Глава 7. Боги и Чемпионы, кульминационная последняя битва за победу. Часть 4.

Взлетая вверх, Великий Мудрец, Равный Небу, превратился в горящую пулю.

Он хоть и был привычен к движению с божественной скоростью, но подобный метод ускорения он испытал на себе впервые.

На самом деле, так называемая божественная скорость была не способностью быстрого передвижения, а способностью, которая сокращала время путешествия. Вместо того чтобы перемещаться из точки А в точку Б со скоростью несколько сотен километров в час, это была способность перемещения из точки А в точку Б за ноль целых и сколько-то там после запятой секунд. Вместо физического ускорения, это была сила искажения времени, требуемого на перемещение.

Поэтому Великий Мудрец испытывал ещё одно ощущение впервые — трение о воздух при сверхвысоких скоростях, а также нагревание, сопутствующее полёту сквозь атмосферу.

— Как же горячо, горячо, горячо, горячо, горячо! Просто невыносимо! Ну, богобийца, это вообще ни в какие рамки!

Первым делом, необходимо вернуться на поверхность до полного сгорания. Он активировал свою божественную мощь и попытался оказать противодействие электромагнитным силам.

Также, вызвав своё золотое облако, он должен спешно вернуться на землю любыми возможными способами. Многие свойства, присущие такому небесному телу, как планета — гравитация, собственное магнитное поле, — тоже можно использовать, чтобы вернуть его на поверхность.

— Средний братец и младший братец! Объедините ваши силы, вы двое! Призовите меня обратно на землю!

Даже разделённые расстоянием в десятки тысяч километров, названные братья могли общаться телепатически.

Однако, вопреки ожиданиям Великого Мудреца, его названные младшие братья сами оказались в кризисной ситуации каждый.

 

— Когда Авалокитешвара Бодхисаттва практиковал праджняпарамиту[1], он излучал пять скандх[2] и увидел, что все они пусты, и тогда он возвысился над всеми страданиями и тяготами. Шарипутра, форма неотлична от пустоты, а пустота неотлична от формы. Форма есть пустота, а пустота есть форма!

Лю Цуйлянь начала читать сутру Сердца.

В сочетании с мелодичным голосом девушки, достигшей нирваны, способность «Рёв дракона и рык тигра» генерировала ударные волны демонического ветра.

Магическая сила изначально была чем-то не имеющим чётких контуров, цвета, аромата или формы, но способность Лю Цуйлянь наделяла её различными свойствами.

— Точно так же эмоции, понятия, кармические образования, сознание. Здесь, Шарипутра, все дхармы отмечены пустотой, не рождены и не преходящи, не загрязнены и не чисты, не ущербны и не совершенны!

Воздушные потоки продолжили разрастаться, когда мощь ветра в очередной раз возросла.

— Тц! Обычная девка творит такое, что аж бесит!

Пока Лю Хао концентрировала своё внимание на каком-то ужасающем действе, Чжу Ганле взмахнул всем своим оружием.

Пуская стрелы и непрерывно атакуя алебардой, мечом, топором и дубиной, он пытался противостоять ударам демонического ветра.

Трёхглавый и шестирукий бог-гигант был беспомощен против этого адского урагана, дувшего вокруг главы культа. Этот ветер мог сдуть всё сущее, и оружие Божественного Маршала оказалось бессильно в своих попытках пробить газообразную защитную стену, которая останавливала все атаки. Не было абсолютно никакой возможности помешать неземной красавице в её составлении песни смерти и разрушения.

— Поспеши же, могучим повелением Северного Императора, подчиняйся!

Чжу Ганле зачитал слова заклинания, чтобы укрепить телесную силу и, наконец, смог постепенно двигать оружием, медленно и крайне неуклюже приближаясь к телу Лю Цуйлянь. Но к этому времени мистические техники демонической главы культа как раз были завершены.

Тело Лю Цуйлянь засияло золотым свечением, вплетая данный свет в вызванный ей ветер.

Это также был аватар, призванный посредством «Божественной силы Ваджрапани», но не один из Благосклонных Королей. Яркий свет собрался воедино и обрёл свою форму между Лю Цуйлянь и Чжу Ганле в виде огромной ладони!

— Моё сердце в пустоте, но моя длань подобна смертельному урагану…

— Ааааааааа!

— Сила, что идёт от кости и задействуется сухожилиями! Да, ладонь, что у истоков всего сущего!

Золотая ладонь была того же размера, что и массивное туловище Чжу Ганле. И следующую атаку провела уже эта гигантская ладонь.

Словно взрыв произошёл — трёхглавое и шестирукое гигантское божество получило фронтальный удар, разбивший ему лицо, тело и ноги, сотрясший его мозг, а ударный импульс проник внутрь, порвал внутренности и переломал кости.

