Глава 6. Бог и Чемпион, напряжённое противостояние двух героев. Часть 3.

— Хо-хо-хо… Ты только один, молокосос Кусанаги? Если хочешь позвать своих товарищей-богоубийц, я могу подождать.

Великий Мудрец, Равный Небу, даже не побеспокоился о том, чтобы учесть девушек. Если люди и попадутся ему на глаза, он, скорее всего, их проигнорирует.

Годо тут же резко возразил:

— Для противника, вроде тебя, и меня одного хватит… Кроме того, если другой Чемпион присоединится, ты же своих братьев на подмогу вызовешь, верно?

— Э, так ты уже заметил… Похоже, боевые инстинкты у тебя очень остры.

Дважды став свидетелем ужасающей силы Сунь Укуна, которая превосходила таковую у любого бога, встреченного Годо ранее, становилось понятно, что эта божественная обезьяна обладала подавляющей мощью. Однако сейчас от него подобного ощущения не исходило.

И всё же, фактом оставалось то, что Годо стоит перед богом войны с обширным и разнообразным перечнем способностей.

Что касается чисто боеспособности, тот тут он, должно быть, превосходил Афину и Персея, но если и другие его возможности принимать во внимание, те, что Годо видел в Тосё-гу и у озера Чузэнджи, то и они далеко за рамки обычных выходили.

— Когда мы, Чемпионы, наталкиваемся на богов, то ощущаем, как внутри нас пробуждается и выплёскивается огромная сила. Полагаю, что и у тебя так же, в бою богов и Чемпионов, когда ты сталкиваешься с численным превосходством противника, ради победы над врагами наружу вырывается безграничная сила.

— Верно, ради установления мира на земле небесным предназначением богов является истребление таких, как вы, Дьявольских Королей, которые богов и убивают, — бдительно кивнул Великий Мудрец, Равный Небу, на верное предположение Годо. — Если все условия удовлетворены, то от небес, земли и даже звёзд я могу получить силу, которая требуется мне для уничтожения всех вас. Однако не у всех богов есть такая способность, лишь малая часть божеств меча с достаточной силой и мощью обладает данным качеством… В любом случае, для старого доброго Суня эта задачка проще пареной репы.

— Что это ещё за «ради установления мира на земле», хватит языком трепать, это же бессмыслица! Именно ты сейчас и являешься источником бед!

— По сравнению со статусом Дьявольского Короля, это же вообще ничто, я прав? Ну, пожертвуем пятьюдесятью или сотней тысяч человек, страну островную или две, как эта вот, вырежем, на глобальную картину событий на земле это никак не повлияет.

Годо хмыкнул, игнорируя данное возражение.

— Ну, тогда не бери Хикари в заложницы и не превращай местных жителей в обезьян ради всего лишь игры! Я слышал, существует вероятность того, что превращённые в обезьян люди могут и не вернуть себе человеческий облик?!

— Просто нытьё и жалобы людишек, пострадавших за свои кармические грехи. Несмотря на это, мир ведь продолжает вращаться… Кроме того, каждый раз при возрастании числа богоубийц, земля ввергается в хаос, и между миром живых и загробным миром появляется дисбаланс. Люди должны повиноваться богам и законам природы. Забывать своё место и противиться нашей божественности — это просто…

Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, наконец, стал тихо источать жажду убийства и принял боевую стойку с Цзиньгубаном.

— Поэтому стереть тебе подобных с лица земли есть наша святая задача! Ну же, молокосос Кусанаги! Хватит ныть и давай драться!

— Ладно! Я покажу тебе свою — нет силу воли человечества!

— Ха! Если не брать в расчёт твою волю, то сам ты всецело монстр, с телом, далеко превзошедшим обычных смертных, хватит себя обманывать!

 

Когда утренний свет осветил уголок долины Сэндзёгахара, решающая битва была, наконец, готова вот-вот начаться.

Держась подальше, девушки в настоящий момент наблюдали за происходящим.

Эрика Бланделли, Лилиана Краничар, Мария Юри и Сэйшууин Эна.

