эрика жаловалась с раздражённым видом.

Обычно такая грациозная всё время, она, должно быть, очень долго держала всё в себе.

Годо слегка усмехнулся, сейчас Эрика выглядела просто восхитительно. От столь талантливой и утончённой девушки, которую с трудом воспринимаешь как ровесницу, никак не ожидаешь, что она настолько отбросит свою привычную сдержанность.

Скопила столько недовольства, ни разу не показав это своим видом, ей явно не хватало искренности.

— Годо, ты должен выслушать меня с более серьёзным отношениемммм…

Раздражённый Годо просто поднял подбородок Эрики и поцеловал её.

Эрика сомкнула губы и сопротивлялась, но без особого усердия.

«В конце концов, руки у неё сильнее, чем у меня. Была бы она серьёзна, меня бы тут же отпихнули».

Вскоре Эрика стала успокаиваться и начала наслаждаться губами Годо, словно вожделела их.

— Ты настолько не так себя ведёшь, когда используешь «Юношу», играть со мной подобным образом…

— Не так уже и не так. Я просто могу открыто сказать слова, которые в обычной ситуации ни за что сказать бы не смог.

Прошептав эти слова на ухо Эрике, чьи глаза уже приобрели опьянённый вид, Годо продолжил процесс.

Он увеличил свою магическую силу Чемпиона, преобразуя её в «Защиту» божественного военачальника.

И посредством поцелуя данная сила была влита в тело девушки перед его глазами. Воплощение «Юноши» даровало способность благословлять «Защитой» того, кто принимал данную силу способом «рот-в-рот», при этом живучесть становилась такой же неослабевающей, как и у Чемпиона, а магические и духовные силы возрастали взрывоподобно.

Но в процессе передачи «Защиты», получатель будет ощущать сильнейшую боль. Зная, как сильно Эрика мучилась прошлый раз, сейчас Годо давал ей «Защиту» капля за каплей, что заставляло девушку слегка постанывать.

— Кроме того, ранее ты уже поклялась мне, что до самого скончания мира ты всегда будешь рядом со мной… Так что хватит ныть по поводу всей этой бессмыслицы.

— Это не бессмыслица. Как твоей возлюбленной номер один, мне это невероятно важно.

Шепталась пара во время повторяющихся поцелуев.

— Сортировать напарников по рангам не в моём стиле. Важно, чтобы все делали свою часть работы, и не имеет значения какова их позиция, верно? Однако… если ты действительно так сильно этого хочешь, я не против и вслух сказать. Ты для меня ценнее всех… Это тебя устроит, так?

— В такой-то момент — это не в стиле Эрики Бланделли…

Говоря, Годо поцеловал Эрику в мочку уха, а красавица, более великолепная, чем кто-либо, ответила ему задыхаясь.

— В конце концов, это ты безропотно взвалила на себя ключевую роль четвёртого бьющего.

— Надеюсь, у тебя получится обращаться ко мне «королева», и, кстати, я ничего не смыслю в терминологии столь низменного спорта, как бейсбол, — наконец, Эрика произнесла что-то более соответствующее её обычному поведению. — Годо… попытайся быть напористее. Возможно, так как это второй раз, болит уже не так сильно. Я хочу получить ещё больше твоей силы, я хочу, чтобы самый дальний уголок моего тела нёс в себе твою «Защиту», которая меня оберегает. Так что поспеши…

— Нет, прости, но это должно подождать.

Годо отрицательно покачал головой в ответ на страстные мольбы прекрасной блондинки. Раз состояние Эрики стабилизировалось, он хотел проверить, как там другие девушки, так как дела у двух химе-мико, скорее всего, ещё хуже, чем у рыцарей.

— Хмф, ну же… Ладно, но покончи с этим скорее и возвращайся, чтобы продолжить, я хочу, чтобы каждая часть моего тела пообщалась с Годо.

После глубокого, словно абсолютный вакуум, поцелуя, Эрика, наконец, позволила их телам разделиться.