Огромная золотая ладонь даже схватила Чжу Ганле и крепко сжала его, что есть силы.

— Мой названный младший брат, судя по всему, отправил Великого Мудреца, Равного Небу, в изгнание. Как его старшая сестра, я думаю, будет интересно скопировать его и сделать то же самое. Вульгарный бог войны, исчезни же в небесах! Твоё присутствие оскорбительно для моих глаз!

Несмотря на то, что она участвовала в битве на передовой, Лю Хао не переставала следить за происходящим на всём поле боя.

Редкий талант, продемонстрированный проницательной даосской священнослужительницей.

Когда она направила удар ладони в небо, могучая золотая длань, сжимавшая бога, понеслась в небеса вместе с Чжу Ганле.

— Ваааааа!

Жалкие крики улетающего ввысь Чжу Ганле отдавались в небе глухим эхом.

 

— Удивительно… Трудно поверить, что чудовищная сила Основательницы способна на такое.

Золотая ладонь и Чжу Ганле, ракетой взлетавший в небеса.

Видя эту нереальную сцену, Годо был поражён до глубины души. Для подобного эффекта ему понадобилась самодельная электромагнитная пушка, созданная вместе с Амэ-но муракумо-но цуруги, а демоническая глава культа повторила то же самое всего лишь при помощи грубой силы и боевых искусств.

Годо направился к месту боя Лю Хао.

Пробираться пришлось по нещадно трясущейся земле, всё, что лежало перед ним, превратилось в пустошь. И в центре этой пустоши стояла прекрасная глава культа, которая явно использовала свою способность демонического ветра, чтобы превратить окружающее пространство в руины.

— Младший брат, ты прибыл. Как ты только что видел, твоя старшая сестра изгнала вульгарного Маршала. Я наблюдала за тем, как ты нанёс поражение Великому Мудрецу, Равному Небу. Сделано очень хорошо.

«Она меня похвалила. Похоже, использовала какую-то магию усиления зрения».

И хоть его хвалили, Годо заметил, что взгляд у Лю Цуйлянь крайне угрожающий.

— Тем не менее, мне, кажется, послышалось, как ты сам себе бормотал… Называя меня «Основательницей», вроде как… Использовать такую обезличенную форму обращения, словно гостя какого развлекаешь… Интересно, мне действительно это послышалось или нет…

Когда на него смотрели так, будто он на допросе, Годо не мог не задрожать.

«Неужто она действительно могла услышать его восклицание, когда он увидел, как Чжу Ганле отправился на небеса? Да что же это за сверхъестественный слух такой?!»

— Просто на всякий случай, я напомню тебе ещё раз. Младший брат, называй меня «онее-сама».

— О-о-о-о… о… нее… сама…

Понукаемый ей, Годо был вынужден сделать то, что ему было сказано, но великая старшая сестра всё равно покачала головой.

— Никуда не годится. Старшая сестра, которая просто вне всякого сравнения с жалкими смертными, преисполненная неизмеримым милосердием и доброжелательностью… Греет тебя в своём сиянии, словно солнце, что согревает весь мир. Твоя манера обращения только что не несла в себе ни малейшего намёка на уважительное восхищение. Тебе следует называть меня «онее-сама» с благоговением и обожанием. Придётся поработать над этим более усердно.

Уровень этих требований слишком завышен… Тему разговора необходимо сменить, быстро!

— К-кстати, о… нее-сан, выглядело всё так, словно битва для тебя не особо трудной была.

— Естественно, хоть этот Чжу Ганле и настоящий Божественный Маршал, он явился сюда всего лишь как подчинённый бог.

Неспособность Годо обратиться к ней в требуемой манере заставила старшую сестру нахмуриться.

Однако на этот раз она его простила. Обращения «нее-сан» было достаточно, чтобы удовлетворить её, хотя и едва.

— Запомни хорошенько. Силу Богов-еретиков определяет не то, насколько велики и могучи они были в изначальных мифах, и не то, насколько они были известны. Суть их силы состоит в их непоколебимом эго.

Непоколебимое эго. Иными словами, характеристика «устойчивый нарциссизм»?

— Не полагаются ни на чьё мнение, кроме своего, идут вперёд и творят, что вздумается, при этом ни на что не обращая внимания — сила воли к уничтожению человеческой расы, даже если это будет означать изменение неба и земли. Это и определяет силу бога. Тем не менее, подчинённые боги не могут поддерживать своё существование, если главное божество исчезло.

Годо припомнил, что происходило с Веретрагной, Афиной и Великим Мудрецом, Равным Небу.

Как только потерявший память священный военачальник обрёл своё истинное эго, его сила невероятно возросла; греческая непорочная богиня Афина стала могущественной древней богиней-матерью земли, стоило ей вернуть себе Горгонейон; утративший своё имя и темперамент божественный обезьяний монарх сошёл на землю в виде великого героя, когда была разрушена наложенная на него печать.