Те, кто поклялись следовать за Чемпионом Кусанаги Годо до смерти, те, которые стали его спутницами путём хитросплетений судеб.

У них на глазах Годо использовал силу «Воина».

Клинок из слов заклинания, который предназначен для убийства богов, это сила десятого воплощения Веретрагны.

— Каждый раз, как упоминается имя Великого Мудреца, Равного Небу, Сунь Укуна, сразу же неизбежно приходит на ум мысль об ученике монаха Сюаньцзана, о божестве, рождённом из хаотического смешения разнообразных религий и фольклорных верований, которые попали под влияние Буддизма, Даосизма и Китайского шаманизма.

Окружающее Годо пространство было наполнено сферами света.

И эти световые сферы увеличивались количеством в десять, двадцать, тридцать раз. Это были мечи из слов заклинания.

— Более того, ты ещё и бог войны, что относится к «Стали». Несмотря на то, что ты обезьяний бог, ты заодно и бог войны, что тесно связан с железом — этот ключевой момент можно понять по тому, как создавалась книга «Путешествие на Запад»!

— О-о… Такой же меч, как и Курикара? Праведный клинок, уничтожающий зло и рождённый из мудрости.

В пространстве, полностью заполненном сотнями световых сфер, Великий Мудрец, Равный Небу, спокойно всё анализировал.

— «Путешествие на Запад» родилось из собрания опер, романов и фольклорных сказаний, в которых главным героем был Сунь Укун. Поэтому данное произведение можно назвать великой кульминацией легенд о Сунь Укуне. Источником материала, в основном, послужили мифы и сказания, что веками передавались в первую очередь в Китае — а культура народа Хань часто подвергалась влиянию инородных культур, ассимилируя их!

Огромнейшее количество световых сфер устремилось к Великому Мудрецу, Равному Небу, волнами атакуя со всех направлений.

Тем не менее, ловкость Сунь Укуна не уступала в скорости молнии, и он увернулся от всех их.

— Ха-ха-ха-ха-ха! Хоть и кажется, что меч этот проблем доставит, но всё бесполезно, если он по мне не попадёт.

Великий Мудрец сделал заднее сальто и запрыгнул на своё золотое облако.

Свободно летая в небесах, он избегал преследующего его «Меча», двигаясь при этом всё быстрее и быстрее!

«Ясно».

Годо понял, в чём тут суть. В отличие от «Хищной птицы» Веретрагны, Великий Мудрец, Равный Небу, не имел возможности достигнуть максимальной скорости мгновенно, он должен был ускоряться последовательно.

Но как только его скорость становилась максимальной, обезьяний король оказывался уже в мире божественной скорости!

— Хмм!.. Пусть же мои слова сплетутся, образуя божественный меч, что уничтожает зло и несёт мир. Исчезни же, Великий Мудрец, Равный Небу!

Годо заставил «Меч» преумножиться и ускориться.

Но было уже слишком поздно, Великий Мудрец, Равный Небу, пропал из виду, из-за чего сотни «Мечей» утратили свою цель. Клинки света не могли поразить героя, пребывавшего в мире божественной скорости, даже поцарапать не могли!

Каким-то образом Годо почему-то знал, что в данный момент Великий Мудрец быстро взлетает в небо.

Он приказал нескольким десяткам мечей света броситься в погоню, но Великий Мудрец всё равно ушёл от преследования. Слишком быстро! Кто ж знал, что любимое для Годо воплощение божественной скорости оказывалось настолько опасным, когда использовалось врагом!

«Когда противостоишь противнику в битве, как можно стоять столбом?!»

Приглушённый голос, который как будто издалека шёл. Ощутив, как холодок по спине пробежал, явный предвестник опасности, Годо собрал ближайшие «Мечи» возле себя, защищая голову и спину. И тут же с неба что-то ударило подобно молнии!

Дзынь! Звук удара. Такое впечатление, что в одно мгновение спустился кто-то сверхбыстрый и тут же снова улетел.

«Хо-хо-хо, блок только что всего лишь случайной удачей оказался, давай-ка второй раз попробуем, а?»