Годо ещё раз осмотрел двух лежащих рядом химе-мико. Из-за крайнего истощения божественной одержимостью, дыхание Эны оказалось чрезвычайно слабым. Состояние Юри тоже довольно плохим было. Сила «Юноши» поведала Годо, что намеренно вызванное применение духовного зрения невероятно перегрузило её мыслительные процессы и мозг.

Годо приступил к использованию воплощения Веретрагны, как подобает. Сконцентрировавшись, он преобразовал магическую силу даньтяня в спасительную «Защиту»

Сначала он сел возле химе-мико меча.

— Сэйшууин, судя по всему, твой организм в критическом состоянии.

— Да, верно, прости, в таком состоянии Эна не может помочь Твоему Величеству, — с видимым усилием ответила Эна на слова Годо.

— Не надо так говорить, ты уже сделала всё, что было в твоих силах. На этот раз моя очередь дать тебе силу, но сила эта имеет определённую цену. Если ты, Сэйшууин Эна, не обладаешь достаточной решимостью, чтобы последовать за мной в глубочайшую бездну ада, дать её тебе я не смогу.

Годо положил руку на плечо химе-мико, чьи волосы имели цвет воронова крыла.

— Живой или мёртвый, или когда любому богу противостою, я должен быть для тебя прежде всего. Ты должна жить для меня и только для меня, и я никогда не оставлю тебя богам, демонам или судьбе.

Просить элитную химе-мико, вроде Эны, оставить свою стезю и выбрать вместо этого его, было действительно чрезмерно.

— Если ты это сделаешь, я смогу дать тебе необходимую силу. Так как? Стань моей соратницей.

«Клясться другому ценить его всю жизнь и обещать сделать счастливым. Это поступок характерный для добросердечных, но, с другой стороны, бесполезных людей. Я не такой. Ты будешь жить ради короля и умрёшь за короля. Считай это проклятьем на всю жизнь».

Только тем, кто принял такую жизнь, позволено служить рядом с Чемпионами.

— Да, Эна клянётся, что будь то её меч или её сила, всё будет использоваться только ради Твоего Величества! Прошу, относись к Эне так же, как и к Эрике, и позволь мне стать собственностью Твоего Величества!

Ответила она немедленно. Сэйшууин Эна воистину была такой девушкой, в которой Эрика видела соперницу.

Словно в страстной мольбе, Эна крепко обняла Годо.

— Я не возражаю, даже если не смогу быть твоей женой или любовницей. Просто позволь Эне быть рядом с тобой вечно, хоть в качестве тайной женщины, которую нельзя афишировать на публике, семья Эны возражать не будет…

— Дура, чтобы больше таких глупостей я от тебя не слышал, — проговорил Годо, глянув на Эрику.

Самопровозглашённая кандидатка в первые леди пожала плечами с видом «делай, что хочешь».

— Мне не нравится ранжировать своих товарищей, так что тебе не разрешается говорить вещи типа «всё нормально, если я буду тайной любовницей» и тому подобное.

— Да, ясно, Эна понимает, Твоё Величество — ммммм…

Поток слов больше не мог продолжаться, так как Годо напористо запечатал губы Эны.

Смелая, безудержная и искренняя девушка закатила глаза, принимая этот навязанный поцелуй. Как и Юри, она, судя по всему, совершенно не имеет опыта в данной области.

Годо забрался своим языком в рот девушки. Первое касание, кажется, очень её удивило, заставив напрячься, но Годо не обратил на это внимания и продолжил своё наступление.

Игрался с её языком, лизал её зубы, прижимал свои губы к её.

Таким образом, магический канал между ним и Эной был установлен — путь передачи «Защиты» оказался завершён.

— А, аааааа…

— Сэйшууин? Очень больно? Может, мне немного нежнее действовать?

— Н-нормально… Я выдержу, н-но мне немного страшно…

Описывая свои чувства, Эна разомкнула свои губы и удивила Годо, проникнув своим языком к нему в рот.