«Это всё объясняет, теперь понятно…»

Годо не смог сдержать согласного кивка, как только принял сообщённые ему факты.

— Значит, к этому времени Ша Сэн, который со Смитом сражается, тоже должен…

— Если не ошибаюсь, сейчас у него преимущество, но…

Лю Цуйлянь посмотрела в небо острым взглядом.

— Подчинённые боги получают защиту от своего хозяина, а хозяин, в свою очередь, получает их поддержку. Так они становятся ещё более могущественными и опасными. Не будет ошибкой сказать, что истинная битва начинается именно сейчас, мой младший брат, ты ни в коем случае не должен терять бдительности.

«Если подумать, то причина, по которой я так легко одолел Амэ-но муракумо-но цуруги, обосновавшегося теперь в моей правой руке, состоит в том, что его хозяин Сусаноо живёт в Загробном мире, и до битв ему вообще дела нет. Если бы не это непонятное обстоятельство, каким бы тогда мог оказаться результат?»

 

— Как и ожидалось от богов, которым не достаёт отличительного эго, даже если они способны полностью использовать свои силы, у них нет того особого упорства, которое позволяет выйти из тупика и проигрышной ситуации. Позволено ли мне спросить, верна ли моя догадка?

— Гха… Как такое может быть?! Я же явно смог заблокировать недавние стрелы!..

Джон Плуто Смит всё ещё парил в небе, оседлав ветер в виде демонической птицы.

Он беззаботно нарезал круги в вышине, снисходительно смотря на Ша Сэна, чью грудь пронзило бело-голубой магической пулей. Будь на его месте обычный человек, то это было бы попадание прямо в сердце.

— Если бы ты действительно был независимым божеством, ты, естественно, увернулся бы от возвратившейся стрелы Артемиды. В любом случае, благодарю за то, что подтвердил правильность моей догадки.

Две пули, отражённые ледяными драконами некоторое время назад, летели во вселенские дали высоко над планетой. Но по дороге они развернулись на сто восемьдесят градусов и вернулись на Землю. Ледяные драконы собрались вместе, перекрывая один одного для образования щита и намереваясь снова отразить пули, они даже смогли заблокировать одну. Но оставшуюся пулю они остановить не смогли, и она пронзила самого Ша Сэна…

Таковы были магические пули богини Луны, их количество ограничивалось шестью за один лунный цикл. Вот почему каждая из них имела такую чудовищную мощь. Ходили слухи, что если выстрелить одновременно всеми пулями, возникший в результате пожар поглотит всю Калифорнию и будет негасимо гореть семь дней. И после такого воспламенения земля штата превратиться в абсолютную пустошь, в которой даже сорняки расти не будут.

И атаку таким мощным оружием, всего лишь обычное отражение нейтрализовать не в состоянии. Поражение Ша Сэна было гарантировано уже одним лишь фактом того, что он не мог уничтожить пули напрямую, как Великий Мудрец, Равный Небу.

— О-о-ххх… ну раз до этого дошло!

Стоя на голове ледяного дракона, пронзённый Ша Сэн выпустил из руки поток воды, само собой, его целью являлась летавшая вокруг чёрная демоническая птица. В ответ на эту контратаку Смит совершил дерзкий защитный манёвр.

— Как печально, твоя борьба на пороге смерти бессмысленна, для меня это просто шанс покрасоваться своими способностями.

Атакованный Дьявольский Король совершил обратное превращение прямо в небе.

Чёрная демоническая птица снова стала героем в маске и в чёрных одеждах — Джоном Плуто Смитом.

Из-за мгновенного уменьшения размеров тела атака Ша Сэна прошла мимо, никуда не попав. Дьявольский Король в накидке парил на ветру, словно перышко. По мере падения он вытащил свой магический пистолет, целясь им в Ша Сэна.

— Агх!..

На этот раз Ша Сэну пробило живот, заставляя его упасть. Из шести магических пуль осталась только одна, но когда победил одного из трёх богов, этого достаточно…

Медленно спускаясь к земле, Смит неожиданно услышал разносившийся в окрестностях голос Великого Мудреца, Равного Небу.

— Средний братец и младший братец! Объедините ваши силы, вы двое! Призовите меня обратно на землю!

— Я понял большой брат! Доверю тебе все свои оставшиеся силы! Как раз настало время троим богам объединиться и уничтожить Ракшас!

«Чего?!»

На глазах у удивлённого Смита, фигура Поднимающего завесу генерала Ша Сэна рассыпалась на крохотные частицы света, похожие на песок и взметнувшиеся к верхней части атмосферы.

 

Летя в небеса, Небесный Маршал Чжу Ганле имел в качестве сопровождения золотую ладонь.