Великий Мудрец планировал использовать тактику бей-и-беги?

Нет. Воплощение «Воина» позволяло полностью понимать врага. И эта сила говорила Годо, что при использовании божественной скорости Великий Мудрец имел трудности с тем, чтобы остановиться. Он не мог использовать точные движения, как и Годо при использовании «Хищной птицы».

Хватит и одного уверенного удара. Великий Мудрец продолжал удаляться, не позволяя своей скорости упасть.

Однако скоро он должен вернуться. Выйдет ли блокировать вторую и третью атаки?

Годо явно был в проигрышном положении. Обеспокоенные ходом битвы, девушки начали нервничать.

— Ко всем обращаюсь… Чтобы защитить его, прошу вас помочь мне.

Первой заговорившей была Юри, которая склонила голову, вежливо озвучивая просьбу.

— И хотя сила, которую он мне даровал, может помочь ему, но она не может защитить его, поэтому нужна сила каждой из вас.

Выступив вперёд, Юри сделала решительное лицо.

Красота девушки несла в себе торжественность, которую невозможно было запятнать, и эта торжественность ещё больше добавляла к ощущению праведного и благоговейного трепета.

— Тебе нет нужды делать такие просьбы. Кусанаги Годо является Королём для нас всех. Моей рыцарской гордостью я… Нет, скорее, моя любовь точно его защитит! Так что я использую всех и вся, до чего только руки дотянутся. Так что, Юри, поддержи нас всем, что у тебя есть!

Той, которая ответила в столь непреклонной манере, естественно, была Эрика.

Более чем кто-либо эффектная и ослепительная своими талантами, эта прекрасная девушка провела рукой по своим светлым волосам, которые словно роль её короны играли.

— Очень жаль, что тут Эрика меня на лопатки положила, но, в любом случае, всё как она и сказала. Сейчас мы отличаемся от обычных себя, но ради защиты Кусанаги Годо, мы должны объединить свои силы, как команда, — решительным тоном произнесла Лилиана.

Всецело осознавая, что она должна сделать, девушка была исключительно спокойна.

— Да, когда разгорается конфликт с богом, у нас нет времени, чтобы друг с другом пререкаться, — веселым тоном произнесла Эна, имея при этом несколько хищное выражение лица.

Она пронзительным взглядом уставилась в небо, словно всего лишь посредством своих пяти чувств обнаружила признаки присутствия Великого Мудреца, Равного Небу.

— Ой, Эна, давай пока не будем о внутренних конфликтах и вражде. Дружеская борьба между нами необходима, чтобы стимулировать прогресс. Не думаю, что тут стоит стремиться к полному пацифизму.

— А это имеет смысл, в общем-то, тогда давайте устроим состязание, кто больше всего сможет помочь Его Величеству.

— Хватит, вы двое! Не забывайте, что действия говорят, куда громче всяких слов! Мария Юри, какое-то время я, скорее всего, буду слишком занята, чтобы защищать тебя. Ничего страшного?

— Да. Я уже подготовилась к этому, так что иди и помоги ему.

Эрика и Эна подали друг другу знаки взглядами, улыбаясь при этом улыбками с глубоко скрытым смыслом.

Лилиана отчитала их обеих, а Юри просто дала короткий ответ. Имея двух сильных лидеров, оставшиеся девушки взяли на себя инициативу в том, в чём сами были сильны.

Очень индивидуалистическая команда с сильным лидерством.

Также это ещё и очень хороший состав был, ведь у каждой из девушек имелись свои планы, суждения и влияние на других.

— О, воин справедливости, во имя сына, отца и спутников, позволь же этим словам заклинания быть переданными, — мягко продекламировала Юри волшебные слова.

Данный стих силы являлся ключом к высвобождению «Защиты» божественного военачальника.

В следующее мгновение одеяния мико на Юри изменились.

Их новый вид напоминал роскошное кимоно, также известное как дзюни-хитоэ, вокруг которого была обернута тонкая, словно воздушная, ткань. Однако наибольшим изменениям подверглись её волосы.