Необычайно мягкий, без единого твёрдого места, её язык, дрожа, пробрался в рот Годо. В ответ Годо атаковал, прижав язык Эны, интимно слившись с ним и став одним.

— Это хоть и страшновато, но Эна точно выдержит. Прошу, делай с Эной, что хочешь! Теперь Эна тоже женщина Твоего Величества… Я как следует исполню свой долг!..

Крепко обняв и беспрестанно целуя, Эна словно сердечно приглашала его с нежной любовью. Одновременно с этим возрастало и желание прижать и овладеть ей.

Годо начал потихоньку вливать «Защиту» Веретрагны в область даньтяня Эны, что располагался чуть ниже пупка.

— А… Ах?!. — оторвавшись от губ Годо, Эна издала короткие стоны.

Но после небольшой передышки в несколько секунд, химе-мико меча снова стала искать поцелуя своего господина.

— Т-так этим самым Эна стала женщиной Твоего Величества, да? Я не проиграю Эрике-сан или Лилиане-сан… Или даже Юри… В качестве подходящей возлюбленной… Верно?! Ещё… Позволь Эне почувствовать ещё больше силы Твоего Величества!

Эна буквально присосалась ко рту Годо, делая всё со страстью и силой.

Годо с готовностью принял её храбрость и волевой порыв. Эна, которая обычно делала, что ей вздумается, сознательно пыталась быть храброй. Хоть это и казалось несколько странным, но зато делало её особенно восхитительной.

— В теле Твоего Величества я могу почувствовать Амэ-но муракумо, значит, он действительно дремлет внутри тебя. Хо-хо, Амэ-но муракумо переживал, что ты не будешь его использовать… Кстати, Эне уже намного лучше, сейчас Твоему Величеству стоит побеспокоиться о Юри… Пожалуйста…

— Даже если бы ты мне не напомнила, я всё равно собирался это сделать.

Когда Годо закончил, Эна тут же потянулась к своей подруге химе-мико, лежащей рядом с ними, и положила свою руку на руку Юри, которая пострадала от принудительного использования духовного зрения.

Юри ещё не очнулась, её сознание было затуманено.

Дрожа, Эна, которая сама едва держалась, схватила свою подругу детства.

— Твое Величество… Поспеши… её… — тихо молила Эна, обняв Юри сзади.

Две прекрасные химе-мико сидели рядом.

Юри уже поклялась Годо в вечной преданности, так что не было необходимости вынуждать её произносить новую клятву. Годо спокойно приблизил своё лицо к лицу девушки и украл губы бессознательной Юри.

Как только он влил в неё чуть более сильную «Защиту», тело Юри начало немного выгибаться назад.

— Г-Годо-сан? А почему и Эна-сан здесь?

Кажется, в сознание она пришла. Заодно с вопросом с её губ сорвалось и тяжёлое дыхание.

Годо снова запечатал её уста своими, а затем тихо прошептал:

— Я сделаю тебя своей, ты всё ещё возражаешь?

— Юри, давай вместе станем женщинами Его Величества. Хоть это и немного больно, но потерпи ещё чуть-чуть.

— Да, хорошо… Я-я уже приняла решение, пожалуйста, делай, что пожелаешь, Годо-сан.

Юри предложила ему своё горячее, как огонь, тело.

Поддерживая Эной, эта квинтэссенция Ямато Надэсико прислонилась к нему своим непорочным телом.

— Мария, как ты себя сейчас чувствуешь? Больно?

Во время непрерывных поцелуев, они сплетали языки и обменивались слюной.

Сразу Юри была несколько неуклюжей, но сейчас, кажется, девушка полностью к этому привыкла.

Хоть и не такая смелая, как Эрика, Юри всем сердцем отвечала на действия Годо, отдаваясь ему с неподдельной искренностью. Между ними начал формироваться магический канал.

Уже? Годо преобразовал магическую силу в «Защиту» и с силой влил её в самые отдалённые уголки тела Юри.

— ?!