Он тоже слышал голос своего названного старшего брата, и тоже решил сдаться.

— Эхх, жаль. Спиртное, азартные игры, женщины, сиськи, задницы, красивые ножки! Я ещё так много сделать хочу! Но в моём нынешнем неприглядном состоянии, ничего я сделать не могу! Большой брат, я уже иду!

Крепко сжатое золотой ладонью тело Чжу Ганле тоже рассыпалась, формируя такие же сверкающие частицы света, как и тело его младшего названного брата, что позволило ему вырваться из тисков ладони и улететь в ту часть неба, где находился его старший названный брат!

 

Превращённый в снаряд электромагнитной пушки и несущийся в космос божественный обезьяний монарх, Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, продолжал читать мантру со спокойной сдержанностью.

— Дубхе, Мерак, Фекда, Мегрец, Алиот, Мицар, Алькаид! Семь звёзд Большой Медведицы, я заклинаю вас проявить себя!

Когда божественная эссенция подчинённых богов добралась до него, Великий Мудрец поглотил её, чтобы повысить собственный уровень божественной силы.

— Змеи и драконы, отдайте мне тела свои; пламя, нагрей железо, чтобы выковать сталь; чистая вода, охлади клинок меча! Всё усилит мою святость в качестве бога меча.

Чтобы создать меч, он собрал всю необходимую ему силу.

— Дьявольские Короли атакуют меня, Ракшасы рвут меня на части!

В настоящий момент Великий Мудрец, Равный Небу, собирался вот-вот стать на путь адских испытаний, чтобы стать священным мечом, что уничтожает зло и воплощает собой справедливость! Его сердце и разум переполнила подавляющая мощь.

В очередной раз утвердив свою миссию в качестве бога меча, он выразил своё согласие древнему пакту.

— Хха!

Великий Мудрец, Равный Небу, наконец, освободил себя от проклятых оков электромагнетизма.

Взирая на территорию Японии, он призвал свой посох Цзиньгубан.

Наконец, пришло время контратаки. Улыбаясь, он увеличился в размерах, позволяя своему телу достигнуть той же величины, что была у Чжу Ганле. И хотя он мог вырасти дальше, слишком сильное увеличение тела пагубно скажется на скорости.

Далее надо задействовать двух названных младших братьев, которые спешно к нему вернулись.

Эссенция Чжу Ганле превратилась в массивного чёрного кабана, почти таких же размеров, как и у Великого Мудреца, восседавшего на спине этого кабана — дикого «скакуна».

А эссенция Ша Сэна стала драконом, который обернулся вокруг Великого Мудреца со стороны спины, и принял положение, судя по которому, был готов атаковать по первому же приказу.

Таким образом, три бога стали одним, и всё было готово.

Во время падения обратно на землю тела трёх божественных духов были объяты белым пламенем, словно у падающей звезды.

Отклонившись от направления на Никко, им пришлось подправлять траекторию прямо во время движения, когда они всё ещё были охвачены пламенем, проходя через стратосферу и, наконец, возвращаясь в тропосферу.

Уже можно было различить поверхность земли под ними. Нантайсан, озеро Чузэнджи, Сэндзёгахара, озеро Юноко и так далее…

По пути, где-то далеко, можно было заметить силуэт чёрной демонической птицы.

«Один из богоубийц пытается преследовать меня. Отлично, давай-ка его и побьём».

Великий Мудрец, Равный Небу, снова спустился на поверхность долины Сэндзёгахара.

Но на этот раз огромная ударная волна от приземления ландшафт изменила. Мчась верхом на чёрном кабане, управляя драконом, — мощное появление Великого Мудреца, Равного Небу заставило землю пойти трещинами и взорваться, снося почву и растительность, из-за чего образовался кратер.

Находясь на дне этого кратера Великий Мудрец, Равный Небу, слегка подстегнул кабана пятками, приказывая тому выбраться наверх.

Чёрная демоническая птица тоже досюда добралась и приземлилась, превращаясь в человека в чёрном наряде. Находившаяся на уровне земли команда из юноши и девушки, тоже направлялась к кратеру.

— Итак, богоубийцы, давайте же драться до самого конца! — с превеликим удовольствием выкрикнул Великий Мудрец, Равный Небу, обращаясь к своим смертельным врагам.

 

Так, три Чемпиона сошлись против трёх богов, объединившихся воедино.

Годо всё ещё удерживал воплощение «Козерога», чья жреческая сила сообщала ему, что Великий Мудрец, Равный Небу, стал тремя богами в одном.

Роль лошади взял на себя огромный чёрный кабан, получившийся из Чжу Ганле.

Ша Сэн стал драконом, его длинное и тонкое тело скользило по спине Великого Мудреца.