Первоначально волосы Юри имели цвет чёрного жемчуга с сильнейшим чайным отливом, но сейчас их цвет стал ярко сверкающим коричневым, чуть ли не льняным.

Более того, её зрачки приобрели цвет стекла, словно и были из него сделаны.

Эти цвета глаз и волос оказались в точности как у принцессы, которую Годо встречал в Загробном мире.

— От слов данного священного текста, могущественного и красноречивого, да съёжатся и задрожат враги предо мной!

— Всё зло забьётся в угол и станет дрожать пред победой, что сокрыта в моём теле!

Эрика и Лилиана также зачитали слова заклинания, изменяя свой внешний вид.

Светловолосый рыцарь была в красно-чёрном.

Сребровласый рыцарь была в сине-чёрном.

В правой руке Эрика сжимала шипастое пехотное копьё, а в левой она держала овальный щит. Это было вооружение, в которое превратился Куоре ди Леоне.

У Лилианы в руках был длинный серебряный лук, оружие, в которое превратился Иль Маэстро.

— О, мощь, явись и снизойди на тело моё. Ради победы и справедливости! — зачитала Эна гимн божественного военачальника.

Школьная форма сильнейшей химе-мико превратилась в одеяния мико, белый хаори и красные хакама, поверх которых была накидка, называемая тихаей, а на укреплённых заколками волосах Эны появилась диадема.

Официальный наряд, который надевают мико во время танца кагуры.

— Когда местоположение богов становится известно… Ветры дуют в ветвях, разнося цветков лепестки!

Данные слова тихо прошептала одетая в дзюни-хитоэ Юри, пробудившая новые духовные силы, высвободившая свой дух и эктоплазму из оков тела, тем самым, позволяя своему сознанию расшириться вовне, словно щупальца во внешний мир протягивая.

Ход мыслей Эрики, Лилианы и Эны по большей части был понятен.

Также она могла ощущать огромную и мощную силу воли Кусанаги Годо и Великого Мудреца, Равного Небу.

Психическое восприятие — в данный момент Юри продвинулась в психическом восприятии настолько, что превосходила даже принцессу Элис. Используя эту силу духовного обнаружения, её око разума стало видеть чётко и ясно.

Универсальный взгляд Авалокитешвары, пик развития ока разума, которым пользовалась Лю Хао, чтобы насквозь видеть божественную скорость «Хищной птицы».

«Вижу!..»

Око разума Юри смогло чётко зафиксировать летящий силуэт Великого Мудреца, Равного Небу, которого человеческий глаз уж точно увидеть не мог. Результаты визуального наблюдения тут же были пересланы остальным трём девушкам посредством психического восприятия.

Око разума Юри стало глазами Эрики, Лилианы и Эны, действуя в качестве универсального зрения, которое могло уследить за божественной скоростью. Первой, благодаря данному дару, стала действовать Лилиана.

Держа в левой руке серебряный лук, она призвала в правую серебряные стрелы.

И одна из данных стрел была стремительно выпущена, превратившись во вспышку серебристого света.

 

«Если так и дальше пойдёт, я точно умру».

Блокировав первую атаку Великого Мудреца, Равного Небу, Годо тут же забеспокоился.

Но только он захотел сделать удар мечом наугад, как очень удивился.

«Ой! Опасно, опасно! Вы, ребятки, реально видеть меня можете?!»

Вспышка серебристого света прочертила линию рядом с головой Годо. Это она, что ли, остановила стремительно надвигающуюся атаку Великого Мудреца?

— Кусанаги Годо, оставь защиту нам!

— Пожалуйста, сконцентрируйся на атаке, мы прекрасно справимся с твоей охраной!

Его взгляду предстали бегущие Эрика и Лилиана в священных рыцарских доспехах, которые в последний раз он видел во время инцидента с Амэ-но муракумо. Так вот что происходит, они используют «Защиту».

После того как Годо кивнул, Эрика подняла свой щит, чтобы прикрыть направление спереди.

— Хмм!