Тело Юри, слившейся с Годо в поцелуе, начала бить дрожь.

— Может, мне стоит немного ослабить напор?

Боль должна быть сильной, но прекрасная химе-мико покачала головой.

— Нет, не стоит, боль это нормально… Я выдержу, так что, пожалуйста, даруй мне свою божественную силу, используй моё тело в качестве приёмника твоей мощи.

Глаза Юри увлажнились, и она поцеловала Годо так, словно полностью пыталась захватить его губы.

Ощущение интимного контакта слизистых оболочек оказалось пугающе обворожительным, заставляя Годо всё сильнее возбуждаться.

— М-моё сознание уже прояснилось… Всё благодаря твоей защите. Пожалуйста, дай мне ещё…

Сдерживая слёзы, Юри терпела боль и при этом отважно умоляла.

Непреклонная девушка была слишком обворожительна, и Годо сместил свои губы, чтобы поцеловать её в щёку.

— Т-твоё Величество… Прошу, и Эне ещё дай… Умоляю… Отныне Эна всегда будет рядом с Твоим Величеством. Поэтому прошу…

Эна намеренно прижала свои губы к губам Годо.

Что за неуклюжая манера ухаживания. Она хоть от природы и была смелой девушкой, но, такое впечатление, что в отношении поцелуев Эна ещё более неуклюжа, чем Юри.

Но именно эта неуклюжесть и привлекала, поэтому Годо снова передал ей «Защиту».

— О-о…

Эна застонала. Всё-таки это очень больно?

— П-пожалуйста, терпи, Эна-сан… Я составлю тебе компанию.

От боли глаза Эны широко раскрылись, при этом Юри обняла её, поддерживая.

— Д-да, мы двое станем женщинами Его Величества… А, теперь Эна понимает, я интимно соединяюсь с самыми глубокими уголками Его Величества, так же, как и Амэ-но муракумо-но цуруги… Твоё Величество, Амэ-но муракумо говорит мне о том, каким богом является Великий Мудрец, Равный Небу. Настало время открыть его истинную природу.

Когда Эна обращалась к Годо, из её глаз ручьём текли слёзы.

— Божественный клан еретической стали появился как отщепенец, и Амэ-но муракумо-но цуруги был одним из таких. Эна передаст как можно больше всякой информации, известной о Великом Мудреце. Юри, давай вместе расскажем Его Величеству, ради нашего мужа, давай же дадим ему слова заклинания, чтобы покромсать богов на куски!

— Хорошо, давай вместе станем силой Годо-сана… Станем клинком его меча…

Две химе-мико приблизили к нему свои губы, и Годо принял их.

Раз за разом, переключаясь между Юри и Эной, губы этих троих сливались воедино, словно они действительно стали одним целым.

— Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, родился из камня в качестве священной обезьяны. Камень этот по сути своей — руда.

— Беспорядки в небесном дворце — Сунь Укун устроил переполох в небесном дворце и был пойман Истинным Лордом Эрланом, воплощением святости, который затем заживо бросил его в котёл Багуа.

Обжигаемый и опаляемый в огненном котле в течение сорока девяти дней Великий Мудрец не умер, вместо этого он переродился.

— Рождённый из железной руды, герой был обожжён, подвергся мукам, закалился и сделался завершённым. Эта легенда являет собой доказательство происхождения Великого Мудреца как бога-мечника «Стали».

— «Путешествие на Запад», что дошло и до наших дней, основывается на романе времён династии Мин, но основополагающие легенды берут своё начало от различных племён древнего Китая, разбросанных по всей его территории.

Сейчас язык Годо сплёлся с языком Юри или Эны? Сказать уже невозможно, так как их трио утратило любые ощущения границ в процессе стремления друг к другу.

Жадно ища Эну, Годо пробовал на вкус губы Юри, а обе девушки одновременно пытались найти язык Годо и начинали целовать его взасос. Губы встретились, Юри и Эна маленькими глотками пили слюну Годо.