Ну и сама стальная обезьяна со скифскими корнями, которая держала свой посох, словно рыцарь на рыцарском турнире, правда, рыцарь необычных размеров, странный рыцарь десяти метров ростом.

Мех на обеих руках Великого Мудреца стоял дыбом и выстреливал так, словно ракеты запускал.

В воздух взлетело неисчислимое количество волосинок, и их направленные вперёд кончики были остры, словно иглы. Эти штуки, наверное, могут стальную пластину пробить!

— Плохо!..

Годо не смог сдержать восклицания, когда Короли разбегались, а иглы били в землю. Если в кого-то попадёт, то к земле пригвоздит! И это всего лишь первая волна атак.

Выстреливаемые одна за другой иглы образовали целый поток снарядов, затемнивших небо.

— Как сказано в главе «Беззаботное скитание»: «Мудрый человек не имеет ничего своего. Божественный человек не имеет заслуг. Духовный человек не имеет имени!»[3]

При звуках мелодичного напева Лю Цуйлянь удар демонического ветра сдул тысячи игл, но в этот же самый момент объединённое трио богов тоже сделало ход.

Бах! Земля задрожала, когда чёрный кабан, нёсший на себе Великого Мудреца, Равного Небу, перешёл на галоп, ускоряясь для атаки. Такая скорость на ветер походила. Несмотря на огромные размеры своего тела, движения кабана оказались настолько быстрыми, что глаз их не улавливал.

— Тот, кто разрубает всё, да будет призван во имя победы!

Годо попытался атаковать, снова используя молнию и Амэ-но муракумо-но цуруги, чтобы сгенерировать массивные магнитные силы и ещё раз отправить Великого Мудреца в космос. Но из-за того, что тот значительно увеличил свою массу, мгновенного эффекта достичь не вышло. Плохо, слишком поздно!

Великий Мудрец, Равный Небу, уже приближался к ним на гигантском кабане.

Когда кабан поднял свои копыта, чтобы растоптать Годо, Лю Цуйлянь и Смита, уже не оставалось времени, чтобы использовать электромагнитную пушку.

— Массивные горы, что рассекают лес и порождают великую силу! Что образуют множества золотых колокольчиков, создают непробиваемые железные одеяния!

На этот раз в атаку бросилась демоническая глава культа.

Из её спины вырвалась пылающая аура, которая приняла форму Благосклонного Короля, заблокировавшего бросок зверя. Просто удивительная и безупречная сила рук! Но в это же мгновение Великий Мудрец, Равный Небу, совершил прыжок прямо со спины кабана.

— Ха!

Сделав сальто и оказавшись позади Благосклонного Короля, он использовал Цзиньгубан, чтобы ударить того в золотую спину.

«Уфф!»

Мужественное выражение на лице Благосклонного Короля исказилось, но он всё равно нанёс Великому Мудрецу удар ногой. Однако от этого удара с лёгкостью уклонились, Цзиньгубан в очередной раз с громким свистом пронёсся по воздуху.

Бах, бах, бах, бах, бах! Стремительные серии ударов звучали словно фейерверки.

В сопровождении взрывных звуков Великий Мудрец провёл, как минимум одну серию из сотни ударов за одно мгновение. Совершенно не в состоянии ответить на атаку, Благосклонный Король принял на себя смертельный удар Великого Мудреца, и его полуобнажённая золотая фигура бесследно исчезла.

В это же время с поверхности земли взлетела чёрная тень.

Джон Плуто Смит снова превратился в чёрную демоническую птицу.

Может, он думал, что за исход битвы на земле ручаться сложно? Но, судя по всему, за яростно несущейся птицей что-то гналось.

Это было змееподобное существо, которое в состоянии готовности пребывало на спине Великого Мудреца — дракон.

Летя с той же скоростью, что и демоническая птица, дракон блокировал её путь спереди, не давая Смиту свободно перемещаться.

Каким-то образом гигантский кабан тоже смог прыгнуть высоко в небо, неужели пытался атаковать демоническую птицу заодно с драконом? Но высота прыжка не достигла позиции демонической птицы, он оказался чуть ниже места битвы птицы и дракона…

А теперь и Великий Мудрец, Равный Небу, тоже прыгнул.

Прыгнул настолько ловко, словно на крыльях летел, так как это совсем не вязалось с видом его гигантского тела.

Держа Цзиньгубан, божественная обезьяна нацелилась на гигантского кабана вверху. Схватив его мех в качестве временной опоры, Сунь Укун совершил ещё один огромный прыжок и, таким образом, достиг высоты, на которой сражались дракон и демоническая птица.

Замах Цзиньгубана.

«Ааааааа!»

Удар прямо в шею заставил демоническую птицу вскрикнуть от боли и начать падать.