Дзынь! При звуке соударения Эрику вместе со щитом отбросило, она явно получила удар от Великого Мудреца, Равного Небу. Стоя прямо перед Годо, Лилиана незамедлительно выпустила ещё одну серебряную стрелу, прорезавшую воздух.

Годо почувствовал, как что-то необычайно быстрое скрылось.

Хотя он и не совсем понимал, что происходит, но, кажется, девушки в какой-то степени могли видеть божественную скорость Великого Мудреца и реагировать на неё!

«Годо-сан, прошу, прими мой дух!»

Внезапно послышался зовущий его голос. Или нет, и это был шёпот, переданный прямиком ему в сердце?

То были мысли Юри. Благодаря связи, которую установила «Защита», Годо сразу понял, что воплощение «Веретрагны» даровало химе-мико ту же силу, которой обладала принцесса Элис.

При получении этих ментальных волн зрение Годо мгновенно изменилось.

Это был мир универсального зрения, которым обладала Юри, пик развития техники ока разума, которая открыла их взглядам всё.

Одаренный подобным благословением, Годо тоже смог отчётливо видеть движения Великого Мудреца на божественной скорости. Быстрая, словно молния, божественная обезьяна стояла на своём облаке, летая туда-сюда зигзагами, по форме напоминавшими следы молнии.

А затем бог резко спустился с неба, намереваясь разбить Цзиньгубаном голову Годо.

Священная серебряная стрела Лилианы не дала ему воспользоваться данным приёмом.

Если выпускать стрелы по одной, то от них легко уклониться, поэтому сребровласая девушка-рыцарь держала меж пальцев правой руки пары стрел и одним выстрелом пускала по восемь штук.

И так повторялось немалое количество раз, стрелы летели, словно град пуль, из них практически ливень шёл.

Тем не менее, Великий Мудрец, Равный Небу, с божественной скоростью уклонился от всего прямо в воздухе и подлетел к Годо, снова замахнувшись Цзиньгубаном.

Щит Эрики заблокировал это смертельное оружие. Какой бы божественной скорость врага ни была, он не мог атаковать иначе, кроме как приблизившись к цели. Эрика сконцентрировалась на защите Годо и исполняла взятую на себя обязанность со всей ответственностью.

А пока она защищала его, Лилиана продолжала атаковать воздушное пространство серебряными стрелами.

«Годо-сан, следующим ходом придёт время твоей атаки!»

— Э… Даже такое возможно?!

Слушая шёпот, передаваемый ментальными волнами, он получал дальнейшие инструкции посредством психического восприятия. Атака, которую он до этого не пробовал, неужели Юри смогла увидеть нечто подобное посредством духовного зрения?

«Да, это видение я получила только что. Если этого не сделать, победы достичь не выйдет».

Предупреждённый Юри, Годо посмотрел вверх, на летающего туда-сюда врага.

Да, чтобы превзойти противника с такой безумной скоростью, действительно придётся использовать столь рискованный приём.

Укрепив свою решимость, Годо посмотрел на восточную часть неба. Оттуда землю освещали розовые рассветные лучи.

Там находилось солнце, символ третьего воплощения Веретрагны, «Белого жеребца».

— Ради победы, явись мне! Бессмертное солнце, прошу, одари меня сияющим жеребцом. Священная лошадь торжества, что скачет с удивительно божественной грацией и несёт круг света, который символизирует господина!

Заклинание, которое можно было применить только против великого грешника, ставшего причиной массовых страданий и бед, заодно оно являлось сильнейшей атакой в арсенале Годо.

Продекламировав слова заклинания, чтобы высвободить данное воплощение, он, однако, не прекратил использовать «Воина», так как клинок света всё ещё требовался ему для следующего шага!

Объединение двух воплощений воедино!

Соединение меча из слов заклинания с пламенем солнца!

— Ннн, аааааааа!!!

Такое чувство, что его мозг полыхает. Так горячо. Сердце словно вот-вот разорваться готово, расплёскивая кровь до полной её потери. Годо чувствовал себя так, словно его тело придавило каким-то тяжёлым объектом, а его ноги пригвоздило к земле.

Но, несмотря на всё это, он стиснул зубы и завершил начатое.