— Нечестно, заботишься только о Юри и Эне… А меня в сторону подвинул, — жалуясь, Эрика обняла Годо сзади.

Годо ощутил, как к его спине прижимается объёмистая грудь, настойчиво напоминая о своём существовании.

Когда он обернулся, его ожидал страстный поцелуй Эрики.

Поцелуй был настолько сильным, что казалось, будто у него изо рта всё высосут.

Это похотливое и сумасбродное действо уже нельзя было адекватно описать термином «поцелуй».

— Годо… Как раз время подошло, верно? Передай свою «Защиту» до самого конца, я готова принять её когда угодно, не заставляй меня так нетерпеливо ждать…

— Э-эт-то слишком несправедливо, если только Эрике-сан передать, Эна и Юри тоже готовы…

— Годо-сан, пожалуйста, избалуй нас своей любовью…

Когда три девушки прижались к нему своими губами, Годо ответил на их просьбы.

Он увеличил «Защиту» Веретрагны, чтобы передать её всем за раз, сила божественного военачальника одновременно проникла тела всех трёх девушек.

— Акх, аааааааа, Годо-сан!

— Т-твоё Величество… Сейчас Эна… Воистину женщина Твоего Величества!..

— В-влей свою мощь в моё тела ещё раз… Не беспокойся, болит не так, как раньше. Так что прошу… позволь мне ощутить ещё больше твоей силы… Умоляю!

Три девушки — «Защита» была послана каждой из них в район даньтяня, чуть ниже пупка.

Годо кивнул, чувствуя это, и тут ему было напомнено о существовании ещё одной девушки.

— Э-Эрика… Мария Юри… Сэйшууин Эна… Как у вас только смелости хватило… Позволять себе это непристойное поведение?! К-как рыцарь, я просто не могу принять такое…

Лилиана пришла в сознание и, судя по всему, заметила проходящий ритуал.

Она шокировано уставилась на то, что творили Годо и остальные.

Скорее всего, из-за эффектов яда, она могла лишь верхнюю часть тела приподнять, а в её взгляде и голосе ощущалась крайняя слабостью. Годо протянул руку к обессиленной сребровласой девушке-рыцарю.

— Лилиана же однажды поклялась быть моим личным рыцарем, словно мы птицы, летящие крыло в крыло, или переплетённые ветви одного дерева? Так что иди сюда, и я награжу тебя, как подобает.

— И-и что означает это «к-как подобает»?!

— С победой и мощью… я не могу дать тебе таких вещей, как счастье или воспоминания обычных людей. Однако пока ты будешь следовать за мной, ты несомненно получишь победу, поэтому я дам тебе необходимую мощь. Я даже своё сердце тебе отдам.

Годо скользнул взглядом по девушкам, которые прильнули к нему своими телами, отдавая всех себя.

На лице каждой из них сияла безмятежная улыбка, а особо довольная Эрика подавала знаки глазами.

— Ну, может, это и хорошо, в конце концов. Давайте все так вступим в брак, когда время придёт.

— Н-но я рыцарь… Если я поддамся похоти, как Эрика… Чтобы подобающим образом регулировать твои отношения с женщинами, я не могу позволить себе опуститься до столь узколобого поведения.

— Лили, не стоит быть слишком одержимой такими вещами, как отождествление себя с какой-то ролью.

Видя бессмысленные сомнения Лилианы, Эрика обратилась к ней с полуприкрытыми веками. Это было сделано с целью помочь её давней подруге побороть свою упёртость.

— Хочешь быть лучшим рыцарем, так? Тогда тебе следует принять ритуал вместе с нами. В данный момент Кусанаги Годо требуются бесстрашные воины. Ты собираешься проиграть мне, Эне и Юри? Если так, то неужели ты всё ещё будешь настаивать на том, что ты первый рыцарь?

— Дура! Я не собираюсь никому проигрывать! — с торжественным лицом заявила Лилиана. — Даже если мой господин в ад отправится, я последую за ним до самого конца. Нечего на меня свысока смотреть!