— У-у-у… Это и есть Великий Мудрец… Битва трудная…

Прямо на глазах у Годо Лю Цуйлянь упала на колено.

Из её рта капала кровь, кажется, урон, который получил Благосклонный Король, отразился непосредственно на её теле.

— Подожди чуть-чуть, и я продолжу использовать все свои божественные силы, чтобы одолеть триединого Великого Мудреца… Годо, смотри и учись на основе героической боевой ипостаси твоей старшей сестры, понял?

Даже несмотря на свои раны, она всё ещё хотела подняться и сражаться до победы.

Среди Чемпионов боевой дух и сила воли Лю Цуйлянь были вполне типичны для незаконных детей глупца — Эпиметея, чьим талантом было сумасшествие, которое выходило за всякие рамки стратегии и вероятности победы.

Может быть, она действительно может выиграть этот бой.

Возможно, она может в одиночку развернуть эту критическую ситуацию на сто восемьдесят градусов.

«Но так не пойдёт!»

Годо покачал головой, так как всего лишь «возможно» не достаточно хорошо для данной ситуации.

«Я хочу победить и я сам сделаю всё, чтобы этого добиться».

В планах победы, промелькнувших в мыслях Годо, требовалась помощь этой девушки и того упавшего молодого человека.

— Нее-сан.

У Годо впервые получилось естественно использовать данную форму обращения.

— Сколько раз я повторяла, тебе следует называть меня «онее-сама». Что ж за память у тебя такая…

— Нее-сан, сейчас это не имеет значения. Чтобы победить эту гадостную обезьяну, мы трое должны действовать сообща. И больше ничего не говори про битву в одиночку.

Искренне выражая свои мысли, Годо смотрел прямо в глаза девушки.

— Кроме того, нее-сан сама сказала, что это наш первый совместный бой, или ты забыла? Я определённо завершу этот бой победой, поэтому использую всё, что есть в наличии. Так что, давай, бейся бок о бок со мной, это моя просьба, которую редко услышишь!

— К-когда это ты стал настолько одержим этой битвой? Раз так, то раньше сказать надо было, — покраснев, Лю Цуйлянь кивнула. — Хорошо, потакать своеволию младшего брата также является частью обязанностей названной старшей сестры. Я не стану возражать. Во имя наших уз, эта битва должна быть выиграна, во что бы то ни стало!

Годо дал согласившейся старшей сестре простые указания.

Когда команда формируется экспромтом, без достаточного времени на то, чтобы привыкнуть друг к другу, необходимо всё делать просто.

В бытность его бейсболистом у Годо было немало возможностей тренироваться и соревноваться с другими командами. Более того, в качестве принимающего, чья позиция являлась центром всей защиты, он привык распределять обязанности.

— Основа моей силы Ваджра[4], сейчас пришло время великой мощи, что способна разорвать небеса и землю!

Услышав призыв демонической главы культа, явилась Ом пара золотых Благосклонных Королей.

Являясь авангардом, она должна была использовать всю свою силу, поэтому и аватаров было сразу двое.

До изобретения огнестрельного оружия, боевой потенциал кавалерии по своей значимости был сравним с танковыми войсками современности.

Всё благодаря абсолютному преимуществу в наступательной мощи и мобильности, так как езда на лошадях быстрее, чем ходьба, и атака на несущейся галопом лошади создавала куда больший ударный импульс. Более того, имея в своём распоряжении луки и стрелы плюс такой фактор как выдающаяся кавалерийская тактика, многие племена наездников завоевали обширные территории, как на востоке, так и на западе.

И сейчас, в настоящий момент, огромный Великий Мудрец, Равный Небу, скакал на гигантском кабане, разогнавшемся для атаки в долине Сэндзёгахара.

Против них была пара Благосклонных Королей, сближавшихся своим ходом. Чтобы пехота могла противостоять исторически доказанному принципу превосходства кавалерии — боевая мощь демонической главы культа, должно быть, воистину изумительна.

Великий Мудрец, Равный Небу нёсся вперёд верхом на гигантском кабане.

Его блокировал Благосклонный Король с отрытым ртом, но дикий кабан попытался вонзить свои острые клыки в его живот сбоку.

Благосклонный Король с закрытым ртом воспользовался своим партнёром с открытым ртом в качестве трамплина, чтобы атаковать божественную обезьяну, управлявшую чёрным кабаном. С лёгкостью подпрыгнув, он нанёс серию смертельных ударов ладонями.

Но все они были заблокированы Цзиньгубаном.

Дракон, ожидавший на спине Великого Мудреца, тоже раскрыл челюсти и обнажил клыки, чтобы схватить за горло Благосклонного Короля с открытым ртом.

Пока всё это происходило, гигантский кабан снизу не останавливал свой атакующий натиск и соревновался в силе против несравненной мощи Благосклонного Короля. Мускулы того, что с отрытым ртом, вздулись, пока он сдерживал наступление гигантского кабана.