— Славный бог солнца, Митра, да воздастся хвала тебе! Чтобы одолеть всех врагов своих, молю, даруй мне сильнейшему тысячи света лучей и тысячи же мечей!

На восточном небосклоне засиял солнечный свет, который не стал использоваться в качестве пушечного выстрела, как это бывало ранее. В небе над долиной Сэндзёгахара появилась и зависла сфера белого света.

Когда с восточного небосклона землю осветили два солнца, Годо отправил «Мечи» в полёт, заставляя их собраться у второго, белого, солнца. Тысячи мечей света сплавились со сверкающей звёздной массой.

«О, новое солнце, что ли?!» — выкрикнул Великий Мудрец, кружа высоко в небе во время подготовки к очередной атаке.

Годо выстрелил новыми мечами, при этом белое солнце испустило луч яркого света, подобно лазеру. Искусно изготовленные мечи света смогли нацелиться на божественно быстрого Прекрасного Царя Обезьян, и пролетели прямо у него над головой.

— Так горячо?! И подумать только, оно двигалось даже быстрее меня?! Невозможно!

Опалило всего несколько прядей шерсти, но контакт определённо был. Сплавив само воплощение солнца, «Белого жеребца», с «Мечом», в результате Годо получил такой вот луч света — оружие, имеющее световую скорость.

Данный приём не уступал божественной скорости Великого Мудреца, Равного Небу, возможно, он даже шанс на победу давал?!

— Угх… Эрика, могу я доверить тебе защиту? Прямо сейчас я защищаться просто не способен.

— Конечно, поэтому я здесь!

Годо чувствовал, как его голову изжаривает просто пугающим количеством тепла. Нагрузка от одновременного использования двух воплощений была куда более болезненной, чем можно представить.

Услышав просьбу, которую он озвучил, испытывая при этом огромную боль, Эрика немедленно согласилась.

А тем временем Великий Мудрец, Равный Небу, продолжал летать зигзагами, совершая в небесах сумасшедшие ускорения. Чтобы ограничить его подвижность, Лилиана без передышки выпускала потоки стрел. И хоть признаков появления Эны пока не было, она точно была рядом, контролируя ситуацию. Он хоть и испытывал боль, но Годо был уверен, что поддержку ему оказывали все его спутницы.

«Я ни в коем случае не позволю себе потерпеть здесь поражение!»

Годо решительно стиснул зубы.

— Мария, отправляйся на помощь людям, которые были превращены в обезьян, и уведи их отсюда!

«Положись на меня и уничтожь Великого Мудреца, ни о чём не беспокоясь!»

Психическое восприятие Юри пролетело над долиной Сэндзёгахара, достигнув района Окуникко — затем оно заполнило все улицы города Никко, включая и территории, подконтрольные Прекрасному Царю Обезьян.

Её ментальные волны искали людей, превращённых в обезьян и нуждающихся в помощи.

А Годо снова продолжил составлять слова заклинания.

— Когда дело касается китайской истории, то часто упоминаются племена кочевников и наездников на лошадях! Северное племя Ди и западное племя Жун в период Вёсен и Осеней, гунны, которые угрожали Китаю с периода Сражающихся Царств, северная династия Вэй, которая Северный Китай и объединила, их потомки, племя Сяньби, которое ассимилировалось с культурой династий Суй и Тан, а также с династией Ляо народа кидань, и, наконец, династия Юань — Монголия!

Белое солнце испустило тысячи «Мечей». Оно не только по четырём сторонам света выстрелило, а на все триста шестьдесят градусов со скоростью света выпалило.

— И лишь правящим классом всё не ограничивалось. Смешение этносов и наций шло и среди простолюдинов, смесь народа Хань с культурой кочевых племён. Естественно, что это оказало влияние и на пантеон богов.

Когда направление указывало психическое восприятие Юри, нужды в точном прицеливании не было. За это Годо испытывал безмерную благодарность, так как по ощущениям его мозг выгорал до состояния пепла.

— А затем возник архетип сложносоставного божества — скорее даже, совершенный образец Великого Мудреца, Равного Небу, Сунь Укуна!