— Ну, если так, то поспеши доставить себя к нам. А о деталях позже беспокоиться будешь.

После предупреждения Годо Лилиана, наконец, подтянулась к ним, но, кажется, она ещё не окончательно укрепилась в своей решимости и остановилась в паре шагов от цели.

Той, которая подтянула к ним синюю девушку-рыцаря, оказалась Эна.

— Лилиана-сан, это нехорошо, если Его Величество сказал, что ты должна подойти сюда, то ты должна открыться и принять его любовь.

— Эна-сан, пожалуйста, не заставляй её, в таких делах ты должна уважать желания людей… Но, Лилиана-сан, позволь мне сказать, что остальные, и я в том числе, не сожалеем о том, что вели себя подобным образом.

Даже Юри ненавязчиво убеждала её, являя лучезарную улыбку, подобную распустившемуся цветку вишни.

— П-пожалуйста, погодите момент. Я всё ещё не подготовилась… Ммм?!

Так как Лилиана никак не могла решиться, Годо заставил её умолкнуть посредством поцелуя.

— А теперь будет довольно трудно, так что тебе лучше подготовиться.

Сребровласая девушка боялась лишь мгновение, но, сглотнув, кивнула.

Годо создал внутри себя «Защиту» и постепенно начал переносить её в тело Лилианы.

— Ммм…. Аааааа!

Прекрасное фееподобное лицо исказила боль, сопровождаемая резким криком Лилианы.

Через их губы Годо медленно передавал её телу «Защиту».

— Т-твоя подавляющая мощь определённо поступает, н-но почему ритм ощущается несколько иным, по сравнению с тем, когда эту силу получали другие?

— Глупая, если я начну вливать такое количество сразу, тебе будет очень больно. Ты разве не видела, как другие мучились?

— Н-не думай обо мне, Кусанаги Годо. Пожалуйста, считай это испытанием моей преданности, не обращай на меня внимания! Как первый рыцарь, я не могу проиграть кому-либо из присутствующих здесь…

Возможно из-за того, что ей приходилось терпеть сильнейшую боль, Лилиана выкрикнула эти слова с закрытыми глазами.

На мгновение Годо оторвал свой взгляд от синего рыцаря и посмотрел в глаза Эрике. «Я могу сделать, как она говорит, но боль она испытает невероятную, так как? — Ну, она из тех девушек, которых одними словами не убедишь». В общем, не имея особого выбора, Годо ускорил перенос «Защиты» в даньтянь Лилианы.

— Мммм… А-а-а-а-а-а!..

Лилиана почти потеряла сознание от боли и оторвалась от губ Годо.

— Видишь, разве я только что не сказал, что начинать лучше медленнее. Торопиться не надоммм?!

Слова Годо были неожиданно заглушены, так как Лилиана украла его губы поцелуем.

Ощущения от её губ во время поцелуя были такими мягкими, словно Годо касался ангельских перьев.

— В-всё в порядке, я твой рыцарь… Выдерживать подобную боль — значит показывать свою преданность господину, это честь для меня, — тихо прошептала Лилиана, тяжело дыша. — Я, Лилиана Краничар, испытаю вечный позор, если тебе придётся беспокоиться ещё и обо мне, когда у тебя на руках уже Эрика с другими женщинами есть. Поэтому настаиваю не оказывать мне особого отношения — я обязательно вынесу!

Однако реальность не настолько простой оказалась.

— Хо-хо…

Пока Годо раздумывал, как ответить, Эрика улыбнулась. По сравнению с её обычной дьявольской улыбкой, эта выглядела куда более невинной, превращаясь в мелкую дьявольскую улыбку.

— В таком случае, Годо, ты должен сделать с Лили и мной то же, что сделал с Юри и Эной. Разделить с нами замечательную любовь.

Эрика втиснула свою голову между Годо и Лилианой, предлагая свои губы. По сравнению с только что бывшим поцелуем, этот казался ещё мягче. Своим поцелуем Эрика как бы нежно ласкала губы Годо.