Подобно верховому рыцарю, Великий Мудрец, Равный Небу, замахнулся своим посохом, звучно ударив в лицо Благосклонного Короля с открытым ртом.

Благосклонный Король с открытым ртом держался стойко, но явно находился в проигрышной ситуации. Используя отыгрываемое для него время, Годо сконцентрировался на увеличении своей магической силы.

Из-за ненормального размера врага, в Амэ-но муракумо-но цуруги необходимо было влить мощь для достижения критического её значения.

Но в течение данного времени необходимо было выполнить и иные задачи, поэтому Годо подбежал к упавшему с неба молодому человеку.

Место крушения демонической птицы было совсем недалеко. Стоя на четвереньках на траве, Король в маске прилагал все усилия, чтобы подняться.

— Ты ещё можешь сражаться?

— Используя боксёрскую терминологию, сейчас отсчёт нокаута до восьми дошёл. И всё же, кое-как, но я могу собраться с силами, настолько, что это позволит мне продемонстрировать чудесное возвращение.

Как всегда красноречивый, значит, с ним всё в порядке должно быть. Годо даже не пытался подать руку помощи пытающемуся подняться человеку, так как Джон Плуто Смит не просил его помощи.

Спустя несколько секунд они двое стояли плечом к плечу и улыбались друг другу. И хотя лицо Смита было скрыто за надетой маской, он вне всяких сомнений улыбался бесстрашной улыбкой.

Верно, именно таким человеком он и был.

— Ты собираешь магическую силу, словно готовишься к какой-то интересной операции. Догадываюсь, что Основательница прямо сейчас занимается тем, что тянет время ради тебя… Хмм, не ожидал, что в её характере есть черта настолько преданно поддерживать мужчину да ещё с такой сильной самоотдачей.

— Хватит все эти странности городить. Ладно, забудем, сейчас я готовлюсь использовать один приём, — пытаясь остановить поток бессмыслицы, что нёс Смит, Годо поведал ему основные детали плана. — Но тем, кто нанесёт последний удар, должен быть ты. До этого ты упоминал свой козырь, что-то связанное с жаром и огнём, ты ещё можешь его использовать?

— Не беспокойся, я не из тех, кто упускает редкую возможность для яркого представления. Готов в любое время… Так… что ты там планируешь?

Услышав о том, что за план Годо хочет провернуть, Смит присвистнул из-под своей маски.

Вместо ответа он вычурно покачал указательным и средним пальцами, как бы говоря, что за сумасбродное предложение, но я в деле.

Молодой человек в чёрной накидке удалился нетвёрдым шагом, но Годо совершенно не беспокоился.

Если он сказал, что готов в любое время, значит, не подведёт. Поэтому Годо, готовясь, воздел свою правую руку к небесам.

— На этом самом месте Сусаноо вёл восстание тысячи неуправляемых богов, намереваясь захватить всю страну!

Ещё одна божественная способность или просто оружие? Чтобы призвать меч сомнительных личностных качеств, Годо зачитал слова заклинания.

Была бы это ещё одна божественная сила, то не доставляла бы проблем своим вмешательством во время всяких странных происшествий. Если бы это было просто оружие, то слишком уж глубоко оно запряталось внутри Годо. Неужели все эти неудобства являлись результатом тех хаотических событий, во время которых этот клинок был повержен?

— Тысячи мечей стали на земле, используемые в качестве городских стен, чтобы защититься от врагов…

«Неплохо сказано… можешь просто называть меня «партнёр».

Услышав шёпот, идущий из самой глубины его правой руки, Годо кивнул. Данная форма обращения размывала границу между ними двумя и была не так уж плоха.

— Итак, вперёд, партнёр — Амэ-но муракумо-но цуруги, явись!

Годо и Амэ-но муракумо

Ни способность, ни личная вещь, это был призыв соратника.

И в галантной манере ему ответил помощник, который в один прекрасный день может отказать в помощи просто по прихоти.

«Я здесь! Тот самый Амэ-но муракумо-но цуруги! Сталь, что ломает тысячи клинков!»

Священный меч Амэ-но муракумо-но цуруги, наконец, достали из ножен!

Серебристо-белый свет сконцентрировался в правой руке, воздетой к небесам. Меч, который украл и вобрал в себя непокорную мощь варваров, повторяя то, что было использовано против «Рёва дракона и рыка тигра» в битве с Лю Цуйлянь, он будет использован для решающего удара.

В данном случае целью на этот раз, естественно будет сила Великого Мудреца, Равного Небу, Сунь Укуна — сила стали!

Серебристо-белый свет материализовался над головой Годо, образуя серебристо-белое металлическое кольцо.