«Меч» пролетел мимо деревьев, обогнул горы, пересёк реки с равнинами и снова вернулся в город. Белая вспышка проникала сквозь все стены и преграды на своём пути, рассекая обезьян, которые являлись слугами Великого Мудреца.

— И хотя Даосизм, Буддизм и иные мистические религии Китая имеют множество ключевых отличий, стоит отметить, что мифы, относящиеся к Великому Мудрецу, Равному Небу, особенно многочисленны. Самые символичные из них — это собрания историй, включающие «рождённого из камня», «опалённого пламенем котла», «имеющего тело из стали» и так далее.

Священные вспышки света неслись по земле, освещённой лучами утреннего солнца.

Это была сцена рождения нового правителя на замену паскудному обезьяньему королю.

— Эти мифы являются общими для героев «Стали». Рождение из камня, обжиг в печи, получение бессмертного тела — а именно, стального тела. Всё это относится к процессу ковки меча. Железная руда обрабатывается в печи, чтобы получить сталь, а из стали куётся меч. Так называемые герои «Стали» на самом деле являются мечами, иными словами, живые боги-мечи!

Рассечённые «Мечом» из солнца, все люди освободились от власти Великого Мудреца, Равного Небу.

Они снова вернули себе человеческое обличье.

Японские обезьяны, гиббоны, шимпанзе, орангутаны, горные гориллы и так далее.

Все эти разнообразные обезьяны мгновенно исчезли, и, словно переродившись, превратились в мужчин и женщин, стариков и молодых. Время, которое потребовалось, чтобы спасти всех, вероятно заняло минуты четыре-пять. Такая скорость была возможна лишь благодаря оружию со скоростью света.

Посредством психического восприятия Юри, Годо чувствовал, как все вернувшие себе прежний облик люди погружались в глубокое забытье.

Стоя на равнине Сэндзёгахара и зная, что все люди в окрестных землях были спасены, Годо с облегчением сделал глубокий вдох.

Более того, Великий Мудрец, Равный Небу, постепенно снизил свою скорость. Что он планирует? Рыцари были внимательны и не теряли бдительности.

Наконец, вернувшись из мира божественных в мир нормальных скоростей, Великий Мудрец спрыгнул со своего золотого облака.

Стоя прямо напротив Годо, он смотрел на лицо противника.

— Кусанаги, ты… И вы, надоедливые людишки, вспомните-ка, что вы всего-навсего лакеи! Сгиньте с глаз моих!

Великий Мудрец, Равный Небу, заревел на Лилиану, которая продолжала пускать в него стрелы, и на Эрику, которая ему путь преградила, что заставило двух Великих рыцарей в буквальном смысле улететь.

— Хо-хо-хо… Уничтожил всех моих слуг и вернул им прежний человеческий облик, э… Удивительно, неплохо справился! Хм, хм, хо-хо-хо! Это заставляет мою кровь кипеть.

Золотой взгляд огненных глаз пылал, красные глазные яблоки с золотыми зрачками ярко сверкали.

— Мико, которую я у тебя забрал, прямо здесь.

В правой руке Великого Мудреца, Равного Небу, появилась прозрачная сфера, размером с мяч для гольфа. Внутри сферы лежала Мария Хикари в своих одеяниях мико, она словно спала.

— Даже несмотря на то, что вон докуда дело уже дошло… У меня всё равно остаётся ещё много способов разделаться с тобой. Вот, например, я возьму и раздавлю её, как насекомое, если сопротивляться будешь.

Великий Мудрец проглотил сферу с Марией Хикари и облизнул губы.

— Но я этого не сделаю. Давай проведём бодрящий бой на клинках и кулаках, чтобы определить, кто сильнее. Это самое важное! Быстрее давай, ну! Давай определим победителя, и если ты хочешь забрать эту маленькую леди, вспори мне живот! — выкрикнул Великий Мудрец, указывая Цзиньгубаном на Годо.

— Я с самого начала так и планировал! Разве что, в этот план и они входят!