— И ты к нам присоединяешься? Разве тут есть необходимость во втором участнике?

— Конечно, и ты ведь можешь это сделать, верно? Не ты разве сказал, что ненавидишь нас ранжировать? Значит, ты должен честно любить нас, заботясь о каждой в равной мере.

Годо тут же понял, что замышляла эта мелкая бесовка.

Схватив плечо Лилианы, он подтянул её к себе, по соседству расположив перед своими глазами восточноевропейскую красавицу, похожую на фею, и красавицу, похожую на мелкого дьяволёнка. И тут Эна вклинилась:

— Раз так, то ты и нас игнорировать не можешь. Юри, и ты давай сюда.

— Э-Эна-сан! Прекрати тянуть меня!.. Ну в самом же деле, все слишком бесстыдны, сверх меры потворствовать подобному поведению — это неправильно…

Эна обняла Годо, каким-то образом и Юри стала его обнимать, понукаемая своей подругой детства. Похожая на Ямато Надэсико химе-мико, для которой обычно была характерна разумная предусмотрительность, в данный момент смотрела на Годо с одурманенным и соблазнительным выражением лица — и это несмотря на то, что она других отчитывала.

Годо приблизил своё лицо к четырём девушкам, и поочерёдно крал их губы.

Целовал Эрику, целовал губы Лилианы, одновременно не забывая и Юри с Эной.

Со сребровласой девушкой-рыцарем в центре, Годо страстно целовал трёх других девушек одну за другой, равномерно распределяя между ними «Защиту».

— А-а-а… Кусанаги Годо, если кто-либо станет свидетелем этой сцены, то… Это будет большая неприятность — чтобы я, рыцарь, позволяла себе столь скандальное поведение!..

— К сожалению, такой вот твой Король человек, что занимается подобными вещами.

Годо резко отпустил тяжело дышащую Лилиану.

— Вы все жалеете, что дали клятву человеку, вроде меня?

— Хо-хо, я буду служить тебе и стану твоим мечом и щитом на твоём пути завоеваний. А затем стану твоей правой рукой и доверенным советником, помогая тебе во время правления миром. Нет совершенно никакой необходимости спрашивать такое у меня, Эрики Бланделли.

— То же и Эны касается. Всё потому, что Твоё Величество именно такой человек, вот поэтому сердце Эны каждый раз трепещет.

— Каким бы великим грешником ты ни стал в будущем, не имеет значения, я всегда буду рядом…

Эрика говорила беззаботно, Эна делала своё заявление с радостью, а Юри нежно и с добротой улыбалась. Затем, наконец, и Лилиана честно выразила свои самые потаённые чувства:

— Я-я тоже! Кусанаги Годо! Мы переплетённые ветви и птицы, летящие крыло в крыло. Если ты когда-либо уйдёшь на покой от дел богоубийства, то я составлю тебе компанию в твоих покоях и сделаю всё, что в моих силах, чтобы служить моему Королю. Если ты пожелаешь, то как бы бесстыдно и аморально это желание ни было, я всё равно…

Нынешняя Лилиана больше не была внушающим трепет благочестивым рыцарем или домашней девушкой слегка не от мира сего. В какой-то момент на её лице стало проявляться выражение женщины, прекрасной, словно фея, и с соблазнительным, словно волшебным, шармом.

— Хоть для рыцаря такое и не очень подходит… Но на личном уровне м-мне ты такой очень нравишься, поэтому я больше не стану теряться, раздумывая над ненужными вещами.

Четыре расцелованные девушки

За всем этим последовал полный беспорядок.

Четыре девушки по очереди предлагали Годо свои губы, он принимал и всецело наслаждался ими, не особо заботясь об очерёдности.

Они уже не могли сказать, где чьи губы, или чьи языки сплелись. Без разбора глотая слюну друг друга, их пятёрка завершила ритуал, и девушкам была дарована «Защита» божественного военачальника.