Это железное кольцо было сделано из той же стали, что и Великий Мудрец… Если уж и давать ему какое-то имя, то, естественно, наиболее подходящим будет «Обруч Ограничения», так? Это было буддистское сокровище, которое Авалокитешвара даровал монаху Суаньцзану, чтобы тот мог держать буйного Сунь Укуна в узде.

«Настало время уничтожить варваров, что идут отовсюду! Пришлые будут уничтожены!»

— Знаю, вперёд, Амэ-но муракумо!

Годо взмахнул своей правой рукой, заставляя серебристо-белый обруч рвануться к Великому Мудрецу, Равному Небу.

Как и Цзиньгубан, чья длина могла увеличиваться и уменьшаться по желанию, размеры данного обруча также можно было свободно изменять. Подобно Великому Мудрецу, данный обруч также мог создавать свои клоны, и Годо мгновенно разделил его на три огромных кольца.

Три кольца ударили по триединому Великому Мудрецу, Равному Небу, который вёл напряжённую схватку с двумя Благосклонными Королями.

В тот самый момент, как кольца ударили, Благосклонные Короли исчезли. Миссия выполнена, Лю Цуйлянь отозвала их.

«Угх!»

«Так вот что за ощущение беды, которое я недавно чувствовал?!»

«Успокойтесь, большой брат, средний брат!»

Три кольца ударили каждое свою цель: Великого Мудреца, Равного Небу, дикого кабана и дракона, обвивавшего Великого Мудреца. Этим они сковали тела богов, словно наручники.

Подобно обручу ограничителю Сунь Укуна, серебристо-белые кольца пленили триединого Великого Мудреца, Равного Небу, и его названных братьев — стоп, это не совсем верно!

Один из богов смог справиться с обручем и сбежал, и это, естественно, был Великий Мудрец, Равный Небу.

Ловко прыгая молниеносными движениями, он пытался сбежать вверх, но в этот раз его нагнала серебристо-белая вспышка света, она ударила Великого Мудреца прямо в лоб.

— Ай?!

Это была магическая пуля Джона Плуто Смита.

Годо был немало удивлён тем, что Великий Мудрец оказался достаточно крепким для того, чтобы выдержать прямой удар и всего лишь «ай» воскликнуть, но благодаря столкновению, божественная стальная обезьяна потеряла равновесие.

Используя представившийся шанс, Годо приказал Амэ-но муракумо-но цуруги направить серебристо-белое кольцо к убегающей добыче, наконец, в этот раз, сумев поймать Великого Мудреца, Равного Небу.

Таким образом, три кольца затащили трёх божественных духов обратно на дно кратера, который те создали своим вторым появлением.

Однако всего лишь обездвижить их не считалось победой.

Чёрная демоническая птица нырнула прямо в кратер с богами, и её могучие крылья начали испускать огонь.

— Ради истребления я считаю количество моих великих работ — я секира ночи, что призывает уничтожение, что опускает последний занавес по уничтожении мира, вестник ада!

Это было «Пламя аннигиляции», превращение, которое казнит всех врагов путём испепеления собственного тела.

Чёрное пламя плавило стальные кольца, обездвижившие Великого Мудреца, Равного Небу, и его подчинённых богов. В результате, созданные Амэ-но муракумо-но цуруги кольца были расплавлены до жидкого состояния.

Жидкая сталь заполнила кратер, поглощая Великого Мудреца и его братьев.

Словно естественная печь. Неуязвимая сталь была расплавлена и утратила свою форму. Великий Мудрец, Равный Небу, гигантский кабан и дракон, все обратились в бесформенную массу внутри печи.

Афина как-то сказала, что сверхвысокие температуры, которые могут расплавить металл, являлись естественным врагом стальных богов мечей.

И первая мысль Годо была про печь, поэтому «Пламя аннигиляции» и Амэ-но муракумо-но цуруги были использованы совместно — как раз для создания этого естественного врага!

— Вааааааа!!!

В сопровождении последних жалобных предсмертных криков Великий Мудрец, Равный Небу, и его названные браться полностью расплавились.

Момент полной победы трёх Чемпионов — Кусанаги Годо, Смита и Лю Хао.


[1] Праджняпарамита — одна из центральных концепций буддизма Махаяны, принципиально описывающая доктрину дхарм и пустотности, кажущейся реальности и пути бодхисаттв.

[2] Скандхи — это совокупность пяти типов опыта, из которых состоит наше, кажущееся реальным, «я». Иными словами, это «кирпичики», из которых складывается наша личность.

[3] Отрывок их книги Чжуан-цзы.

[4] Ваджра или ваджр — ритуальное и мифологическое оружие в индуизме, тибетском буддизме и джайнизме. Было создано божественным ремесленником Тваштаром из костей мудреца Дадхичи для Индры.