Рядом с Годо стояли красный и синий Великие рыцари, а также Юри, опосредованно помогающая ему через психическое восприятие. Как их лидер, Годо, не сдерживаясь, резко возразил:

— Все эти люди — часть меня… Они мои непременные спутницы, необходимые для победы над тобой. Я буду драться бок о бок с ними, чтобы покончить с тобой, и я не позволю называть их лакеями!

— Поверить не могу, что ты до такой степени поддался своей похоти… Ладно, мне всё равно, смотри, как я, Великий Мудрец, одним ударом ноги отправлю всех вас в полёт!

Великий Мудрец воткнул Цзиньгубан в землю.

И из-под земли появились такие же самые гигантские обезьяны, каких они видели прежде. На этот раз их было девять! Появление столь опасных противников заставило Лилиану и Эрику сглотнуть и сделать пару нервных вздохов, да и сознание Юри также начало проявлять признаки страха.

«Эна с самого начала ожидала, что это произойдёт. Так что, Твоё Величество, пожалуйста. Одолжи — одолжи Эне её партнёра, чтобы Эна могла его использовать!»

Годо вдруг услышал «голос», который нёс в себе мысли меча, сокрытого в его правой руке. Он тут же вспомнил.

— Партнёр… Тот самый?

Благодаря просьбе, Годо понял, что о ком-то другом и речи не могло быть. Вероятно, из-за того, что предыдущий владелец использовал «Защиту», сейчас Годо чувствовал упомянутую сущность отчётливее, чем обычно.

Он расслабил правую руку и передал право пользования. Наверное, даже и говорить не стоит, что имя меча было…

— Явись же, Амэ-но муракумо-но цуруги! Имперский клинок, дарованный моим Королём, пришло время действовать! — зазвучал громкий и чистый голос неподалёку, сопровождаемый внезапным порывом ветра.

Прямо перед гигантскими обезьянами, слугами Великого Мудреца, этот ветер образовал торнадо, в центре которого появилась мико.

Химе-мико меча — Сэйшууин Эна.

В официальных одеяниях мико с накинутой поверх тихаей, она держала в руке тот самый чёрный священный меч. И в её тело было влито в два раза больше божественной силы Сусаноо чем обычно! Неужели это усиление было результатом использования «Защиты» Веретрагны?!

— Ямато, Ямато, элита нации, бесконечные зелёные склоны гор, окруженные стенами их пиков, прекрасная Ямато!

Слова заклинания Эны подняли сильный ветер. Его разрушительные порывы придавили гигантских обезьян, обездвижив их.

— Яаааааааааа!

Пронзительно крича, Эна ринулась в атаку.

Ураганный ветер с лёгкостью пленил гигантских обезьян, что вполне естественно для священного посланника бога штормов. И против этих обездвиженных сильным ветром врагов Эна неслась вперёд, сама совершенно не подвергаясь влиянию ветра.

Спокойно запрыгнув на ногу одной из гигантских обезьян, она вонзила своего партнёра в уязвимую точку врага.

— РААААААААА! — взревела от боли гигантская обезьяна.

Эна продолжила ловко прыгать, взлетев вверх, она горизонтально рубанула Амэ-но муракумо-но цуруги. Этим она рассекла сонную артерию противника, мгновенно убив его. Рубя слабые места врага, Амэ-но муракумо-но цуруги уничтожил священного зверя уровня дракона.

Эна воспользовалась тем же способом, чтобы одну за другой разить и остальных обезьян. И хоть отреагировали они с опозданием, но всё же смогли организовать эффективную защиту к тому времени, как Эна убила третью.

Делая глубокие вдохи, гигантские обезьяны вдыхали жестокие порывы ветра, контролируемые Эной, и, наконец, справились с сильными ураганами, обретя свободу. Должно быть, ради этой неожиданной атаки всё это время Эна сидела в засаде.

Однако в количественном плане положение пока что было не в пользу Годо и девушек.

Против них всё ещё оставались Великий Мудрец, Равный Небу, и шесть гигантских обезьян. Таким образом, начался второй раунд нерешённого противостояния.